Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Коррозия металла

08.12.2008 | Докучаев Дмитрий , Крылов Дмитрий | № 49 от 08 декабря 2008 года

Российские сталевары гасят домны

Из всех отраслей российской экономики кризис сильнее всего ударил по металлургии. Крупнейшие заводы страны вынуждены прибегать к экстренным мерам — останавливать доменные печи. В каком положении находится одна из важнейших отраслей страны и каковы ее перспективы — изучал The New Times

Показателей нездоровья еще недавно процветавшей металлургической отрасли более чем достаточно: в октябре 2008-го она упала на 7,1% по сравнению с сентябрем, при этом, скажем, по листовому прокату производство сократилось почти на 20%. Еще показательнее обрушение котировок акций и, как следствие, капитализации ведущих металлургических предприятий — тут произошло падение в разы (см. таблицу). Не случайно именно металлургические предприятия, такие как Магнитка и «Северсталь», первыми объявили о сокращении производственных программ, а вслед за этим — и штатов. (Подробнее об этом — в The New Times №48 от 1 декабря.) Наконец, в соответствии с недавно обнародованными данными Росстата, именно те регионы страны, которые являются центрами черной металлургии (Липецкая, Вологодская и Челябинская области), продемонстрировали наибольший спад производства в ноябре. По мнению экспертов, опрошенных The New Times, производственные, финансовые и социальные проблемы вотрасли в дальнейшем будут только нарастать.



Сжатие маржи

«2009 год будет самым сложным для металлургической отрасли России за последние десять лет, — говорит аналитик компании «Тройка Диалог» Михаил Стискин. — Замедление темпов мирового экономического роста привело к падению цен на сырьевые товары. Поэтому у российских металлургических компаний резко сжалась маржа».

Казалось бы, причем тут мировая экономика, когда речь идет о зауральских доменных печах? Но в современном глобальном мире все связано. Цепочка здесь такая: проблемы в американской экономике привели к тому, что люди стали меньше потреблять, и Россия, будучи экспортоориентированной страной, уже сегодня почувствовала на себе изменения в потребительских предпочтениях. В связи с этим Михаил Стискин напоминает, что металлургия — весьма зависимая от внешней конъюнктуры отрасль отечественной экономики: предприятия цветной металлургии поставляют за рубеж 90–95% продукции, черной — 50%. Российский экспорт в денежном выражении на 16% состоит из металлов (больше — 65% — приходится только на нефть и газ).

Продукция российских металлургических компаний идет на производство автомобилей американских и прочих мировых автогигантов, а также используется для нужд строительства. Именно по этим двум позициям и происходит главный спад потребления — прежде всего в США, а теперь и в остальных развитых странах мира. Соответственно, упал спрос и на продукцию отечественной металлургии. Дальше, по цепочке, следует падение спроса на уголь, который является главным сырьем для металлургических предприятий, что ставит под удар шахтерские регионы страны, а также грозит сокращением железнодорожных товарных перевозок (поскольку значительная часть их ориентирована на транспортировку угля). Характерно, что о проблемах металлургии подробно высказался на прямой линии с населением страны и премьер Владимир Путин: «Мы знаем, что потребление металла в мире упало в связи с сокращением производства в автомобильной промышленности. Например, в США — на 30 с лишним процентов, в Японии — 15, в Европе — 20. Сократился и экспорт нашей продукции за рубеж». Премьер связывает улучшение ситуации в отрасли с изменением в лучшую сторону мировой конъюнктуры. Однако пока прогнозы пессимистичные: аналитики агентства Bloomberg предсказывают, что мировое потребление стали в 2009 году снизится еще на 5%.

Плохие долги

Впрочем, не стоит во всем винить заграницу. Российские компании сделали все, чтобы усугубить ситуацию, набрав в огромном количестве кредиты за рубежом.

По словам научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина, по объему внешних займов металлурги проигрывают только нефтянке, но зато эти долги «хуже управляемые». При этом, утверждает Делягин, если сравнивать с нефтянкой, то металлургия не имеет гарантированных рынков сбыта и прямой господдержки: «А еще металлурги не имеют такой развитой системы лоббирования своих интересов во власти, как нефтяники. Кроме того, в отрасли, в отличие от нефтянки, процесс дележа не закончен: «Мечел», «Норникель» до недавнего времени оказывались в центре скандалов».

