Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Долговое время

15.12.2008 | Докучаев Дмитрий | № 50 от 15 декабря 2008 года

Физические лица смогут заявлять о своем банкротстве

Министерство экономического развития России до конца года внесет на рассмотрение Государственной думы законопроект о банкротстве физических лиц. Тем, кто не может расплатиться по долгам, чиновники хотят предоставить возможность признать свою финансовую несостоятельность и получить дополнительную рассрочку. Как будет действовать закон в условиях кризиса — выяснял The New Times

За последние годы жизнь в кредит вошла у россиян в привычку. По официальным данным, число кредитов (ипотечных, автомобильных, потребительских), которые брали в банках граждане в «нулевые» годы, последние несколько лет ежегодно почти удваивалось. К концу этого лета сумма таких кредитов достигла солидной цифры — 3,3 трлн рублей. (Для сравнения: размер Резервного фонда на сегодняшний день составляет 3,7 трлн рублей.) Конечно, невозврат тоже наблюдался, но по мировым меркам он был крайне незначительным.

Но начался кризис, и проблема невозврата кредитов разрослась до нешуточных масштабов. По данным Центробанка, общий размер просроченной задолженности граждан перед банками составлял в октябре 131,2 млрд рублей. По словам руководителя департамента финансовой политики Минфина Алексея Саватюгина, угрожающе тут выглядят не столько абсолютные цифры, сколько общая тенденция: объемы потребительских кредитов физлицам снижаются, а просроченные долги растут, как снежный ком.

Между тем для банков, переживающих непростые времена, важно, чтобы платежи по выданным кредитам осуществлялись вовремя и в полном объеме. В то же время все больше граждан сталкивается с социальными последствиями кризиса: административными отпусками, сокращением штатов, безработицей, срезанием и задержкой зарплат. Соответственно, многие вкладчики по объективным причинам лишаются возможности платить по кредитам. Проблема из сугубо финансовой грозит превратиться в социальную, а то и в политическую. Разрешить ее и призван новый закон.

Надежда на арбитраж

В связи со словосочетанием «личное банкротство » на ум невольно приходят картины из исторических книг и кинофильмов, где разорившийся герой приставлял револьвер к виску или отправлялся в долговую яму. Впрочем, современное законодательство таких радикальных мер не предусматривает. Согласно законопроекту, разработанному в Министерстве экономического развития (МЭР), заявление о банкротстве может быть подано в суд заемщиком, кредитором или налоговой инспекцией в том случае, если в течение полугода заемщик не сумел погасить задолженность свыше 50 тыс. рублей. Далее вступает в силу процедура наблюдения, когда в течение 3 месяцев физическое лицо может согласовать с кредиторами план реструктуризации долгов сроком до 5 лет — при условии, что у заемщика нет непогашенной судимости. В случае отказа кредиторов суд может назначить план сам или принять решение о немедленной продаже имущества заемщика с торгов. Суд, однако, должен оставить заемщику деньги на жизнь, личные вещи и одно незаложенное жилое помещение, площадь которого отвечает социальным нормативам. В случае нарушения плана погашения долга имущество банкрота может пойти с молотка. Также нельзя будет объявлять о своей финансовой несостоятельности чаще, чем раз в пять лет.

По словам замминистра экономического развития Анны Поповой, в настоящее время законопроект проходит согласование с Высшим арбитражным судом (ВАС). Уже получено его согласие на то, чтобы споры о банкротстве физлиц рассматривались в арбитражных судах, но для этого, как утверждает Попова, необходимо будет предусмотреть увеличение числа судей и финансирование судов для рассмотрения таких дел.

Ржавый чайник за свободу

Закон еще не принят, а в банковском сообществе вокруг него уже кипят страсти. Сегодня у банков не так уж много возможностей справиться со злостными должниками. Чаще всего процесс сводится к бесконечным звонкам и напоминаниям. Если это не помогает, можно обратиться к коллекторским агентствам, которые официально занимаются «выбиванием» долгов. Вот только банкам это не слишком выгодно: ведь агентства требуют от них порой 80–90% от возвращенных сумм. «Во время кризиса банки заботятся о финансовой стабильности, — считает главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова. — Сейчас эффективного механизма взыскания долгов с граждан у финансовых учреждений нет, и введение института личного банкротства, пожалуй, лучший выход из сложившейся ситуации».

При этом представителям финансового истеблишмента кажется слишком долгим пятилетний срок, на который может быть предоставлена рассрочка платежей. «Банки в условиях кризиса этого не выдержат, особенно если банкротиться начнут сразу многие заемщики, — уверен первый вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Мурычев.

В то же время, даже если проданного имущества не хватит, чтобы полностью погасить долг, гражданин, согласно законопроекту, все равно выйдет из процедуры банкротства свободным от обязательств. И этот факт весьма «напрягает» представителей банковского сообщества. Они опасаются столкнуться с деятелями, которые, опираясь на новый закон, готовы будут с легкостью пожертвовать, условно говоря, ржавым чайником, получив взамен свободу от всех обязательств.

Однако мошенников все же меньшинство, а жертвами нововведений могут оказаться и вполне добросовестные люди, столкнувшиеся с тяжелыми жизненными обстоятельствами вроде потери работы или задержек зарплаты. В связи с этим аналитик НБ «Траст» Алексей Демкин опасается, что «некоторые положения законопроекта, в частности, реализация жилого помещения заемщика площадью больше установленного норматива с предоставлением социального жилья, грозит ростом социальной напряженности».

«Это только звучит страшно — банкротство физических лиц, — утверждает депутат Государственной думы Павел Медведев, — но именно этот закон позволил бы индивидуально решать проблемы с проштрафившимися вкладчиками». При этом, считает депутат, долговая яма в буквальном смысле современному неплательщику не грозит. Однако разработчики законопроекта обещают, что должник помимо финансовых неприятностей получит и своеобразное моральное клеймо: при обращении за новыми кредитами ему придется всю дальнейшую жизнь признаваться в своем банкротстве. На практике это означает, что вряд ли найдется банк, который когда-либо снова выдаст кредит человеку с такой репутацией.

Партия «Единая Россия» выступила с предложением заморозить для пострадавших на один год все выплаты по кредитам вместе с процентами. Несмотря на то, что пока эта инициатива не оформлена документально, молодежное крыло партии уже объявило о готовности пикетировать банки, которые не поддержат начинание «единороссов». В банковском сообществе к угрозе отнеслись серьезно: глава Сбербанка Герман Греф уже обещал подумать о годовом «моратории» для должников, потерявших работу. Профессиональные финансисты считают идею популистской, способной вызвать структурный кризис. «Банковская система и так находится в сложной ситуации, а если заморозить выплаты по кредитам, то для многих банков это будет серьезный удар», — заявил начальник аналитического отдела УК «Капиталъ» Сергей Карыхалин.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.