Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Страсти по року

24.11.2008 | Урманцева Анна | № 47 от 24 ноября 2008 года

Православный ответ Эндрю Ллойду Уэбберу

24 и 25 ноября в театральном зале Московского дома музыки прозвучит камерная версия «Страстей по Матфею», написанных епископом Иларионом (Алфеев). Аранжировку сделал Вячеслав Сержанов, и теперь исполнение религиозного произведения рискует смутить благочестивых христиан бешеными ритмами рок-музыки. Епископ Иларион рассказал The New Times, что не любит рок и опасается за свое переделанное для современного слушателя произведение. Аранжировщик «Страстей» заявил, что не боится гнева композитора

Композитор епископ Иларион: «Индустрия развлечений и Страсти Христовы — две вещи несовместные»

Я с некоторым испугом услышал от режиссера Алексея Иващенко, что два или три номера моих «Страстей по Матфею» аранжированы в стиле рока. Однако Алексей уверил меня, что это не повредит музыке и в целом все особенности оригинального сочинения сохранены. Я просил его показать мне партитуру, но он этого не сделал. Возможно, что я вообще не увижу партитуру до исполнения. Впрочем, может быть, так оно и лучше. Иначе я стал бы непременно вмешиваться в работу, которая делалась без моего участия. Пусть уж как будет, так и будет.

К рок-музыке я отношусь в целом отрицательно. Это, вероятно, в первую очередь связано с моим музыкальным воспитанием. Я воспитывался на высоких образцах классической музыки. Мои любимые композиторы — Бах, Брамс и Бетховен. Некоторые виды рока представляются мне однозначно опасными для человеческой психики. Например, «тяжелый рок», «металл», где музыка нередко основана на однообразном ритме мощной ударной установки и мощных электронных басов, напоминающих звук, издаваемый при бурении асфальта. В то же время я не могу перенести эту отрицательную оценку на всю рок-музыку. Более того, я признаю, что в рокї овой манере созданы и подлинные шедевры, такие как опера «Иисус Христос — суперзвезда». Когда я служил в армии, то слушал эту оперу вместе с другими солдатами в магнитофонной записи, и часто такое прослушивание становилось стартовым пунктом для беседы о Христе и Евангелии.

Если речь идет только о новой инструментовке, то я не против. Если речь идет о том, что Евангелие будет читаться не нараспев, то я тем более не против. Но если изменится стилистика произведения, его дух, его общее настроение, если «Страсти» превратятся в мюзикл, то это может разрушить композиторский замысел и исказить понимание истории Страстей Христовых. Конечно, я боюсь, что правильному пониманию помешает видео. Я не знаю, что будет в этом видео. Мне было бы интересно проиллюстрировать «Страсти» композициями из фресок, сохранившихся в православных храмах XI–XIV веков в Греции и на Балканах. Если же видеоряд будет построен только на пейзажах Святой земли или на каких-то кадрах из современной повседневной жизни, не связанных с тематикой Страстей Христовых, это может действовать и отвлекающе, и развлекающе. Посмотрим…

Церковь не должна превращаться в «развлекаловку», не должна гоняться за дешевыми эффектами только ради привлечения молодежи. Но мы должны быть открыты молодежи, и мы можем и должны искать новые формы свидетельства о Христе перед лицом невоцерковленных людей.

Если в новой версии священный сюжет окажется по каким-то причинам профанирован, для меня это будет большим разочарованием. Не смог бы я смириться и с участием таких людей, к примеру, как Алла Пугачева, Филипп Киркоров или Максим Галкин. Эти имена в моем сознании и в сознании многих людей связаны преимущественно или исключительно с индустрией развлечений. А индустрия развлечений и Страсти Христовы — две вещи несовместные.

Аранжировщик Вячеслав Сержанов: «Я впихнул туда много гармонии»

Стояла задача: немного оживить произведение, сделать его разнообразнее, интереснее и в тембровом отношении, и в ритмическом, а также добавить средств выразительности. К струнной группе и хору я добавил ударную установку, различные бас-гитары, литавры, большой барабан, набор церковных колоколов, трубчатые колокола и оркестровые перкуссионные инструменты, еще акустическую гитару и к лавиши. Я действительно дописал много нот. Иногда даже вступления и коды.

Я осознаю, что, вероятно, получилось другое произведение. Но это такое прочтение! Я убежден, что в моих аранжировках многие номера «Страстей» звучат более выпукло! И драматургически более доходчиво. В оригинальном варианте — все довольно лапидарно, без новшеств. А вот полифоническая техника епископа Илариона у меня вызывает восхищение! Но я устаю это слушать.