При этом аналитик компании «Атон» Ольга Митрофанова утверждает, что долговая нагрузка среди металлургических компаний распределяется по-разному. «Трубная металлургическая компания и «Евраз Груп» находятся в худшей ситуации, чуть лучше — у «Мечела», но все ждут, что им придет на помощь государство, и их запросы на получение денежных средств в той или иной мере будут удовлетворены», — говорит эксперт.

Однако пока внутренний, равно как и внешний, спрос на металл показывает снижение. В итоге цены по отдельным товарным группам черной и цветной металлургии снизились на 50–70%. Единственный выход в сложившейся ситуации — минимизация издержек: экономия на электроэнергии, сокращение работников, замораживание инвестиционных проектов, остановка доменных печей.

Крайние меры

По такому пути пошли все крупнейшие металлургические предприятия страны. Первым приостановил работу мартенов в начале ноября Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК). В компании эту меру называют временной: возобновить работу мартенов планируют к началу II квартала 2009 года. Сейчас на НЛМК работают два из пяти агрегатов. Это равнозначно снижению объемов производства стали на 10%.

Приостановил работу печи и Западно-Сибирский металлургический комбинат, входящий в «Евраз Груп». К концу ноября сдалась «Северсталь», которая владеет вторым в России по величине сталелитейным предприятием — Череповецким металлургическим комбинатом (ЧерМК). Компания объявила о приостановке работы двух из пяти печей и снижении производственных мощностей на 50%. Необходимость более рациональной загрузки других металлургических агрегатов комбината, стабилизация производства и финансового положения — основные причины вывода печей, говорится в официальном сообщении компании.

Информацию о выводе печей не подтвердили, но и не опровергли The New Times в компании «Мечел». «Снижается производство, поскольку снижается платежеспособный спрос. Официальных решений на бумаге пока нет», — сказал начальник отдела по связям с общественностью «Мечела» Илья Житомирский. Решение будет принято в ближайшее время, уверил сотрудник компании.

Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) остановил четыре из восьми печей. В компании заявили, что это не является критическим и показательным событием, и обратили внимание на реализацию антикризисной программы на комбинате.

«Сокращение производства является наиболее адекватной реакцией предприятий металлургической отрасли на падение цен на продукцию и снижение спроса, — считает первый зам главного редактора журнала «Металлоснабжение и сбыт» Валерий Завязкин. — Сбывать металл ниже себестоимости никто не хочет, дешевле задуть доменные печи, а затем перезапустить их».

«В советские годы остановка печей являлась знаковым событием для предприятия, — пояснил замдиректора по перспективному развитию компании «Челябинский опытный завод» Валентин Мыльников. — Чтобы перезапустить одну печь, нужен как минимум миллион долларов, потому что производство чугуна — непрерывный процесс. Понижение объемов производства наносит существенный вред конструкции печи».

Ясно, что остановка доменных печей, с учетом крайней технологической сложности и дороговизны их перезапуска, показатель крайнего неблагополучия на предприятии, какую бы хорошую мину при этой плохой игре ни демонстрировали официальные лица.

Горячие дни

В такой ситуации выживут те, кто сможет минимизировать собственные издержки, а также наилучшим образом наладит собственную логистику, считает Делягин. По мнению опрошенных The New Times экспертов, НЛМК и «Северсталь» находятся в несколько лучшем положении, чем, к примеру, «Евраз», потому что у этих предприятий издержки на транспортировку продукции гораздо ниже. Высказываются прогнозы и о том, что тяжело придется «Норникелю»: ожидается, что падение спроса на никель в мире составит 15%.

Впрочем, под ударом окажутся не только «гранды». «Проблемы могут возникнуть у небольших предприятий, например таких, как Челябинский цинковый завод или Новосибирский оловянный завод. Не исключено, что обе компании ждет банкротство: вряд ли помощь государства дотянется до небольших производств», — считает Михаил Стискин.

По мнению Ольги Митрофановой, банкротство ждет 10–20% предприятий отрасли, но это все небольшие и малозначимые для промышленности предприятия. Так что кризис приведет к укрупнению компаний за счет поглощения обанкротившихся предприятий и поставщиков сырья.

Какой бы прогноз ни оправдался, ясно одно: у металлургии впереди горячие дни.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.