Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Франция

Казнь через повышение

08.12.2010 | № 41 от 6 декабря 2010 года

40-1.jpg

Ноябрь 2010-го. Николя Саркози и Франсуа Фийон на памятной церемонии в Коломбэ-лэ-дё-Эглиз по случаю 40-летия смерти Шарля де Голля

Казнь через повышение. Во Франции стартовала президентская кампания. Не официально — фактически. Старт беспрецедентно ранний — за два года до очередных выборов. И в еще большей степени хитроумный. Вплоть до ноября этого года главным фаворитом был премьер-министр Франсуа Фийон, известный популярный политик при высокой должности. Но к началу декабря фаворитом он быть перестал, хотя сохранил и должность, и все регалии. В особенностях политической борьбы по-французски разбирался The New Times

13 ноября 2010 года Николя Саркози поставил жирную точку под затянувшейся драмой пенсионной реформы: решительно отправил в отставку кабинет министров. Президент, как ему показалось, одним махом разрубил гордиев узел серьезного кризиса. Ведь именно министр труда Эрик Верт в глазах миллионов стал олицетворением безжалостной государственной машины, поправшей социальные права тех, кто привык выходить на пенсию в 60 лет, а не в 62, как в новой редакции трудового кодекса. Верно? А теперь Верта нет — уволен вместе с прежним правительством. Значит, нет и забастовок. После чего в медиапространстве явно с подачи Елисейского дворца прозвучало: президент изменился, он теперь другой. Какой же?

Чудесные метаморфозы

Способность меняться — уникальный дар Николя Саркози. Каждые полгода, появляясь на экранах телевизоров, он говорит: «Я изменился». И ему верят. Первое «перевоплощение» Саркози состоялось в январе 2007 года, во время выступления перед активистами пропрезидентской правой партии «Союз в поддержку народного движения». Тогда президент вдруг сделал философско-лирическое отступление, поговорил о личном и наболевшем, а под конец торжественно объявил: «Как видите, я изменился». То же самое он сказал 13 ноября 2010-го, когда по телевизору пытался объяснить согражданам причины роспуска правительства: «Я изменился».

40-2.jpg

Украшать улицы Парижа плакатами из прошлых президентских кампаний — одно из любимых занятий политически активных граждан в предвыборную пору. (На снимке — плакаты 70-х годов)

Немногие вспомнили при этом, что о планах распустить кабинет Саркози впервые объявил ни много ни мало пять месяцев назад. После чего все министры разом потеряли способность эффективно работать. Но Сарко знал чего хотел! Его заявление мигом заставило каждого обладателя портфеля поставить на первое место заботу о собственном будущем. Да-да, президент готов был целых полгода терпеть неэффективное правительство ради одного — будущих выборов. Ведь за это время он должен был успеть стать в глазах избирателей самым лучшим и неоспоримым кандидатом. Неужели удалось? Согласно последним социологическим опросам, его личный рейтинг по-прежнему невысок — менее 30%. Но Сарко не отчаивается.

Не сотвори себе конкурента

Во французской политике есть несколько непреложных правил, которые любой игрок, а тем более человек с 35-летним политическим стажем, должен знать как свои пять пальцев. Первое: не плодить конкурентов в своем собственном лагере. А уж коли наплодил, постарайся вовремя нейтрализовать. Именно так и поступил Саркози, в третий раз за время своего президентства назначив главой кабинета 56-летнего Франсуа Фийона. Ведь Фийон не просто премьер и не просто сопартиец Саркози. Это самый популярный на сегодняшний день французский политик с безупречной профессиональной и человеческой репутацией. Его рейтинг сегодня — более 45%. Вроде бы самое время уйти сейчас в самостоятельное предвыборное плавание. Но не все так просто. Фийон не может на это решиться — ему пока недостает поддержки в партии. Опираться на партийное большинство — это второе правило французской политики. Обеспечить такую поддержку в ближайшее время Фийону может только союз с президентом. Но за этот союз он вынужден платить «заточением» в Матиньонском дворце* *Резиденция премьер-министра Франции. и полной лояльностью к непопулярному Саркози, который тем временем обустраивается на предвыборных позициях, да к тому же на безальтернативной основе.

Либо вместе, либо порознь

В результате в стране сложилась уникальная ситуация. В глазах большинства избирателей и Саркози, и Фийон — «хромые утки». Ведь нейтрализовав, как ему, вероятно, кажется, предвыборный потенциал премьера, по-прежнему непопулярный президент отнюдь не обеспечил себе победу на выборах-2012. А что же Фийон? В последние две недели он робко пытается делать самостоятельные политические заявления. Но при этом ему приходится помнить: за все время существования Пятой республики (c 1958 года. — The New Times) уходящий премьер никогда не противопоставлял себя уходящему президенту. Вот оно, третье правило: либо вместе до конца, либо каждый за себя. В 1974-м Жак Ширак был премьер-министром в администрации президента Валери Жискар д’Эстена. Но как только Ширак решил, что сам станет президентом, — подал в отставку. Через 7 лет, в 1981-м, Ширак и д’Эстен встретились на президентских выборах уже как соперники. Потом Ширак вспоминал, что за «один год собственную кандидатуру не подготовишь — как минимум за два». Если Фийон хочет стать кандидатом в президенты Франции, ему нужно подать в отставку с поста премьера уже сейчас. А как же тогда тактически необходимый союз с президентом? Круг замкнулся...