Что дает рок вообще и в этой аранжировке, в частности? Рок дает энергию! Энергия идет от ритма, от драйва, который создает ритм-секция. Достаточно трех музыкантов, которые могут поставить на уши весь зал! В том, что я написал, есть элементы арт-рока, элементы джаза, есть какие-то даже импровизационные элементы. Есть арии, которые написаны для хора, к лавишных и гитары. Я впихнул туда много гармонии, которой не было вообще. Кроме того, использовал шумы. Шумы отвечают происходящему в рассказе. Если это путь на Голгофу — то это стоны, скрежеты, шум толпы; если Иисуса приводят на суд — звон мечей; если Тайная вечеря — бытовые шумы; если землетрясение — гром, молния. Шумы будут введены в партитуру в процессе представления. Ну и на это все нак ладывается текст, который артистично произносит Алексей Иващенко.

Я не боюсь гнева епископа Илариона. Я готов отстаивать свою точку зрения. Я не знаю, почему так мало людей знает о существовании православного рока. Это очень глубокий вопрос. Я думаю — примерно потому же, почему отличаются календари. Кто-то упирается… Нужно взглянуть на этот вопрос немножко шире. Я действительно изменил в «Страстях» все, что можно. Но то, что нельзя, — не изменил!

Режиссер Алексей Иващенко: «Нашей Церкви не хватает режиссера»

Несколько месяцев я не решался приступить к постановке, потому что тема очень серьезная. Начал я с того, что переставил части местами — сделал аккуратный «перемонтаж». Потому что в варианте Илариона это воспринималось как музыкальное произведение, но не как реальная драматическая история. Я думаю, что Церковь должна делать шаги к своей пастве. Должна говорить современным языком. Крамолу сейчас скажу, но думаю, в ней будет соль: Церковь не делает шаги к современности, потому что нет режиссера, который мог бы эти шаги превратить в искусство, достойное тысячелетних традиций. Мы делаем великое дело.

Я не знаю, какая будет реакция у епископа Илариона. Честно — не знаю. Но надеюсь, что положительная, потому что дело-то богоугодное. А он нормальный современный человек.

Алексей Пузаков, художественный руководитель хора Третьяковской галереи (хор участвовал и в первом исполнении «Страстей по Матфею», и в этой версии): «Это шок! Но впечатление у меня хорошее»

То, что я сейчас услышал на репетиции, конечно, кардинально отличается от первоначального варианта «Страстей». Это другой язык, другая эстетика. В целом, несмотря на то что общее впечатление у меня хорошее, — это шок!

Но ничто не стоит на месте. Церковь тоже не является законсервированной структурой, которой все чуждо. В XVII–XVIII веках после знаменного распева она перешла на язык итальянской музыки, и это тоже в каком-то смысле был шок.

Новый вариант «Страстей» — это не музыка для богослужения. Это — музыка для мира, и аранжировка сделана тоже для мира. Христос в свое время ведь тоже проповедовал не каким-то избранным людям. Наша Церковь таких шагов не делала. Я думаю, это первый шаг.

Епископ Иларион (Алфеев Григорий Валериевич) родился 24 июля 1966 года в Москве.

С 1973 по 1984 год обучался в Московской средней специальной музыкальной школе им. Гнесиных по классу скрипки и композиции.

В 1984 году, по окончании школы, поступил на композиторский факультет Московской государственной консерватории.

В 1984–1986 годах служил в армии.

В январе 1987 года по собственному желанию оставил обучение в Московской консерватории и поступил послушником в Виленский Свято-Духов монастырь.

19 июня 1987 года в соборе Виленского Свято-Духова монастыря пострижен в монашество, а 21 июня в том же соборе рукоположен во иеродиакона архиепископом Виленским и Литовским Викторином.

В 1995 году окончил Оксфордский университет со степенью доктора философии. Определением Священного Синода от 7 мая 2003 года назначен епископом Венским и Австрийским. Автор более 500 публикаций, в том числе монографий по патристике, догматическому богословию и церковной истории, а также переводов творений Отцов Церкви с греческого и сирийского языков. Автор ряда музыкальных произведений, в том числе «Божественной литургии» и «Всенощного бдения» для хора без сопровождения, «Страстей по Матфею» для солистов, хора и оркестра.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.