Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Вооруженные — без сил

15.12.2008 | Гольц Александр | № 50 от 15 декабря 2008 года

Либеральная реформа армии проводится советскими методами

Реформа под грифом «секретно». Прошло два месяца после того, как министр обороны Анатолий Сердюков объявил о решениях, которые — если они будут выполнены — радикальным образом изменят нашу армию. Что скрывают — выяснял The New Times

Речь идет о беспрецедентном по масштабам сокращении численности офицерского корпуса и столь же беспрецедентной реорганизации Вооруженных сил. Меры эти, говорят, изложены в подписанном Дмитрием Медведевым таинственном документе под нехарактерным для отечественных доктринальных документов названием «Перспективный облик Вооруженных сил РФ и первоочередные меры по его формированию на 2009–2020 годы». И вот уже два месяца сотни тысяч людей пребывают в испуганном ожидании относительно того, как в ближайшем будущем сложится их жизнь. Но военное ведомство как в рот воды набрало.

Начальники на посылках

Вместо того чтобы использовать подчиненные ему средства массовой информации, руководство Министерства обороны избрало в высшей степени экзотическую систему оповещения Вооруженных сил о грядущих переменах. В войска были отправлены заместители министра, дабы «разъяснить» офицерам существо предстоящих реформ. Можно допустить, что каждый из этих «комиссаров» встретился в лучшем случае с сотней или двумя старших офицеров в каждом военном округе и флоте. По меньшей мере, половине из тех, кто слушал московских начальников, самим грозит скорое увольнение. Только законченный оптимист может допустить, что эти люди адекватно передадут своим подчиненным суть и порядок планируемых реформ.

Как водится, отдуваться пришлось «нашему всему» — Владимиру Путину. В ходе всенародного разговора1 он разъяснял, что, оказывается, никаких массовых увольнений не планируется. Более того, в 2009 году увольняться будут только те офицеры, которые выслужили соответствующие сроки службы, это первая категория. Вторая категория — это офицеры, которые были призваны на службу после военных кафедр по договорам на два года, и «срок этих договоров истекает». При этом выяснилось, что премьер или намеренно темнил, или сам был не в курсе. Да, в 2009-м, может быть, и уволят только тех, кто выслужил полные 25 лет, но вот в ближайшие три года должны быть уволены около 57 тыс. офицеров, которые как раз не выслужили положенных сроков. И до сих пор неизвестно, какую компенсацию предложит им Родина. Именно они по понятным причинам и испытывают беспокойство.

Директивой по несогласным

Молчание военного ведомства порождает слухи, дискредитирующие «сердюковскую реформу». Так, газета «Коммерсант»2 сообщила сенсационную новость: начальник Генерального штаба Николай Макаров якобы подписал директиву «О недопущении разглашения сведений о реформировании Вооруженных сил РФ». Если верить статье, столкнувшись с массовым протестом высокопоставленных генералов, несогласных с планами сокращения армии, руководители военного ведомства вознамерились засекретить всю информацию о проведении военной реформы. При этом нарушителям директивы грозит не только служебное, но даже уголовное преследование. «Коммерсант » поведал и о том, что уже сейчас несколько высших «несогласных» офицеров — начальник тыла Вооруженных сил Владимир Исаков, начальник Главного разведывательного управления Валентин Корабельников, начальник Центрального командного пункта Вооруженных сил Владимир Гошкодера, руководители Главного оперативного управления Генштаба — написали рапорты об отставке. Руководитель управления информации Минобороны сразу же назвал статью «гнусной ложью». Что не помешало уволить через несколько дней генерала Исакова.

Что они предлагают

Согласно планам военного ведомства, будет решительно сокращена численность офицерского корпуса: из 355 тыс. останутся только 150 тыс. Так, количество генералов с 1107 будет сокращено до 886, полковников — с 25 665 до 9114, майоров — с 99 550 до 25 тыс., капитанов — с 90 тыс. до 40 тыс. Численность лейтенантов, наоборот, с 50 тыс. вырастет до 60 тыс. человек. Предполагается также вовсе упразднить институт прапорщиков и мичманов (а это 140 тыс. военнослужащих).

