Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Ставки сделаны

08.12.2008 | Алексашенко Сергей | № 49 от 08 декабря 2008 года

На что Центробанк поставит рубль

Начиная с прошлого месяца Банк России фактически осуществляет плавную девальвацию рубля и одновременно последовательно повышает процентные ставки (последнее повышение — до 13% с 1 декабря). Эти решения неоднозначно оцениваются бизнес-сообществом и экспертами. The New Times анализировал мотивы и последствия решений, принятых Банком России

Генералы, как известно, готовятся к новым войнам, используя стратегию и оружие войн предыдущих. То же правило применимо и к девальвации, которую настойчиво рекомендуют правительству многие эксперты. Резкое падение стоимости рубля в августе 1998-го привело к тому, что уже в ноябре того же года российская экономика смогла воспользоваться сокращением потока импортных товаров и начала бурно расти. Однако ситуация десятилетней давности не повторится. И вот почему. В 1998 году трансформационный спад, начавшийся в момент распада СССР, прекратился. При этом экономический рост в 1997-м был очень слабым, промышленность обладала огромными неиспользовавшимися производственными ресурсами (трудовыми, сырьевыми, технологическими). Именно наличие этих ресурсов позволило экономике достаточно быстро отреагировать на появление новых возможностей и начать десятилетие роста. Сегодня таких избыточных резервов у экономики нет, а значит, и рассчитывать на резкий рост производства после сокращения импорта нельзя. Скорее, может возникнуть иная ситуация: исчезновение подорожавших импортных товаров приведет к снижению совокупного предложения и, следовательно, к росту цен.

Шок на пользу?

Есть у девальвации свой плюс, хотя и не слишком значимый: снижение долларовых издержек у экспортеров улучшит их финансовое положение. Но есть и очевидные минусы: разгон инфляции за счет подорожания импортных товаров, увеличение бремени долгов, полученных в иностранной валюте как компаниями и банками, так и населением. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и психологическую травму, которую разовая девальвация неизбежно нанесет всему населению страны. Думается, именно с этим связана фраза премьера Путина, сказанная на съезде «Единой России»: «Мы сделаем все, что от нас зависит, для того, чтобы... больше не было экономических шоков 1991 и 1998 годов». Главе правительства вряд ли хочется, чтобы его премьерство ассоциировалось с непопулярными решениями.

Однако есть и объективная сторона проблемы девальвации, которая на профессиональном языке называется «резкое ослабление платежного баланса». Пока очень сложно прогнозировать, как отреагирует российская экономика на мировую рецессию и кредитное сжатие, поскольку она сталкивается с этим впервые. Тем не менее налицо следующие факты:

1) в 2009 году российские банки и компании должны заплатить немногим более $100 млрд в погашение внешнего долга; с учетом закрытых кредитных рынков следует рассчитывать на то, что перекредитоваться не удастся;

2) в 2009 году по неторговым статьям текущих операций (доходы от труда, проценты и услуги) отрицательное сальдо может составить $60–65 млрд, то есть именно на эту сумму платежи из России превысят платежи, приходящие в нашу страну;

3) экспортные цены на нефть упали более чем в два раза, экспорт нефти в текущем году уже снизился на 6%, и этот процесс может продолжиться; резко снизились цены на все остальные сырьевые товары (кроме газа, цены на который начнут снижение в первом квартале следующего года): все это может привести к уменьшению экспортных поступлений более чем на треть. Это означает, что в 2009 году Центральный банк будет вынужден израсходовать $120–150 млрд на поддержание платежного баланса.

В принципе, если бы спад в мировой экономике завершился в следующем году, а российские власти не впрыскивали в экономику избыточную рублевую ликвидность под лозунгами поддержки «ключевых секторов и компаний», то такая потеря валютных резервов была бы допустима и Центральный банк мог бы продолжать проводить свою политику стабильности курса рубля. Но такой уверенности, естественно, ни у кого нет, а это значит, что наши власти должны попытаться скорректировать правила игры таким образом, чтобы немного «придавить» импорт, сделать его более дорогим. Путей два: дополнительная импортная пошлина на все товары или ослабление рубля (неважно, разовое или постепенное в течение нескольких месяцев). Введение дополнительной импортной пошлины будет наталкиваться на крики и стоны импортеров и потребителей, разовая девальвация рубля окажется сильным психологическим шоком для всего населения и крайне болезненным ударом по самолюбию властей.

В такой ситуации путь, выбранный Центральным банком, похоже, остается единственно возможным: постепенно ослабляя рубль, Банк России будет делать импортные товары более дорогими и тем самым снижать спрос на них, пытаясь создать новый баланс на валютном рынке.

Тормоз для инфляции

Но очевидно, что подорожание импорта приведет к росту инфляции. И потому Центральный банк начинает борьбу с инфляцией. Неожиданность состоит в том, что предшествующие пять-шесть лет и Банк России, и правительство спокойно относились к инфляции, не считая нужным бороться с ней. Даже когда нынешней весной инфляция разогналась до 15% годовых, власти больше уповали на традиционный «авось», нежели на конкретные меры денежной политики. Сделав несколько заявлений о необходимости повышения стоимости денег, Банк России уже в шестой (!) раз за этот год поднял ставку рефинансирования, причем если первые четыре раза повышение составляло 0,25%, то последние два шага были более существенными — по одному процентному пункту.

Впрочем, всем известно, что ставка рефинансирования носит в России символический характер, никаких операций по этой ставке Центробанк не совершает, поэтому крайне важно было то, что он параллельно поднимал ставку по выдаваемым кредитам с 7% в сентябре до 11% к концу ноября. Повышение процентных ставок Центральным банком является ключевым инструментом денежной политики, направленным на сдерживание инфляции. Повышение стоимости денег ведет к снижению спроса на кредитные деньги со стороны реального сектора: определенная часть проектов становится неэффективной в новых условиях. Кроме того, в связи с невозможностью привлечения кредитных ресурсов с мировых рынков повысится склонность к сбережениям.

На мой взгляд, решительное подавление инфляции в России является главной задачей властей в условиях кризиса. Для всей российской экономики будет крайне полезным оказаться в сбалансированном состоянии в тот момент, когда в мире начнется новый подъем. Это позволит эффективнее использовать имеющиеся ресурсы и быть более привлекательными для иностранных инвесторов и кредиторов. Да и со стабильностью курса рубля будет гораздо меньше проблем. Может быть, Банку России даже удастся перейти окончательно к плавающему курсу1 рубля.

Но до этого еще предстоит внятно объяснить населению и бизнесу смысл проводимой политики. Предстоит выдержать давление многочисленных лоббистов, которые будут защищать интересы бизнесменов, привыкших зарабатывать на инфляции и дешевых деньгах. Предстоит добиться от правительства большей сдержанности в бюджетных расходах. Одним словом, ожидается тяжелая борьба. Ну, такова роль Центрального банка, и далеко не факт, что ему удастся победить в этой борьбе.

Впрочем, тут уместно вспомнить лозунг «Делай что должен — и будь что будет».

_______________

1 Курс валюты, предусматривающий привязку к изменению курса одной или нескольких валют других государств или набора валют — валютной корзины.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.