Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Под боком у Везувия

13.12.2010 | Лесневская Анна | № 42 от 13 декабря 2010 года

Как итальянская каморра наживается на мусоре
 ITALY_REUTERS.jpg
Горы мусора на улицах Неаполя — итог поединка между населением и мусоросборочными компаниями

Доходные отходы. 14 декабря парламент Италии решит судьбу кабинета Сильвио Берлускони: на голосование вынесен вопрос о вотуме недоверия правительству. К числу его явных провалов оппозиция относит затянувшийся «мусорный кризис» на юге страны. В 2008 году протесты против бесконтрольной утилизации отходов опрокинули кабинет Романо Проди. Нынешний премьер выиграл досрочные выборы, обещая решить проблему, в которой туго переплелись интересы местного населения, государства и мафии. Что из этого вышло — The New Times узнавал на месте

«Национальный парк Везувия» — самый маленький в Европе заповедник в непосредственной близости от знаменитого вулкана, который даже не спит — всего лишь дремлет. «Карьер Сари» — самая большая в Европе свалка промышленных отходов площадью более 40 тыс. квадратных метров и вместимостью 4 млн тонн. Свалка приютилась рядом с заповедником и медленно губит окружающую среду. Но одна из самых развитых в мире стран пока не может — или не желает — разрешить это противоречие.

Самострой у вулкана

Дорога петляет между безжизненными постройками непонятного предназначения. «Все это было построено незаконно, а потому отнято у владельцев местными властями и теперь подлежит сносу, — объясняет The New Times работающая в заповеднике натуралист Розелла Бариле. — Собственно, заповедник и был создан в 1995 году, чтобы пресечь весь этот самострой». Мы проезжаем мимо длинного здания фабричного типа. «Смотрите, здесь наверняка перерабатывали мусорные отходы, а потом везли в Сари на складирование», — поясняет Розелла. По ее словам, этому «бараку» лет 30 — примерно столько же времени на мусоре зарабатывает местная мафия — каморра: «Это их основная статья дохода, они успели «наварить» сотни миллионов евро, из них десятки миллионов рассовали по карманам прикупленных политиков, которые голосовали против строительства в этих краях современных мусороперерабатывающих заводов». Как работал криминальный механизм? Очень просто: здесь, в южноитальянской области Кампанья, переработка и уборка мусора субсидируются государством, а вот подряды получают частные фирмы.

Опасная Кампанья

В 1995 году после открытия заповедника власти закрыли «Карьер Сари», но не провели необходимой в таких случаях рекультивации. А в 2008 году открыли снова, подперев решение специальным законом, признавшим использование свалки «безопасным». Но жители окрестных коммун Боскореале и Терциньо с этим не согласились и стали поджигать мусоровозы, везущие отходы в Сари. Вскоре протесты перекинулись на Неаполь, достигнув апогея осенью 2010-го. «В 1982 году на севере Италии ужесточили экологический контроль вредных производств, и предприятия стали думать: как бы подешевле избавиться от мусора. Им-то и пришла на подмогу каморра, — рассказал The New Times эколог из Неаполя Джанпьеро Манкузо. — Мафиозные кланы начали свозить на юг, в Кампанью, мусор со всей страны и даже из других стран. Отходы зарывали прямо в землю: территория вокруг Везувия, испещренная «дырками» от добычи вулканического камня, идеально подходила для этого». В результате частота раковых заболеваний среди местного населения в среднем на 400 % выше, чем в других областях Италии.

Человек с рацией

«Карьер Сари» обнесен по периметру высокой бетонной стеной. В начале осени кабинет Берлускони, по сути, ввел в этом районе чрезвычайное положение, провозгласив окрестности Везувия «зоной национальных стратегических интересов». Свалка стала военным объектом — вход туда строго запрещен. Сейчас здесь постоянно несут дежурство 500 итальянских спецназовцев, которым приданы в усиление наряды полиции. Рядом с Сари еще одна свалка — так называемый «Карьер Витиелло» (4 млн кубометров), куда, как полагают власти, ближайшие 20 лет можно «безболезненно» сбрасывать отходы из Неаполя и других городов Юга. «Карьер Витиелло» был открыт в 2008 году правительством Сильвио Берлускони в качестве альтернативы «непопулярному» «карьеру Сари» и передан в частные руки. Население это решение встретило в штыки. «Вон, видите его? Это владелец свалки», — Розелла показывает нам неприметного человека с рацией в стоящей неподалеку будке. Как его зовут? Розелла пожимает плечами: «Не знаю. И мало кто вообще знает». Как только начались протесты населения против открытия свалки, хозяин был готов уступить государству собственность по сходной цене, но вопрос повис в воздухе. 

agnz jnyabqo n aibygya.jpg 
Мусоровозы под охраной спецназа — теперь это обычная картина для Кампаньи