Но даже эти сокращения меркнут по сравнению с намеченными «оргмероприятиями». Количество частей и соединений в Сухопутных войсках уменьшится в одиннадцать (!) раз — с 1890 до 172. В ВВС — с 240 до 120, в ВМФ — с 240 до 123. Из 65 военных вузов будет сформировано всего 10. При этом должен произойти переход от четырехуровневой системы организации Вооруженных сил (военный округ — армия — дивизия — полк) на трехуровневую. Останутся военные округа, но взамен армий и дивизий появятся оперативные командования и бригады. В Сухопутных войсках из 23 мотострелковых и танковых дивизий, а также ракетных и артиллерийских полков, частей инженерных войск, ПВО, связи и радиоэлектронной борьбы будет создано 39 общевойсковых бригад, 21 бригада ракетных войск и артиллерии, 7 бригад войск армейской ПВО, 12 бригад связи, 2 бригады радиоэлектронной борьбы. Останется весьма специфическая пулеметно-артиллерийская дивизия на Дальнем Востоке и 17 отдельных полков.

Тяжелый удар будет нанесен и по «Арбатскому военному округу». В центральном аппарате Минобороны в настоящий момент служат 10 523 человека. Больше 11 тыс. офицеров относятся к органам военного управления. Итого набирается почти 22 тыс. — больше развернутой дивизии. После реформ в центральном аппарате военного ведомства останутся служить всего восемь с половиной тысяч.

Самое удивительное, что министр, затеявший невиданные для российской армии перемены, еще весной доказывал, что никакой военной реформы он не планирует вовсе. «Нет никакой реформы, мы элементарно пытаемся привести к какому-то нормальному логичному порядку, вот и все, никакой реформы нет», — так министр обороны Анатолий Сердюков объяснял сущность предпринимаемых им новшеств. Можно допустить, что чиновник, посланный Путиным в Минобороны для наведения элементарного порядка в финансах, до сих пор верит, что ничего он не реформирует, а лишь устраняет странные несуразности. Сердюков заявляет, к примеру, что намерен оставить в Вооруженных силах только части постоянной готовности, то есть те, что полностью укомплектованы. А те, что состоят из пары сотен офицеров при складах, должны быть ликвидированы. Министр утверждает, что, решительно сокращая офицерский корпус, он намерен исправить странную ситуацию, когда «с точки зрения должностей наша армия сегодня напоминает яйцо, раздутое в середине. Полковников и подполковников больше, чем младших офицеров».

Чего они боятся

При этом российские начальники боятся сказать главное: сердюковские реформы означают полный разрыв с концепцией массовой мобилизационной армии. Концепции, на которой последние лет сто основывалась стратегия обороны страны. Отражать военную угрозу предполагалось путем массовой мобилизации. В «угрожаемый период» под ружьем должны были оказаться 4–8 млн резервистов, к числу которых относили фактически все мужское население страны. И кадрированные воинские части, которые состоят лишь из офицеров и нескольких десятков солдат, охраняющих склады с оружием, и более чем избыточное количество офицеров (один на двоих солдат) — то есть все то, что кажется Сердюкову очевидной несуразностью, — объяснялось мобилизационным характером наших Вооруженных сил. И как раз «лишние» в мирное время офицеры должны были принять под свою команду полки и дивизии резервистов, которые получат технику и вооружение со складов кадрированных частей.

Призыв отменяется?

С «закрытой» встречи начальника Генштаба Николая Макарова с избранными членами Госдумы уплыла совершенно сенсационная цифра. В военное время численность Вооруженных сил должна составлять всего лишь 1,7 млн военнослужащих. Это означает, что даже в случае войны предполагается мобилизовать не миллионы резервистов, а всегонавсего 700 тыс. солдат. Что, в свою очередь, означает, что военное ведомство радикальнейшим образом пересматривает систему организации обороны государства.

В любом из действующих руководящих документов, будь то Военная доктрина или «Актуальные задачи Вооруженных сил», буквально через строчку говорится о мобилизационном развертывании армии и промышленности. Теперь получается, что все это для того, чтобы поставить под ружье всего 700 тыс. военнослужащих? Более того, только что было объявлено, что Генштаб намерен ввести добровольную оплачиваемую службу для тех, кто захочет быть резервистом.

Призыв теряет всякий смысл, так как стране теперь становится не нужен гигантский мобрезерв. Создается впечатление, что, учтя демографическую ситуацию, власть решила к 2012 году либо кардинально сократить призыв, либо вовсе от него отказаться. Намек на это можно обнаружить в интервью генерала Макарова: «Возникает только небольшое опасение — это 2012, 2013, 2014 годы, где будет провал в демографии... У нас призывной ресурс по сравнению с 2001 годом уменьшился в 2 раза. Но мы надеемся к этому времени повысить зарплату контрактникам в 2–3 раза. Привлечь на такой льготной основе контрактников и закрыть этот вопрос».

