Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Лесная ботва

21.12.2010 | № 43 от 20 декабря 2010 года

Власти окончательно определились с судьбой Химкинского леса. Трасса «Москва — Санкт-Петербург» пройдет по первоначальному маршруту. На нынешнем этапе строительства — подписано концессионное соглашение, произведена вырубка и так далее — менять что-то уже поздно. Экологи даже что-то получили взамен: в лесу не будет заправок и магазинов, трассу защитят экранами, под ней прокопают лазы для зверей. Но их главное требование — не строить дорогу в лесу — не выполнено.

Президент Медведев, лично остановивший строительство в лесу, не стал комментировать принятое решение. Его пресс-секретарь и помощник ограничились сожалениями: слишком поздно. Правительство в лице профильного транспортного вице-премьера Сергея Иванова, наоборот, воодушевленно заявляло: благодаря совместным действиям всех заинтересованных сторон ущерб сведен к минимуму, а размер компенсаций значительно превысил первоначальные планы.

Что это было? Вот главный вопрос года. Вмешательство в конфликт вокруг лесной трассы оставалось единственным публичным действием Дмитрия Медведева, которое удалось инициировать так называемой либеральной общественности. И это действие закончилось ничем. На крючок был подвешен вопрос о способности Медведева принимать те самые пасы от пораженных в правах общественных групп, которых, как казалось многим, в Кремле заинтересованно ждут. Пас вышел неудачным. Группы, обиженные на кремлевское вероломство, ушли искать своего кандидата в президенты-2012. Медведев отмолчался.

Зачем вообще стоило все это начинать, осталось совершенно неясно. Непереносимость трассы была очевидна еще в августе. Губернатор Подмосковья Борис Громов официально попросил возобновить ее строительство спустя неделю после объявления президентского моратория. Все федеральные ведомства сплотились на ее защиту и высказались в поддержку согласованного маршрута к середине сентября. Какую цель преследовал Медведев, устраивая небольшое политическое представление на тему Химок?
 

Вся страна еще раз убедилась, чьи планы не могут быть скорректированы никем, даже президентом   

 
Конспирологи со стороны и внутри Кремля уверены: проблема трассы была приманкой, ловушкой, расставленной на бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Первая фаза операции удалась. Попавшись в ловушку, мэр лишился поста и места на политическом олимпе. Со второй, как считают конспирологи, ничего не вышло. Своего человека на Москву Медведев поставить не смог. И после двухнедельной паузы столицу возглавил путинский выдвиженец и соратник Сергей Собянин. Путин и теперь не устает его нахваливать. И не забудет внести в свою копилку успехи нового мэра, если они, конечно, будут.

Другие наблюдатели, в основном чиновники Кремля, объясняли смысл президентского вмешательства по-другому. Мол, Медведев хотел не столько спасти лес, сколько намекнуть, что любую проблему можно решить прилично. Без насилия и ОМОНа. Показать, так сказать, свой политический стиль. И задать новые рамки работы с общественными интересами. Этот план, если он существовал, тоже провалился. Консенсус вроде найден. Но он сработал не на Медведева, а на Путина. Вся страна еще раз убедилась, чьи планы не могут быть скорректированы никем, даже президентом. Тем более по просьбе либеральной общественности.

Вот и выходит, что вне зависимости от истинных мотивов вмешательства президента в Химкинский кейс — итог очевиден. Не доведя дело до конца, Медведев потерял очки, время и часть лидерской репутации, которая ему особенно необходима накануне больших выборов 2012 года. Утопией оказался сам «серединный» политический курс президента: менять, не отменяя. Химки доказали, что это невозможно. Ни политически, ни даже грамматически.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.