Дело Impregilio

На мусороуборочном рынке Неаполя доминирует компания ASIA, акциями которой владеет неаполитанская мэрия. После скандалов вокруг свалок в Сари и Витиелло в зоне интересов АSIA остается свалка в Кьяйано, пригороде Неаполя, да завод по сжиганию мусора в Ачерре (коммуна под Неаполем), открытый в марте 2009 года с личного благословения Берлускони. По словам президента ASIA Клаудио Чикатьелло, завод в Ачерре — «безвредное и высокотехнологичное сооружение». «Я с большей готовностью жил бы рядом с заводом по сжиганию мусора, чем с автострадой», — заверил The New Times Чикатьелло. Тем не менее работа мусорной печи на Ачерре недавно была приостановлена. По большей части это заслуга левого активиста и писателя Томмазо Содано, автора вышедшей в сентябре этого года книги «Чума» — о связях мусорного бизнеса с большой политикой и мафией. Содано предоставил прокуратуре Неаполя материалы о многочисленных нарушениях в процессе эксплуатации печи. «Туда поступает вовсе не CDR (конечный продукт в виде топлива, получаемого из отходов. — The New Times), как предписывают нормы, а лишь поверхностно рассортированные отходы. Кто-то прилично экономит на технике безопасности».

Правительство, считает наш собеседник, специально нагнетает ситуацию вокруг переработки мусора, чтобы под шумок провести нужные решения: «Цель у чиновников одна — манипулировать господрядами в обход контролирующих инстанций». И приводит пример 10-летней давности, когда только-только был открыт завод в Ачерре: «Тогда губернатор Кампаньи Антонио Бассолино подписал контракт на строительство мусорной печи с компанией Impregilo, чей проект не был лучшим на конкурсе. А через 7 лет прокуратура Неаполя завела на Impregilo уголовное дело, где фигурировали не только имена владельцев фирмы — братьев Ромити, но и самого Бассолино, а также президента области Кампанья — Растрелли. Сейчас их обвиняют в махинациях с господрядами и злоупотреблении служебными полномочиями».

Спор по пункту

18 ноября совет министров Италии одобрил декрет о строительстве двух мусороперерабатывающих заводов — в Неаполе и провинции Салерно. Еще через неделю бумага легла на стол президенту Италии Джорджо Наполитано — для окончательного утверждения. В промежутке между этими датами депутаты от Кампаньи из фракции партии «Народ свободы», созданной Берлускони, устроили настоящую междоусобную войну вокруг всего одного пункта декрета: какая именно местная инстанция будет контролировать работу заводов — губернатор провинции или президент. Формулировки переделывали несколько раз. В итоге контроль над мусорными печами отдали губернатору области Кампанья Кальдоро, а не президентам провинций Неаполь и Салерно — Луиджи Чезаро и Эдмондо Чириелли. На последнем варианте особо настаивал депутат от «Народа свободы» экс-замминистра экономики и финансов Никола Козентино. Известно, что Чезаро и Чириелли — давние друзья депутата. Но известно и другое: имена Козентино и Чезаро фигурируют в скандале вокруг предпринимателя Гаэтано Вассалло, арестованного в 2008 году по обвинению в отмывании доходов мафии. На допросе Вассалло признался в том, что на протяжении 20 лет вместе с мафиозным кланом Казалези, с ведома Козентино и Чезаре, занимался захоронением токсичных отходов на территории Кампаньи. Тем не менее с Чезаре — как с гуся вода. А Козентино? «В феврале 2010 года, после того как был доказан факт получения им взятки от фирмы Eco4, занимавшейся незаконной переработкой промышленных отходов, Козентино подал прошение об отставке с поста замминистра», — рассказал The New Times Томмазо Содано. Берлускони отставку не принял, он умеет быть благодарным: ведь это Козентино с помощью клана Казалези, обладающего большим влиянием в Кампанье, обеспечивал партии «Народ свободы» голоса в ходе кампании 2008 года.

Тем не менее Козентино вскоре переквалифицировался в депутаты парламента, где благополучно пребывает до сих пор. Что тоже не случайно, говорит Содано: «В период политической нестабильности и вотумов недоверия такие люди, как он, для партии Берлускони — на вес золота». Ведь если правительство Берлускони отправится в отставку — ему вновь понадобятся голоса итальянского Юга...


Как каморра наживается на мусоре


Этап 1:
Разделение труда

Часть промышленных отходов с Севера грузовиками направляется напрямую в «Карьер Сари», другая часть сжигается на мусорном заводе в Ачерре.

Этап 2:
Технология

Полученные в результате сжигания отходов продукты горения могут после дальнейшей переработки использоваться в разных отраслях — например, в строительстве. Их мафия отправляет грузовиками на Север, в Брешию и другие области, переживающие, несмотря на кризис, строительный бум.

Этап 3:
Бартер

Из Брешии фуры возвращаются на Юг, груженные зерном, которое каморра реализует на местном рынке.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.