Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Дальний Восток: время лоббистов

01.12.2008 | Резник Борис | № 48 от 01 декабря 2008 года


Хабаровске первым признаком кризиса стала паника среди клиентов Далькомбанка — скорее всего, спровоцированная, потому что не было оснований: банк устойчивый, с хорошей ликвидностью. Произошло это из-за банкротства хабаровского базового перевозчика «Дальавиа », который брал кредиты в этом банке. Кто-то пустил слух, что ликвидности не хватит и банк потерпит фиаско. Банк повел себя грамотно и панику сумел предотвратить.

Дележка неба

Что касается «Дальавиа», то тут великая драматургия. Компания была вполне успешная, у них новые самолеты — купили в Казани по лизингу 5 «Ту-224». Но два года назад «Дальавиа» решила объединиться с «Аэрофлотом», чтобы вести бизнес совместно (The New Times подробно писал об этом в №40, 2008). Руководство, назначенное «Аэрофлотом», оказалось совершенно некомпетентным, и в один момент стало очевидным, что у компании огромные долги и она вынуждена прекратить перевозки. На улице оказались 2800 человек. Из них более 300 — те, кто непосредственно летает: командиры кораблей, вторые пилоты, штурманы, радисты, бортмеханики. Им работать больше негде. По просьбе руководства Минтранса большинство маршрутов, которые ранее обеспечивала «Дальавиа», стала обслуживать авиакомпания «Владивосток Авиа». Администрация края начала переговоры с «Авиалиниями России», совместно созданными госкорпорацией «Ростехнологии» и московским правительством. Родилась идея на базе «Дальавиа» создать в Хабаровске филиал этой новой компании и таким образом сохранить коллектив. Да и очень удобную транспортную схему сохранить. Что такое Хабаровск? Это аэродром подлета, подскока, как авиаторы говорят, в любую точку Дальнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона.

Хабаровский губернатор Ишаев прилетал в Москву, вел переговоры с Чемезовым и Лужковым, появилась надежда, что этот вариант может быть претворен в жизнь, что филиал будет. Но вдруг хабаровчане узнают: Росавиация, подразделение Минтранса, выдала «Аэрофлоту» разрешение на выполнение регулярных рейсов на самых рентабельных линиях: Хабаровск — Ниигата и Хабаровск — Харбин. Почему «Аэрофлоту» отдали самые выгодные, денежные, валютоемкие направления? Да потому что министр транспорта Левитин — председатель совета директоров «Аэрофлота». Так город лишился серьезного источника дохода.

Железо и люди

Еще одна кризисная точка — предприятие «Амурметалл» (бывшая «Амурсталь ») в Комсомольске-на-Амуре. Хорошее предприятие, которое модернизируется, на котором установили новое оборудование. Но сегодня себестоимость производства выше продажной цены как на внешнем, так и на внутреннем рынке. Варить сталь стало невыгодно, и больше тысячи человек пришлось отпустить на вольные хлеба. Еще на одном огромном предприятии в том же Комсомольске, которое было когда-то градообразующим и бюджетообразующим, — Амурском судостроительном заводе — другая беда. Здесь построили ставшую печально знаменитой подлодку «Нерпа». Ее строили без малого 18 лет, брали под нее колоссальные кредиты, предназначена она для Индии в лизинг на 20 лет, и выручить должны были $760 млн, что позволило бы заводу вернуть кредиты и заработать. Других заказов на предприятии нет. А коллектив огромный, более 7 тыс. работающих.

Пока более или менее держится авиаобъединение имени Гагарина, где выпускают «Сухие», — КНААПО. Здесь совместно с американцами, французами и итальянцами делают среднемагистральный пассажирский лайнер «Сухой-Суперджет-100». Самолет уже поставили на крыло, провели испытания, на него есть заказы из разных стран. Большая доля бюджета Комсомольска-на-Амуре и Хабаровского края связана с этим производством. Только бы не помешал кризис…

Чем выживать

Дальний Восток могут спасти инфраструктурные проекты — программа развития производительных сил Дальнего Востока и Забайкалья, разработанная до 2013 года. Ее осуществление лоббирует сейчас Хабаровская краевая администрация. На эту программу федеральный бюджет выделяет 566 млрд рублей и недавно добавил еще 100 млрд. Даже если будут останавливаться предприятия, инфраструктурные объекты (строительство грузовых терминалов в порту Ванино, прокладка дороги Лидога — Ванино, реконструкция Транссиба и БАМа) могут создать новые рабочие места и смягчить последствия кризиса.

Вопрос в том, удастся ли в новых сложных условиях осуществлять эти уже утвержденные правительством проекты, получить заложенные под них средства? Пока «антикризисное» распределение средств носит странный характер, средства вкладываются не туда, где люди что-то производят, где есть перспектива и куда вложены серьезные инвестиции, а — в банки. Не исключено, что потом придется разыскивать эти деньги с помощью прокуроров. Как говорится, поп свое, а черт свое...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.