Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Расследование

#Суд и тюрьма

Лес рубят — щепки летят

08.12.2008 | Куцылло Константин | № 49 от 08 декабря 2008 года

За что избили редактора «Химкинской правды»

Врачи продолжают бороться за жизнь главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова. Кому он мешал — расследовал The New Times

Михаил Бекетов был найден в бессознательном состоянии у порога собственного дома в поселке Старбеево 13 ноября. Он пролежал на морозной ноябрьской земле несколько часов, после того как на него напали неизвестные с битами и забили практически до смерти. Деньги и ценности не взяли, в дом не вошли, машину не угнали. Просто избили и бросили умирать, уверенные, что до утра не доживет. Утром его увидели соседи. Он не умер. У него была пробита голова, переломаны кости, отморожены пальцы. Но он был еще жив. В химкинской горбольнице ему пытались оказать посильную помощь, но потом были вынуждены перевезти в Москву, в Институт Склифосовского. Не только потому, что для спасения находящегося в коме журналиста потребовалась более квалифицированная медицинская помощь, но и потому, что оставаться ему в Химках было опасно: неизвестные позвонили в реанимационное отделение больницы и пообещали Бекетова добить.

По факту нападения возбуждено уголовное дело об «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью», решается вопрос о его переквалификации в «покушение на убийство». Следствие передано из подмосковного ГУВД в Следственное управление Генеральной прокуратуры по Московской области. Виновные пока не обнаружены. Но в глазах большинства химчан это нападение на издателя и главного редактора «Химкинской правды» связано с одним — с его противостоянием городским властям.

Жизнь как борьба

Первое громкое столкновение Бекетова с властями Химок произошло в апреле 2007 года. Тогда химкинское руководство решило перезахоронить останки советских воинов у памятника погибшим летчикам на Ленинградском шоссе, мотивируя это тем, что шоссе надо расширять и что у памятника по ночам топчутся проститутки. Пригнали экскаватор и разрыли могилы. Бекетов сфотографировал раскуроченные захоронения и написал об этом статью в «Химкинской правде», обвинив городских начальников в варварстве. Разразился скандал, после которого руководству Химок пришлось оправдываться и срочно организовывать торжественные похороны на городском кладбище. А 24 мая 2007 года был взорван автомобиль Бекетова — во дворе дома, в том же Старбеево. Бекетов рассказал, что взрыву предшествовали телефонные угрозы со стороны городской администрации, и заявил, что он считает взрыв машины «политическим террором, где заказчиком выступил господин Стрельченко», то есть глава администрации Химок. Попутно рассказал, что общался по поводу взрыва машины с заместителем химкинского градоначальника Алексеем Валовым, и тот ему прямо сказал: «Не держите зла за машину — бог дал, бог взял».

Городской же голова Владимир Стрельченко счел слова Бекетова клеветой и спустя несколько месяцев, в феврале 2008 года, подал на него в суд. Но в ходе первого же заседания суда был выявлен подлог следствия: в материалы дела были вписаны слова свидетеля, которые тот не произносил. «Кроме того, невозможно возбуждать дело о клевете, если дело по факту совершения преступления, в данном случае взрыва машины, еще продолжается, — считает адвокат Бекетова Станислав Маркелов. — Клевета определяется как обнародование заведомо ложных сведений. Как это может быть клеветой, когда неизвестно, что на самом деле произошло?»

Между тем представители администрации стали активно бороться с «Химкинской правдой». Препятствовали работе распространителей издания, изымали тиражи газеты из магазинов и парикмахерских. Владельцам торговых заведений, где появлялась «Химкинская правда», угрожали, предлагали «убрать мусор». Используя административный ресурс, предпринимателям запрещали давать рекламу в газету Бекетова. «Допрыгаешься», — говорили ему в телефонную трубку. В какой-то момент выпуск «Химкинской правды» даже пришлось приостановить на полгода.

Химкинские полковники

Комментируя все эти события, местные журналисты ввели новый термин: «хунта полковников». Дело в том, что верхушку городского руководства составляют члены «Боевого братства» — объединения ветеранов военных конфликтов советских времен, главным образом «афганцев». Глава Химок Владимир Стрельченко, орденоносный герой-«афганец» и полковник в отставке, был избран на должность в 2003 году. После этого руководящие посты в городе начали занимать бывшие военные: восемь из девяти заместителей главы городской администрации — военные отставники и члены «Боевого братства».