В «новую» российскую армию необходимо призывать около 550–600 тыс. человек ежегодно. За полгода они получат некую подготовку в учебных центрах, а потом еще шесть месяцев должны служить в частях постоянной готовности. Остается только гадать, что за готовность будет у частей, где половина личного состава меняется каждые полгода. Следует учесть также, что к 2012 году (именно к этому времени сокращения должны быть завершены) количество юношей, достигших 18-летнего возраста, фактически сравняется с необходимым армии количеством призывников. В этой ситуации призыв теряет всякий смысл.

Единственное рациональное объяснение, которое удалось получить, заключается в следующем. Солдаты, которые служат один год, совершенно небоеспособны. Смысл их пребывания в армии заключается в том, что некоторых из них за год службы, может быть, удастся склонить к подписанию контракта. Ведь, жалуются военные, Вооруженные силы совершенно неконкурентоспособны по сравнению с другими силовыми структурами вроде МВД и погранвойск ФСБ, где платят гораздо больше. То есть если называть вещи своими именами, то ни о каком «почетном долге» и «священной обязанности» речь не идет вовсе. Минобороны надеется обдурить 18-летних мальчишек и таким образом обеспечить себя контрактниками. И нежелание обсуждать детали военной реформы объясняется опасениями, что потенциальные призывники просто разбегутся, зная, что власти в 2012-м от призыва откажутся.

Риторика vs реальность

Но и это еще не все. Начни они говорить всерьез о новом облике Вооруженных сил, тут же выяснится, что эта новая армия никак не может соответствовать той милитаристской риторике, которая сегодня считается российской внешней политикой. Отказ от концепции массовой мобилизации означает, что силы общего назначения в принципе не могут противостоять «натовским и американским агрессорам».

Стало быть, лишь ядерные силы будут осуществлять функцию сдерживания. Если так, то это означает весьма опасное снижение порога применения ядерного оружия. Не думаю, что Кремль реально готов к тому, чтобы начать ядерную войну в случае какогонибудь мелкого инцидента. Вывод очевиден: планы военного реформирования просто не рассматривают США и НАТО в качестве серьезной военной угрозы.

На гражданку по понятиям

Наконец, остается еще одно практическое соображение, почему военное ведомство темнит. Если из 205 тыс. сокращаемых офицеров вычесть «двухгодичников», а также тех, кто выслужил 20–25 лет и должен быть уволен с соответствующими льготами, остаются еще 57 тыс. майоров-подполковников, прослуживших 10–15 лет. Если делать все по закону, то увольнять их придется по статье «оргштатные мероприятия», что потребует и выплат единовременного пособия в довольно больших размерах, и, главное, предоставления жилья. Сердюков говорит лишь о том, что в случае если офицеров должны будут сменить гражданские специалисты, то увольняемым будет предоставлена возможность занять эти должности. Но на днях появился приказ министра относительно окладов гражданских служащих. Так, начальник военкомата (они тоже должны перейти на гражданский штат) будет получать 11 тысяч рублей, врач-специалист высшей квалификации — 10–12 тыс., главный редактор «Красной звезды» — 14 тыс. Есть серьезные сомнения, что такие зарплаты прельстят людей, которые еще недавно, выполняя ту же работу, получали в два-три раза больше. При этом председатель думского Комитета по обороне генерал Виктор Заварзин утверждает: в настоящее время до сих пор неизвестно, откуда возьмутся средства на выходное пособие для тысяч офицеров. «Но, к сожалению, для нас, депутатов Госдумы, многое еще не ясно. И прежде всего где в бюджете предусмотрены средства на проведение столь масштабных преобразований, включая деньги на обеспечение жильем офицеров», сетует парламентарий. То есть военное начальство рассчитывает уволить тысячи офицеров не по закону, а по понятиям.

Столь же противоречивы и решения, связанные со структурой командования и организацией Вооруженных сил. Переход от дивизий и полков к бригадам понятен. В локальных конфликтах бригада с соответствующими средствами усиления эффективнее дивизии с ее громоздкой организационной структурой. Но создавать оперативное командование следует только в том случае, если оно объединит силы разных видов и родов Вооруженных сил. Сейчас это происходит на уровне военного округа. В результате неизбежно дублирование функций. И это при том, что количество подчиненных частей и соединений кардинально уменьшится.

Пока можно констатировать: налицо либеральная реформа Вооруженных сил, которую пытаются провести сугубо советскими методами.

_______________

1 Телеэфир В. Путина прошел 4 декабря — The New Times подробно писал о нем в № 49, 8 декабря 2008 года.

2 29 ноября 2008 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.