Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Боже, как низко я пала!

15.12.2008 | Докучаев Дмитрий , Федотова Ирина | № 50 от 15 декабря 2008 года

Цена нефти говорит сама за себя

Опять — двадцать пять. Цена российской марки нефти Urals упала до уровня $35–37 за баррель — рекордно низкого за последние 4 года. И это еще не предел падения, предупреждают специалисты. Аналитики Goldman Sachs и Merrill Lynch прогнозируют в 2009 году $25 за баррель. А российское правительство, по некоторым данным, втайне рассматривает сценарий существования экономики при $10 за баррель. Нефтяные прогнозы анализировал The New Times

Еще в первой половине этого года мысль о том, что нефтяной поток — главный источник российского благоденствия — может вдруг оскудеть, казалась абсолютно утопической. К концу июня — началу июля баррель достиг отметки $147 (Urals — около $140). Летом Мировое энергетическое агентство выпустило прогноз, в котором указало среднюю цену за баррель — $100 на период 2007–2030 годов. К 2030 году прогнозная цена составляла $200 (в текущих долларах, то есть с учетом инфляции). А Всемирный банк в начале осени обнародовал доклад, из которого следовало, что нефть не упадет ниже $75–100. Уважаемые международные организации исходили в своих прогнозах из того, что спрос на нефть будет расти вместе с мировой экономикой, а процесс добычи нефти (влияющий на ее себестоимость) будет только дорожать. Мировой финансовый кризис спутал все карты: цена черного золота покатилась вниз с той же безумной скоростью, с которой до этого рвалась вверх.

Спекулятивный рост

Безудержный рост нефтяных цен в последние 2–3 года был, по мнению опрошенных The New Times экспертов, обеспечен вливанием спекулятивного капитала в инструменты фондового рынка — прежде всего речь идет о нефтяных фьючерсах. На оптимистических прогнозах по мировому экономическому росту росли и цены контрактов на нефтяные поставки на три, пять, десять лет вперед. Когда фондовый пузырь лопнул, спекулятивная составляющая ушла из нефтяной цены.

Как пояснил аналитик ИК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров, при цене за баррель $140 спекулятивная часть составляла не менее 50% от цены. При этом он посоветовал «не зацикливаться» на прогнозах Merrill Lynch и Goldman Sachs о возможном снижении цены до $25 за баррель или даже до $10. По словам Валерия Нестерова, эти цифры стоит оценивать как предельное снижение цены, которое можно будет наблюдать в течение сравнительно коротких временных отрезков — месяца, не более. Что же касается, например, прогноза Merrill Lynch на 2009 год, то средняя цена барреля по нему составляет $50. По мнению аналитика, в будущем году цена будет держаться на низком уровне, а вот начиная с 2010 года она несколько возрастет и может стабилизироваться на уровне $60–70 за баррель.

Еще более значительную роль отводит спекулятивной составляющей Дмитрий Парфенов, аналитик инвестиционной компании «Проспект». Разумная цена барреля с точки зрения равновесия между спросом и предложением и за вычетом «спекулятивной части» в прошлом году должна была составлять, по его мнению, порядка $40.

С тех пор экономическая ситуация в мире заметно ухудшилась: спад промышленного производства в Японии составил 2%, в Германии — 7%, продажи автомобилей упали в США на 17%, а в Европе и того больше, что с лагом в полгода вылилось в снижение спроса на бензин. Да и теплая погода, например, в Европе снижает потребность в энергоносителях. Но это еще не все: изза вхождения мировой экономики в рецессию прогнозируемая потребность в нефти также снизилась — прежде всего для США и других развитых государств, что повлекло за собой дальнейший сброс цен. Исходя из этого, Дмитрий Парфенов, вступая в заочный спор с Валерием Нестеровым, предполагает, что в течение первого полугодия 2009 года цена за баррель вряд ли поднимется выше $25–30, а вот опуститься еще ниже может. «$15–20 за баррель — вполне реальная цена при снижении спроса на нефть в результате мировой рецессии», — считает аналитик «Проспекта».