Василий Шарандак, тоже отставной военный, ныне заместитель главного редактора газеты «Химкинские новости» (официального печатного органа администрации, создателем и первым главным редактором которого был Михаил Бекетов), критикует издание своего коллеги: «Газету его я читал. Как журналист, я не воспринимаю его манеру подачи материала. Все излагалось в довольно грубой форме. Я бы сказал, что это материалы сугубо личные, субъективные. Вот даже если пример привести — у нас очень много бывших офицеров работает на различных должностях. Везде — и в журналистике в том числе. И всех офицеров он огульно называл, так сказать, разными словами. Это очень неприятно. Мы мотались по гарнизонам по всему Советскому Союзу, когда Бекетов тут сидел и статеечки пописывал. Мы кровь отдавали свою и жизнь — и потом нас вот так вот всех».

Михаил Бекетов своей журналистской деятельностью помешал не только полковнику Стрельченко и его восьми верным заместителям, но и самому главному «боевому брату» — генералу Борису Громову. Именно губернатор Громов подписал решение о выделении земельной полосы аж шесть километров шириной по маршруту будущей скоростной трассы Москва — Петербург. И мэр Химок полковник Стрельченко конечно же это решение должен был выполнить. О том, что Михаила Бекетова могли попытаться убить именно за его борьбу по спасению химкинского леса, обреченного на вырубку, первым заявил Олег Митволь, заместитель главы Росприроднадзора, выдвинув версию о том, что вина за покушение на Бекетова может лежать на администрации города Химки. «Эту версию я считаю абсолютно обоснованной, — пояснил Олег Митволь The New Times. — Когда возникла идея строить новую трассу, многие жители Химок были за. Нужна нормальная дорога. Грузовики идут через город, аварийность огромная… Но вдруг выяснилось, что под это дело предполагается рубить химкинский лес. И хотя существовало два альтернативных варианта, которые не затрагивали лес, был выбран тот, который шел через него. Причем, допустим, можно вырубить просеку шириной 20 метров, хотя и против этого мы возражали, но губернатор Громов подписал постановление о вырубке по 3 километра в каждую сторону от осевой линии... Спрашивается, зачем это нужно? А вот зачем: с января 2007 года местные власти, в лице Московской области в нашем случае, получили право без федерального согласования выделять земли вдоль дорог под элементы инфраструктуры. Если вырубить 6 километров в ширину (а в некоторых местах этот лес не более километра, то есть речь идет о полном его уничтожении), то получается очень много участков под аренду и продажу. Это же золотое дно! Уже сейчас в интернете висят объявления о продаже участков вдоль трассы предполагаемого строительства. И почти год из-за борьбы экологических организаций, защищающих лес, и из-за Михаила Бекетова, постоянно пишущего в своей газете об этом, в воздухе висят большие, очень большие деньги, которые все никак не могут упасть в карманы чиновников».

Узнать мнение губернатора Громова по данному вопросу The New Times не удалось. Химкинский же градоначальник сказал, что он защищает исключительно интересы горожан. «Я действую в интересах жителей, — утверждает Владимир Стрельченко, — чтобы дорога не прошла по местам проживания, там, где коллективные хозяйства, ветеранские садовые участки, чтобы это все не задело... Маршрут выбирают инженеры, не я. Ну поймите, не может же дорога идти через город, разрушить все дома. Мы выбрали самый пустой участок, где не проживает никто. И он как раз попадает на федеральный лес».

Редактор газеты «Гражданское согласие» Анатолий Юров считает, что Михаилу Бекетову угрожали и в конце концов напали на него не только из-за статей по поводу леса. «В своих публикациях он описывал жизнь во всех проявлениях. И лес, и точечная застройка, и кредиты — все то, о чем не хотят слышать власти предержащие, — говорит Юров. — Его уже года полтора пугали. И в какой-то момент он действительно испугался, когда взорвали его машину. Ему тогда звонили по ночам, угрожали, обещали самого сжечь. Он взял тайм-аут, несколько месяцев не издавал газету. Даже хотел уехать. А потом принял решение возобновить издание. Последний раз мы с ним встречались 11 ноября. Он тогда мне сказал, что «был слет, и меня заказали». Слет — совещание в администрации. Один из участников ему передал, что его собираются убить. Я в это не поверил, если честно. Потому что в голове это не укладывается. Но 11-го он мне это сказал, а 12-го его уже забили практически до смерти».

