Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Лучшая роль второго плана

11.05.2009 | Барабанов Илья | №18 от 11.05.09

Президент пытается выйти из тени премьера
«Свобода лучше, чем несвобода» — эта фраза Дмитрия Медведева, сказанная им в Красноярске за две недели до дня выборов, сформировала ожидания многих людей в России и за рубежом: эпоха, на которой было начертано «мочить в сортире», подходит к концу. «Добиться истинного уважения к закону, преодолеть правовой нигилизм» — такие задачи поставил в инаугурационной речи президент. Прошел год. Что в сухом остатке — выяснял The New Times

Главный итог: мир по-прежнему не понимает, кто является главой государства в России — президент Медведев или премьер Путин? «Дмитрий Медведев — безмолвный президент» — немецкая Tagesspiegel, «Верный помощник Владимира Путина» — французская Le Monde, «Выходя из тени Путина» — американская Washington Post.¹ И неясно, как складываются отношения внутри российского дуумвирата. Одни утверждают, что оба, и Медведев, и Путин, осознают, что стабильность вертикали власти держится на их взаимодействии, а важнейшие решения принимаются на основе консенсуса всех основных властных кланов. Другие — что два первых лица страны уже несколько месяцев как отказались от общения в неформальной обстановке: ограничиваются протокольными встречами, под камеры, а роль посредника при выработке решений возложена на главу администрации президента Сергея Нарышкина. В пресс-службе президентской администрации эту информацию не подтверждают, заявляя, что «работа идет в обычном режиме».

Гарант Конституции
Финансовый кризис сразу внес корректировку в предвыборные планы Медведева. О формуле четырех «И» (институты, инновации, инвестиции, инфраструктура), которая была заявлена Медведевым в Красноярске как квинтэссенция его президентской программы, сегодня уже никто не вспоминает. Не произошло существенных изменений и в судебной системе. Хотя многие полагали, что бывший преподаватель юрфака Ленинградского госуниверситета именно на этом сконцентрирует свои усилия: на то, что вертикаль «телефонного права» окончательно разрушила в стране судебную власть, не сетовал только ленивый. Год назад многие указывали на то, что ключевые игроки команды Медведева — глава Арбитражного суда Антон Иванов, министр юстиции Александр Коновалов и глава профильного комитета Госдумы Павел Крашенинников ровно ради этой задачи — возвращения судам предназначенной им роли — и были выбраны Медведевым. Однако результаты весьма скудны, отмечают наблюдатели. Антону Иванову удалось пока лишь сменить председателя Федерального арбитражного суда Московской области Людмилу Майкову: ее место заняла сокурсница Медведева по юрфаку ЛГУ Валерия Адамова. А вот все усилия по замене председателя Московского городского суда Ольги Егоровой провалились. Что стало знаком, что ресурса Медведева недостаточно, чтобы бороться с силовиками, и прежде всего с ФСБ (муж Егоровой — генерал с Лубянки). «Единичными перестановками проблемы судебной системы не решить, — уверена судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова. — Сразу после инаугурации Дмитрия Медведева была создана рабочая группа по подготовке судебной реформы, но конечного продукта эта группа пока не выработала. Есть промежуточный доклад, но до законопроекта дело пока не дошло». Зато в пятницу, 8 мая, Медведев внес в Госдуму законопроект об изменении порядка назначения главы Конституционного суда. Сейчас главу КС избирают судьи, если закон будет принят, утверждать главу КС по представлению президента будут в Совете Федерации. «Для начала необходимо, чтобы первые 30 лиц государства перестали звонить судьям. А то им кажется, что если у них есть телефон и у судьи он есть, то как же не позвонить?» — сказал один из питерских инсайдеров The New Times. «Кстати, Медведев судьям не звонит», — утверждает он. Но и заставить отказаться от порочной привычки других президент не может.