Автомобиль на льду

Инвестиционные аналитики делают смелые прогнозы — это их работа. Теоретикимакроэкономисты высказываются куда осторожнее, подчеркивая принципиальные трудности прогнозирования цены на нефть. «Представьте автомобиль, который мчится на хорошей скорости, а потом попадает на гладкий лед, — говорит гендиректор Института экономических стратегий Александр Агеев. — Очевидно, что как-то спрогнозировать траекторию его дальнейшего движения невозможно». По мнению экономиста, если Китаю, Индии и Бразилии не удастся сохранить хотя бы небольшой экономический рост, то, учитывая глубокую пробуксовку развитых стран, и $10 за баррель могут оказаться вполне реальными.

Еще один туманный фактор — величина мировых нефтяных запасов. На сегодня многие страны засекретили эти данные, считая их стратегическими. При этом понятно, что при цене, например, $40 за баррель дорогая добыча (например, на шельфе) окажется нерентабельной. Между тем на сегодня около 35% нефти добывается в море, и она по себестоимости в несколько раз дороже российской «сухопутной» нефти, которая, в свою очередь, существенно дороже добываемой странами ОПЕК, говорит Валерий Нестеров. А если говорить о расширении доступных запасов, то, например, на суше строительство скважины обходится в среднем $5 млн, а на море — в 10–12 раз дороже.

Профессор Российской экономической школы Константин Сонин считает, что наилучшим прогнозом цены нефти с горизонтом в год будет ее нынешнее значение «плюс-минус 30%». О том же свидетельствует и величина годовых фьючерсов, которые котируются на уровне $45–50 за баррель.

Спасение в девальвации

Гадание о будущей цене на нефть можно было бы счесть пустым занятием, если бы не одно «но»: для России это ключевой бюджетообразующий фактор. В российском отделении Merrill Lynch привели следующие расчеты: удешевление барреля на $1 сокращает годовые бюджетные расходы на $2,2 млрд. А при среднегодовой цене $30 за баррель бюджет недополучит 3,5 трлн рублей (для сравнения: общие доходы федерального бюджета 2008 года — около 9 трлн рублей). Это значит, что, если негативные прогнозы на следующий год по цене нефти сбудутся, на латание образовавшейся в бюджете дыры уйдет практически весь накопленный к сегодняшнему дню Резервный фонд (около 3,7 трлн рублей).

Между тем совсем недавно, при утверждении бюджета на 2009–2011 годы, министр финансов Алексей Кудрин утверждал, что бюджет будет сбалансированным при $70 за баррель. Сегодня эта цифра, еще недавно казавшаяся неоправданно осторожной, выглядит крайне оптимистичной. Не случайно, по заявлению замминистра экономического развития Андрея Клепача, его ведомство сейчас пересматривает прогноз на следующий год, исходя из трех сценариев: в базовом варианте цена нефти — $50, в оптимистическом — $60, в пессимистическом — $30. Кто знает, не устареет ли и этот прогноз еще до того, как его внесут в правительство?

В этих условиях участники рынка ждут от Центрального банка более резкой девальвации рубля в начале следующего года. По мнению главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, «для обеспечения бездефицитности счета текущих операций и бюджета нужно в 2009 году девальвировать рубль к бивалютной корзине на 30–40%».

Егор Гайдар, директор Института экономики переходного периода:

Информация на нефтяном рынке запутанна и противоречива. Из ОПЕК и Международного энергетического агентства приходят разные данные об объемах добычи, о резервных мощностях. Поэтому рынок склонен реагировать на простые индикаторы: скажем, на последние недельные данные о запасах нефти в США. Глобальные тенденции, открытие новых месторождений, изменение спроса и предложения игроков волнуют меньше. В этой связи прогнозировать рынок невозможно. Можно лишь сказать, что здесь действует стадный инстинкт. Каждый участник ждет, пока остальные решат, что рынку пора идти вниз. После того как это случится, физических ограничений для глубины падения цены не будет. Некоторые аналитики пишут о том, что уж ниже $60 за баррель мы цены больше не увидим, поскольку серьезные деньги вложены в проекты, которые окупаются только на таком уровне. Да наплевать ключевым участникам рынка на то, какие проекты окупятся или не окупятся! Надо понять: чем дальше цена нефти идет вверх, тем больше риск, что она не просто пойдет вниз, а покатится круто.

(Из интервью The New Times № 29, 21 июля 2008 года, когда цена на нефть превышала $130 за баррель.)


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.