Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Ленинским дискурсом

15.12.2008 | Колесников Андрей | № 50 от 15 декабря 2008 года

Как переписывались отечественные Конституции

Конституции России — 15 лет. История отечественного конституционного строительства началась вскоре после революции: в создании Конституции РСФСР, принятой 10 июля 1918 года и содержавшей «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», участвовал лично Владимир Ильич. Поправки в Конституцию-1993, юбилей которой с помпой отмечается в эти дни, тоже инициированы руководством страны. Как и в далеком 1918-м, цель — стабильность не Конституции, а власти

5 декабря 1936 года была принята Конституция Союза ССР, так называемая сталинская, где было закреплено определение СССР как «социалистического государства рабочих и крестьян» (без интеллигенции). Работа над новой Конституцией СССР, которая должна была зафиксировать послесталинские изменения в стране, началась при Никите Хрущеве, вскоре после принятия новой Программы КПСС 1961 года.

От Сталина к Хрущеву

В начале 1962 года была сформирована рабочая группа по подготовке Основного закона под руководством тогдашнего главного идеолога Леонида Ильичева. Поначалу идеи участников рабочей группы были весьма радикальными: предлагалось, в частности, формировать двухпалатный Верховный совет, учредить Конституционный суд, расширить — по сравнению со сталинской Конституцией — права граждан, резко повысить роль представительных органов — Советов. Говорят, что Хрущев даже как-то в сердцах бросил фразу: «Здесь какие-то мальчишки хотят переместить меня с поста предсовмина и назначить председателем Верховного совета СССР». Были и идеологические новации: в «оттепельном» проекте содержалось положение о превращении государства диктатуры пролетариата в общенародное, а пролетарской демократии — во всенародную. Правда, в отличие от Конституции 1936 года, предусматривавшей право граждан на объединение в общественные организации, уже хрущевский проект содержал норму о КПСС как «руководящей и направляющей силе советского общества» (что симптоматично, предложение было внесено на одном из заседаний конституционной комиссии Леонидом Брежневым).

От Хрущева к Брежневу

В августе 1964-го работа над проектом была завершена, но уже через два месяца случился государственный переворот, и о Конституции на несколько лет забыли. В 1968-м группа под руководством Александра Яковлева подготовила новый вариант проекта Конституции, но вернулись к вопросу только в 1972 году — Леонид Ильич уже никуда не торопился.

Однако в 1977 году возникла, очевидно, необходимость зафиксировать результаты строительства «застоя», который на партийном сленге тех лет назывался «развитым социалистическим обществом». И работа закипела: на госдачах в Волынском, Серебряном Бору и Ново-Огареве лучшие юристыконституционалисты страны год работали над текстом, полагая, что таким образом можно гуманизировать строй. (Александр Бовин, норовивший выкинуть статью о «руководящей и направляющей», даже получил нагоняй от главы рабочей группы Бориса Пономарева: «Это он будет нас учить, какой должна быть советская Конституция?!»)

Интересно, что в Конституции 1977 года статей, регламентирующих деятельность Верховного совета, было в два раза меньше, чем в хрущевском проекте, и отсутствовал раздел «Народовластие в СССР». Но зато «руководящая и направляющая» переползла из старого проекта в новый в лучшем виде…

От Брежнева к... Путину

Российская Конституция 1993 года рождалась в принципиально иных политических обстоятельствах: сплошная демократия, множество проектов, множество мнений, Конституционное совещание, наконец, кризис во взаимоотношениях представительной и исполнительной власти, закончившийся событиями октября 1993 года. И — принятие так называемого президентского проекта Конституции 12 декабря того же года.

Прошло 15 лет. О чем говорят сегодня? О том, что 1-я и 2-я главы Конституции — «Основы конституционного строя» и «Права и свободы человека и гражданина» — не имеют механизмов реализации. Что наблюдается очевидный перекос в сторону президентской власти, отчего страдает принцип разделения властей. Что контрольные полномочия представительной власти не работают, а сама она отдалилась от избирателя. Все это — мины, которые были заложены в безусловно прогрессивном президентском проекте. Юристы говорят и о противоречии иного рода. Конституция — нормативный акт прямого действия, который могут применять суды, и не только Конституционный. Не применяют: боятся, не умеют, не привыкли, не хватает правовой культуры. Но прямое действие входит в противоречие и с некоторыми нормами, носящими абсолютно декларативный характер. Например, право на жилище, сформулированное абстрактно. Что это означает? Это означает, что, ссылаясь на Конституцию, любая баба Маня, недовольная своими жилищными условиями, может претендовать на немедленное получение квартиры. И таких норм много. Хорошо еще мало кто знает, что Конституция — это не просто бумажка, а реально применимый на практике Основной закон.

И вот еще что. Стабильность конституционного законодательства была сформулирована как важный принцип еще в хрущевском проекте. То есть уже тогдашние конституционалисты понимали, что Конституция — это надолго. С момента принятия Конституции 1993 года прошло всего 15 лет, а она уже подверглась «юбилейной» конъюнктурной правке. И что показательно — без всякого обсуждения гражданами или даже экспертным сообществом.

В обсуждении проекта Конституции 1977 года приняли участие 140 млн человек. В обсуждении поправок об увеличении срока полномочий президента не принял участия ни один человек. Если не считать двух руководителей. И вы их знаете.

Борис Ельцин, президент РФ

«Я твердо верю, что... мы не позволим себе отказаться от буквы, а главное, от духа той Конституции, которую приняла страна на всенародном референдуме в 1993 году».

16 сентября 2004 года

Владимир Путин, президент РФ

«Пересмотр фундаментальных положений Конституции равносилен пересмотру основ государственного строя страны, а ревизия ее норм, продиктованная политической конъюнктурой, — прямой путь к кризису власти и к расшатыванию органов власти, к опасным государственным конфликтам».

12 декабря 2001 года

«Мы должны бережно относиться к Конституции нашей страны, ни в коем случае не позволять себе менять по вкусу тех людей, которые в данный момент оказались у власти. И к ней нужно очень бережно, повторяю, относиться, я категорически против ее изменения, и поэтому если кому-то в голову взбредет чего-то менять, то это уже без меня».

5 июня 2003 года

Борис Грызлов, спикер Государственной думы и лидер «Единой России»

«От имени нашей фракции могу ответственно заявить: Конституция меняться не будет».

12 декабря 2005 года

Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ

«Конституция страны работает достаточно эффективно, но возможные изменения — это вопрос политической воли. Хочет народ, хочет законодатель, чтобы в стране была такая Конституция, значит, будет именно так. Захочет изменить ее — это тоже возможно».

12 декабря 2006 года

Дмитрий Медведев, президент РФ

«Возможны ли какие-либо изменения Конституции в будущем? На этот вопрос, на мой взгляд, можно дать утвердительный ответ... Никто из нас не знает будущего... Конституция — это, конечно, не данный свыше канон, а все-таки результат общественного договора».

12 декабря 2008 года


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.