Верховный главнокомандующий
К неудачам Медведева наблюдатели относят и то, что силовики, которые подчиняются президенту по закону, по-прежнему видят своим лидером премьера Путина. «В России нельзя быть главой государства и при этом не контролировать как минимум Лубянку и Генпрокуратуру», — говорит один из экспертов. «Думаю, силовые структуры по-прежнему остаются слабым местом президента, — сказал The New Times зампред Комитета по безопасности Госдумы полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков. — Впрочем, может, это и не слабое место, а просто договоренность о распределении полномочий и обязанностей внутри тандема. Но то, что Владимир Путин больше влияет на силовиков и реализацию их политики, — совершенно точно». Впрочем, наблюдатели заметили в последнее время некоторые сдвиги: две недели назад Медведев отправил в отставку начальника Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба Валентина Корабельникова (некогда могущественное ГРУ в ближайшее время ждет полное расформирование и превращение в департамент Минобороны), а затем своего поста лишился глава московской милиции Владимир Пронин. Он был отправлен в отставку после того, как глава ОВД «Царицыно» майор Евсюков устроил стрельбу в супермаркете на юге Москвы. По мнению депутата Гудкова, отставка Пронина — это «некая правильная эмоциональная реакция президента», которая наверняка была обсуждена с премьером. Впрочем, и отставка главы ГРУ Корабельникова — также согласованное решение двух первых лиц.
Однако все чаще как об одном из членов команды Дмитрия Медведева говорят о генпрокуроре Юрии Чайке, который находится в давнем аппаратном противостоянии с главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным. «Бортников (директор ФСБ) и Сердюков (министр обороны) тоже в последнее время зачастили в Кремль», — говорит источник. Насколько удачным «вербовщиком» силовиков станет Медведев — пока неясно. Тем более что в том же Кремле успехи на этом поприще президента пока вполне эффективно нивелирует глава Совета безопасности и верный «лейтенант» премьера Путина и вице-премьера Сечина генерал армии Николай Патрушев.

Юрист
В рамках борьбы с «правовым нигилизмом» можно рассматривать историю с условно-досрочным освобождением Светланы Бахминой. Решение, на котором, как утверждают, Медведев лично настаивал. Домой под денежный залог был выпущен и другой фигурант «дела ЮКОСа», смертельно больной Василий Алексанян. Однако в первый год Медведева стартовал и новый процесс над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Правда, что суд идет не в Чите, а в Москве, и журналис­ты имеют возможность подробно освещать, что там происходит, — заслуга, убеждают эксперты, тоже лично Медведева.

Политик
В последнее время Медведев очевидно стал менять свой публичный имидж. Если в первые месяцы его пребывания в главном офисе Кремля имиджмейкеры настойчиво де­монст­рировали согражданам образ клона Путина — вплоть до интонаций, то теперь Медведев все чаще предстает в образе интеллигентного профессора, что значительно более импонирует бизнес-элите и интеллектуалам. «Из Владимира Путина получался хороший премьер при больших деньгах, — говорит собеседник The New Times, близкий к кремлевской администрации. — Теперь же поток тех, кому Медведев как глава государства более симпатичен, постоянно растет. Все чаще звучат разговоры о том, что Путину пора покинуть свой пост, хотя, конечно, это перспектива не ближайших недель и даже месяцев». Вероятно, с этим связана и утрата былых позиций автора «суверенной демократии» и замруководителя администрации президента Владислава Суркова, чья национально-православная идеологическая доктрина, как утверждают, теряет сторонников за Кремлевской стеной.
Немалые дивиденды среди широкой публики Медведев приобрел и тем, что сумел заставить высоких чиновников исполнять закон, подписанный первым президентом России Борисом Ельциным аж в 1997 году: закон, обязывающий высоких госчиновников обнародовать свои налоговые декларации. Так, налогоплательщики наконец узнали, что ими управляют «бедные мужья богатых жен», по меткому выражению одного из экспертов.

