Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Жертвы примата

16.12.2010 | Александр Черкасов, член правления международного общества "Мемориал" | № 42 от 13 декабря 2010 года

Не новость — заранее было объявлено: российский посол не будет присутствовать на вручении Нобелевской премии мира, присужденной китайскому диссиденту Лю Сяобо. Посол в отъезде — оказались дела поважнее и перенести было никак нельзя. Хотя какие дела могут быть у посла в Норвегии 10 декабря, кроме как присутствовать на церемонии?

Впрочем, самого лауреата в Осло тоже не было — Лю Сяобо отбывает 11-летний срок за «попытку свержения строя». И его представителей не было — корреспонденция Нобелевского комитета из Китая возвращалась без ответа.

Также отсутствовали представители Афганистана, Венесуэлы, Вьетнама, Египта, Ирака, Ирана, Казахстана, Китая, Колумбии, Кубы, Марокко, Пакистана, Саудовской Аравии, Судана, Туниса и Филиппин.

С Китаем понятно — в Пекине накануне торжественной церемонии заявили об учреждении собственной премии мира имени Конфуция. Причем лауреат — бывший вице-президент Тайваня Лянь Чжань, первый тайваньский политик, посетивший КНР, — еще накануне ничего об этом не знал.

 

Последнее десятилетие Россия последовательно создавала альтернативную систему международных организаций, базирующихся на отрицании ценностей прав человека 



А вот что делает в этом списке Россия? Что это — всего лишь символический жест дружбы с восточным соседом, как у Казахстана и Пакистана?.. Наверное, но не только. Приступ застарелой нелюбви к «западным ценностям»?.. Сюда же, кстати, можно отнести московскую инициативу о выдвижении на Нобелевскую премию Джулиана Ассанжа: мол, именно Запад с его либеральными ценностями более всего пострадал от публикаций на «Викиликс», а сам Ассанж теперь вот страдает от Запада, освободившегося «от грязной и разлагающей химеры…

Но есть вещи и посерьезнее.

Первая Нобелевская премия мира была присуждена в 1901 году Жану-Анри Дюнану, создателю Международного Комитета Красного Креста, автору Первой Женевской конвенции о защите раненых. Дюнан признал, что наравне с «генеральской правдой», картами с красными и синими стрелками, есть еще и страдающие люди, защита которых — категорический императив.

Десятилетия спустя эти идеи получили развитие при организации Нюрнбергского трибунала, в Уставе ООН, в тексте Всеобщей декларации прав человека, а еще через четверть века в Хельсинкском заключительном акте: права человека не суть внутреннее дело государства, поскольку грубые, массовые и систематические нарушения прав человека и демократических норм внутри страны неизбежно делают ее угрозой для международного мира и безопасности. На этих нормах основываются организации, в которые входит Россия, — ООН, ОБСЕ, Совет Европы.

Но все последнее десятилетие Россия незаметно, но последовательно создавала альтернативную систему международных организаций, базирующихся на принципиально иных ценностях. В документах созданной в 2001-м Шанхайской организации сотрудничества зафиксирован примат интересов государства перед правами человека, которые суть «внутреннее дело» страны. В рамках Организации договора о коллективной безопасности эти нормы получили практическое развитие — спецслужбы среднеазиатских стран спокойно получают из России «своих» оппозиционеров…

Так что отсутствие российского посла 10 декабря на вручении Нобелевской премии мира в Осло — не случайность, а солидарность, основанная на общих ценностях. Вернее, на общем отрицании ценностей прав человека.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.