Перевод стрелок

Через полторы недели после избиения Михаила Бекетова состоялось заседание комиссии Общественной палаты по защите свободы слова. Пришел туда и глава химкинской администрации Владимир Стрельченко. Коротко сказав, что произошла «большая беда» и что «защищать от физического насилия надо всех», он предложил поинтересоваться, «откуда у Бекетова деньги на издание собственной газеты и кто его спонсировал». Другой представитель ветеранского союза, пришедший на заседание палаты поддержать боевого товарища, намекнул, что у Бекетова могли быть «криминальные связи». Председатель амурского отделения «Боевого братства» Владимир Мошков заявил The New Times, что ему показывали фотографии, на которых из дома Бекетова выходила группа женщин, и что тот мог заниматься сутенерством. Но адвокат журналиста Станислав Маркелов и близкий друг Бекетова Анатолий Юров утверждают, что никакого бизнеса у журналиста не было. «Помимо журналистики, отдельного бизнеса у него не было, — говорит Юров. — И врагов — в этом плане — тоже. Он был талантливый журналист, подрабатывал во многих изданиях. В «Парламентской газете», в «Труде», еще в каких-то нерядовых газетах. И у него были какие-то сбережения. Небольшие, но были. Все материалы в «Химкинской правде» — его собственные. Насколько мне известно, у него была верстальщица, которая макетировала газету. А все остальное — корреспонденции, компоновка, заголовки — это он сам, в одиночку».

На том же заседании Общественной палаты член «Боевого братства» Мошков, после того как представитель Генпрокуратуры сообщил присутствующим, что следствие по делу о нападении на Михаила Бекетова выведено из подчинения областному ГУВД, поспешил заявить, что «афганцы» к этому избиению не имеют никакого отношения.

— Вообще-то тут никто не говорил про «афганцев», вы первый произнесли это слово, — заметил Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности.

— На воре шапка горит, — бросил Олег Митволь и вышел из зала.

Всероссийское общественное движение ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство» было создано в 1997 году на базе разрозненных объединений и фондов ветеранов афганской войны. Возглавил союз «афганцев» генералполковник Громов, ныне губернатор Московской области, получивший Звезду Героя Советского Союза во времена командования 40-й армией советского контингента войск в Афганистане. Его афганский адъютант, полковник Алексей Пантелеев, также принимавший активное участие в создании организации, сейчас вице-губернатор Московской области. Другой важный игрок в этой команде — Николай Шуба, главный федеральный инспектор в Московской области, зампредседателя «Боевого братства». Непосредственные заместители Громова по ветеранскому объединению Дмитрий Саблин и Лев Серебров являются депутатами Госдумы. В целом по России «Боевое братство», по данным самого ветеранского движения, насчитывает более 750 тысяч человек. Это всего лишь в два раза меньше, чем в партии «Единая Россия».

В 2008 году в Барнауле был избит Валерий Савинков, редактор информагентства «Банкфакс» по Алтайскому краю. В Махачкале избиты политический обозреватель дагестанской газеты «Свободная республика » Заур Газиев и корреспондент отдела спорта дагестанского еженедельника «Черновик» Александр Поляков. В подмосковном Долгопрудном — корреспондент информцентра «Панорама» Григорий Белонучкин. В Нальчике — главный редактор «Газеты Юга» Милослав Битоков. В Ингушетии был похищен и избит редактор сайта правозащитной организации «Машр» Зураб Цечоев. В Дагестане убили ведущего исламской телепрограммы «Мир вашему дому» Тельмана Алишаева и председателя ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилова, а в Ингушетии — владельца и редактора оппозиционного сайта «Ингушетия.ру» Магомеда Евлоева.

Избиение Бекетова — не первое покушение на журналистов в истории Химок. В 2006 году было совершено нападение на главного редактора «Гражданского форума» Юрия Гранина и ответственного секретаря Юрия Слюсарева. Оба попали в больницу, после чего выпуск оппозиционного издания прекратился. В 2007 году был избит Анатолий Юров, главный редактор газеты «Гражданское согласие», еще одного независимого издания, также критиковавшего действия химкинской администрации. Позже на него опять напали — журналист получил 10 ножевых ранений.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.