Президент молодых
О любви Медведева к интернету сказано много. Тема эта многажды обыграна и государственными СМИ, которые тем самым постоянно подчеркивают, что вот премьер Путин ездит по заводам и селам, решает каждодневные проблемы, занят реальной жизнью, тогда как президент — все более виртуальной. В журналистской среде пересказывают байки (которые, впрочем, весьма похожи на правду) о том, как Медведев звонит министрам и говорит: «Я прочитал в интернете, что...» Президент действительно даже завел себе видеоблог в живом журнале. Очевидно, что 43-летний президент пытается завоевать авторитет у молодой и достаточно продвинутой аудитории сети.
Эффективность такого прямого контакта подтвердилась почти сразу: рязанский бизнесмен Андрей Зубарев пожаловался в блоге президента на критическое состояние детского инфекционного отделения при городской больнице № 11, и в тот же день президент дал указание губернатору области Олегу Ковалеву озаботиться проблемой ремонта медицинского учреждения. Ко всем жалобам, касающимся проблем детей, Медведев, как говорят, относится особенно серьезно. 7 мая на сайте Кремля для детей даже открылся специальный раздел, где юные россияне смогут узнать о том, как устроена судебная система страны. Точнее, узнают о том, как она должна была быть устроена.

Либеральный призыв
Новый глава государства в первый год правления активно вмешивался в дела губернаторского корпуса: например, снял одиозного президента Ингушетии Мурата Зязикова и назначил губернатором Кировской области экс-лидера Союза правых сил Никиту Белых. Созвал новый состав Совета при президенте по развитию гражданского общества, в него вошли люди, которые при прежнем президенте там появиться не могли — например, глава российского антикоррупционного фонда «Трансперенси интернешнл» Елена Панфилова, руководитель почившего Фонда «Открытая Россия» (он был создан Ходорковским) Ирина Ясина или неугодная властям телеведущая Светлана Сорокина.
(Утверждают, что Владислав Сурков уговаривал президента не подписывать такой список, в то время как глава администрации президента Сергей Нарышкин его поддержал.) Вероятно, ту же задачу — привлечь к себе либералов — преследовал Медведев и объясняя главреду «Новой газеты» Дмитрию Муратову, почему именно это оппозиционное издание, в котором убиты уже четверо журналистов, выбрал для своего первого интервью российской прессе: «Вы никогда никому ничего не лизали».

Глава государства
Согласно Конституции именно президент в России отвечает за выработку внешней политики. Но тут у Медведева — разве что за исключением пятидневной войны в Южной Осетии, которая чуть не обернулась для России международной изоляцией, достижений немного. Одностороннее признание Южной Осетии и Абхазии независимыми государст­вами пока никто, даже президент Белоруссии Лукашенко, не поддержал. «Внешнюю политику он (Медведев) под себя пока так и не сумел взять», — уверяют знающие люди.
Так что же в сухом остатке? «Впервые вижу человека, который сел в Кремль, но так и не стал президентом», — сказал The New Times один из приближенных к власти олигархов. «Дима еще себя покажет», — заметил другой. Вопрос в том, какой срок между этими полюсами. Одним из первых решений Медведева было внесение поправок в Конституцию, продлевающих срок президентских полномочий до 6 лет, а Госдумы — до 5 лет. Считалось, что тем самым новый президент исполнил пожелания прежнего. Как многие полагали, в 2012 году Путин вернется в Кремль минимум на следующие 6 лет. Сегодня подобное мнение разделяют далеко не все: «На того, кто уйдет, повесят всех собак, за кризис в том числе. Дмитрий Анатольевич вряд ли согласится на такой вариант», — убеждал собеседник The New Times. Какое мнение на этот счет имеет главный член дуумвирата, не знает никто. А потому и ответа на вопрос, выйдет ли Медведев из тени Путина — пока нет.


1 О том, как оценивают первый год Медведева ведущие российские политики, The New Times подробно писал в № 8 от 2 марта 2009 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.