Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Фанатский марш по-ростовски

20.12.2010 | № 43 от 20 декабря 2010 года

В Ростове больше не танцуют лезгинку
21-1a.jpg
ОМОН наблюдал за маршем националистов по центру Ростова, а власти региона пошли на уступки митингующим

Фанатский марш по-ростовски. 12 декабря, на следующий день после беспорядков в Москве и Петербурге, около полутора тысяч человек прошли по улицам Ростова-на-Дону и провели митинг на Театральной площади. Но в отличие от двух столиц ростовский марш прошел без крови. Как это удалось — узнавал The New Times

Поводом для выступления стала смерть студента 2-го курса Ростовского государственного строительного университета (РГСУ) Максима Сычева. Это произошло 27 ноября. Спустя неделю информация о его гибели появилась в Сети. Сообщалось, что его убили соседи по общежитию, ингуши, якобы за отказ делать курсовую работу. Ростовский интернет взорвался, подключились региональные СМИ.

Сычев жил в общежитии в комнате с тремя соседями из Ингушетии. Проректор по воспитательной работе РГСУ Алексей Бескопыльный говорит, что Максим просил переселить его в другую комнату. Но комендант общежития не выполнил просьбу. 22 ноября камеры наружного наблюдения общежития зафиксировали, как Максим встретился с бывшим своим соседом по комнате Хасбулатом Мархиевым у входа в общежитие, и они ушли в соседний сквер. Через 20 минут на тех же камерах видно: Максим, шатаясь, возвращается ко входу, держится за голову. Скорая помощь отвезла его в больницу, там поставили предварительный диагноз: закрытая черепно-мозговая травма. По словам помощника руководителя следственного управления СКП РФ по Ростовской области Галины Гагалаевой, на следующий день Максиму сделали операцию по удалению внутричерепной гематомы, но спасти его не удалось: не приходя в сознание, он умер. В этот же день была начата милицейская проверка по факту смерти, которая закончилась 6 декабря. Материалы были переданы в следственное управление СКП по Ростовской области. 8 декабря было возбуждено уголовное дело по ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». К моменту возбуждения уголовного дела Хасбулат Мархиев исчез из общежития и был объявлен в розыск. По городу пошли слухи, что он скрылся в Ингушетии. Оказалось — нет. «Как только было возбуждено дело, среди родственников была проведена серьезная работа, приехал его брат, и мы сами в субботу (11 декабря) отвезли парня в милицию», — рассказал полномочный представитель президента Ингушетии в Ростовской области Магомед Дарсигов.

Ведомые и ведущие

Идея провести акцию памяти Максима Сычева возникла спонтанно в ростовском интернете. Решено было прийти 12 декабря к общежитию РГСУ и зажечь у входа свечи. Подключились националистические организации — «Русский образ», «Тихий Дон», «Русское сопротивление — Юг», ДПНИ. По словам организаторов, именно футбольные фанаты составили основную массу участников митинга и шествия.

Утром 12 декабря на железнодорожный и автобусный вокзал Ростова-на-Дону подъезжали электрички и автобусы из Таганрога, Волгодонска, Шахт, Новочеркасска, Азова, Миллерово, оттуда выходили группы молодых крепких парней и направлялись в центр города, к месту предварительного сбора фанатов. К назначенному времени — 16 часам — недалеко от общежития РГСУ собралась группа примерно 500–700 человек. Выстроились в колонну, двинулись к общежитию. Туда же подошли руководители РГСУ, представители политических партий, казаки. Место гибели и проведения акции по широкому периметру было оцеплено милицией — пешей и конной. Сквозь милицейский кордон пропускали свободно, без досмотра. Неподалеку дежурил ОМОН.

По словам начальника ГУВД Ростовской области Лапина, под усиленную охрану были взяты 340 общежитий, в которых живут иностранцы и выходцы с Кавказа, места традиционного скопления людей. Были вызваны дополнительные силы из Таганрога, Волгодонска, Азова. Накануне акции состоялось совещание — исполнительные власти региона, руководители вузов, правоохранительные органы. По словам руководителя пресс-службы ГУВД Ростовской области Алексея Полянского, было решено не препятствовать движению марша и не задерживать участников, если нарушения порядка будут иметь незначительный характер.
 

Было решено не препятствовать движению марша и не задерживать участников, если нарушения порядка будут иметь незначительный характер    


 
Собралось около 1,5 тыс. человек. Люди подходили, ставили свечки у стула с портретом Максима, клали цветы. Никто не произносил никаких речей. Выступить попытались ректор РГСУ Леонид Зеленцов, руководитель комитета по молодежной политике администрации области Сергей Чуев, представители казачества. Но толпа им этого не позволила, скандируя «Ростов — русский город», «Русские — вперед!», «Один за всех, все — за одного».

Власть слушает

Около 17 часов, когда уже стало смеркаться, словно по чьей-то команде толпа выстроилась в колонну и двинулась в центр. Метров через 50 дорогу маршу преградил ОМОН. Противостояние длилось минуты три — омоновцы разомкнули строй, пропуская толпу. У входа в Драматический театр им. Горького собралось около 700 человек. Их окружали несколько милицейских кордонов. «Театральная площадь — это финиш, — говорит футбольный фанат Роман. — Отсюда либо уже уходи, либо митингуй, выдвигай требования. Мы выбрали второе». Трибуной стал милицейский уазик.

Выслушать митингующих на Театральной площади пришел вице-губернатор Ростовской области Сергей Горбань. Он пригласил их в здание театра для переговоров. К девяти часам вечера Театральная площадь опустела.

И слышит

14 декабря в администрации области прошла встреча исполнительной власти региона с участниками марша. Договорились о создании рабочей группы, куда войдут по три представителя от милиции, исполнительной власти и тех, кто был на митинге. Им предстоит реализовать несколько первоочередных мер, которые помогут успокоить общество.

21-2a.jpg
Исполнение лезгинки на улицах Ростова теперь запрещено. Но благодаря готовности властей идти на переговоры впервые этнический конфликт не завершился кровопролитием


Среди них — открытый суд над убийцами Максима Сычева, привлечение к ответственности руководства вуза и коменданта общежития, ограничение числа целевых мест для студентов — выходцев с Северного Кавказа, создание дружин и запрет на исполнение лезгинки на улицах Ростова. С последним пунктом — запретом лезгинки — оказался согласен и помощник полномочного представителя президента Ингушетии в Ростовской области Зелимхан Гереев: «Это красивый, гордый танец, но, когда его исполнение превращается в нарушение общественного порядка, такое безобразие нужно останавливать». По словам Гереева, сейчас ситуация в Ростове остается напряженной, на днях была попытка спровоцировать выходцев с Кавказа на ответные правонарушения.

15 декабря в полпредство Ингушетии пришел руководитель организации «Тихий Дон» Артур Зыков, чтобы принести извинения мусульманам Ростова за оскорбительные лозунги, звучавшие во время марша. А еще 10 декабря свои соболезнования родным Сычева принес президент республики Юнус-Бек Евкуров. Зелимхан Гереев сказал, что представители ростовской ингушской диаспоры обязательно поедут в село, к родителям Максима. Но сделают это чуть позже, на следующей неделе: «Сейчас еще очень свежи душевные раны от потери сына».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.