Не выносить сор

В преддверии выборов Николя Саркози сумел нейтрализовать не только Франсуа Фийона, но и менее опасных потенциальных соперников. Ален Жюппе, получивший в новом кабинете портфель министра обороны вместо Эрве Морена, Мишель Аллио-Мари, возглавившая МИД после Бернара Кушнера, Франсуа Баруэн, поставленный «на бюджет» — все это видные деятели «Союза в поддержку народного движения» из окружения экс-президента Жака Ширака, с которым у Саркози никогда не было особо теплых отношений. Внутри партии все они, как и прежде, критикуют «гиперпрезидентство Саркози», под которым подразумевается любовь национального лидера к деньгам, богатым людям, знаменитостям, роскошным часам и авторучкам. Но на широкой публике — нет, должность не позволяет. Напротив, на людях из уст многих вроде бы критично настроенных сопартийцев в последнее время все чаще слышны дифирамбы Сарко: «лучший из нас», «наш лучший кандидат на 2012 год», «наш единственно возможный кандидат!» А это, господа, — четвертое правило французской политики, на котором строит расчеты Саркози: не выносить сор из избы!

Закидывая сети

Что же сейчас? Неутомимый Николя, собрав в кулак партию и успокоив сердца электората, вступает в предвыборную борьбу, помня еще об одном базовом правиле: первый тур выборов дан политику-триумфатору для мобилизации преданных ему политических сил, второй — для расширения электоральной базы. Расширять базу Саркози будет, завоевывая позиции среди левого центра.

Как это делается? 13 ноября популярный и влиятельный министр-левоцентрист Жан-Луи Борлоо изгоняется из кабинета министров. Скандал? Нет-нет, буквально на следующий день, уже как самостоятельный политик, Борлоо делает заявление о безальтернативности кандидатуры Саркози.* * До последних дней именно Борлоо, занимавшего пост госминистра, министра экологии, энергетики и устойчивого развития, большинство наблюдателей называли основным претендентом на премьерское кресло. И одно лишь это вполне может принести нынешнему президенту победное число голосов уже в первом туре. Во французской политике такой прием называется «широким закидыванием сетей» — в 1988-м его блистательно применил переизбранный тогда на второй срок Франсуа Миттеран.

Угрозы и риски

Итак, главный конкурент-сопартиец Саркози нейтрализован, второстепенные — тоже. Сейчас первая задача для Саркози-кандидата — отмыться от спорной репутации Саркози-президента. Вот почему он и затеял сейчас кампанию по смене имиджа. Теперь он — «президент-защитник». «Во Франции он защищает интересы всех французов, а за рубежом — Франции» — внушают президентские имиджмейкеры. Внешняя политика — хорошее подспорье. Благодаря председательству Парижа в «Большой двадцатке» Саркози еще год сможет оставаться заметной фигурой на международной сцене, сдабривая собственную предвыборную почву. Тем не менее победа в 2012 году ему пока не гарантирована. Печальное состояние французской экономики и финансов, так и не восстановленных до предкризисного уровня, недовольство граждан ростом безработицы, замораживание зарплат, пенсионная реформа, наконец, — все это осложняет для Сарко повторное восхождение на олимп. А главное, пока неясно, как отнесется французский избиратель к возможному появлению в предвыборном стане противников-социалистов такой мощной фигуры, как Доминик Стросс-Кан, нынешний глава МВФ. Слухи о его желании побороться за Елисейский дворец ходят уже давно. При нынешней должности Стросс-Кан не может не то что выставить свою кандидатуру — даже позиционировать себя в качестве возможного кандидата на выборах. Но его политические союзники уже готовят ему предвыборную сцену. Говорят, ждать «судьбоносного решения» осталось недолго.

Перевод с французского
Елизаветы Богадист-Катаевой



Франсуа Шарль Арман Фийон родился в 1954 году. Член партии «Союз в поддержку народного движения». Министр труда Франции в правительстве Жан-Пьера Раффарена с 2002-го по 2004-й. Министр образования Франции в правительстве Жан-Пьера Раффарена с 2004-го по 2005-й. Премьер-министр Франции с 17 мая 2007 года.

В новом кабинете министров Франции — 31 человек против 37 в кабмине прошлого созыва. В нем также сохранили свои посты министр экономики Кристин Лагард и глава МВД Брис Ортефе, который теперь будет отвечать и за вопросы иммиграции, которыми ранее занималось отдельное ведомство.


С 1962 года, когда были значительно усилены полномочия президента, Франция — республика со смешанной (президентско-парламентской) формой правления. Парламент имеет право вынести вотум недоверия правительству, сформированному президентом. Президент, в свою очередь, имеет право распустить парламент и назначить внеочередные выборы. Если в новом составе парламента партия президента получает большинство, то сохраняется «бицефальная» исполнительная власть, когда политику правительства определяет президент при относительно слабой фигуре премьер-министра. Если на выборах побеждают противники президента, то, как правило, последний бывает вынужден принять отставку правительства и фактически передать полномочия по формированию нового правительства лидеру партии, набравшей большинство голосов на выборах. В последнем случае президент не может существенно влиять на политику правительства — и главной политической фигурой становится премьер.
И нынешний президент Франции Николя Саркози, и премьер-министр Франсуа Фийон принадлежат к одной партии — «Союз в поддержку народного движения».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.