Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Флешка для аятолл

08.12.2010 | № 41 от 6 декабря 2010 года

В Тегеране взорвали двух физиков-ядерщиков — Мажида Шахриари и Ферейдуна Аббаси. И тот и другой ехали в своих автомобилях на работу, когда их догнали неизвестные люди на мотоциклах, припечатали к лючку бензобака взрывные устройства на магнитах и унеслись прочь... Шахриари погиб, Аббаси получил тяжелые ранения. Они были не первыми жертвами покушений: в январе этого года в Тегеране взорвали физика-ядерщика Массуда Али Мохаммади.

23 ноября на иранском ядерном центре в Натанзе в результате компьютерного сбоя вышли из строя все центрифуги. Еще раньше, в конце сентября, вирус неизвестного происхождения проник в электронные системы атомной АЭС в Бушере, построенной с российской помощью, и почти на сутки вывел их из строя. На хакеров это никак не спишешь. Автор этих строк специально интересовался тем, как работают компьютерные сети в Бушере и Натанзе. Они — закрытого типа, абсолютная «вещь в себе», без связи с внешним миром, то есть с интернетом. Парализовать их могла только специально разработанная программа для воздействия на сложные промышленные системы, а переносчиком вируса могло быть только физическое лицо, проникшее с «отравленной» флешкой на закрытые объекты.

Точной информации об этих происшествиях мало, спекуляций вокруг них — много. Тем не менее некоторые выводы уже напрашиваются. Вывод первый: идет волна скоординированных действий против ядерной программы Ирана. Волна явно еще не достигла своего апогея — будут новые инциденты. Кто стоит за всем этим? Иран обвиняет спецслужбы Израиля. Но когда нет ни следов, ни улик, обвинения выглядят голословными. Так что оставим пока этот вопрос без ответа.

Вывод второй: несмотря на густую пелену секретности, ядерная программа Ирана оказалась слабозащищенной, и «разгерметизировать» ее не составило большого труда. В Иране нашлись люди, готовые действовать по заданию извне, и этого оказалось достаточно. А завербовал ли их «малый сатана» (Израиль, по терминологии иранских ортодоксов) или «большой» (США) — покажет время.
 

Аятоллы получили четкий сигнал: чтобы их ядерные планы пошли прахом, совсем необязательно затевать против Ирана большую войну   


 
Вывод третий. Аятоллы получили четкий сигнал: чтобы их планы по превращению Ирана в ядерную державу пошли прахом, совсем необязательно затевать против Ирана большую войну — можно достичь нужного результата и другими способами. При этом никто, абсолютно никто из тех, кто создает иранскую атомную бомбу, не может чувствовать себя в безопасности. Иранская контрразведка — а ее наверняка сейчас основательно чистят и перетряхивают — показала свою неподготовленность к отражению террористических и кибератак.

6–7 декабря в Женеве должен пройти очередной раунд переговоров по иранской ядерной программе в рамках «шестерки». Повлияют ли точечные удары по иранскому атому на позицию Ирана, который до сих пор не выказывал намерений идти на компромисс? Вопрос тем более уместен, что пропагандистская реакция Тегерана на теракты в отношении физиков-ядерщиков была на удивление пассивной. Создается впечатление, что тегеранская верхушка растерянна. С другой стороны, иранские верхи не могут не понимать: последняя по времени жесткая резолюция ООН (от 9 июня 2010 года) в отношении Ирана может стать действительно последней. Китай и Россия уже дали понять остальным членам Совбеза: антииранских санкций они больше не хотят. Получается, методы международно-правового воздействия на Иран исчерпаны.

В любом случае Иран становится ключевой международной проблемой, напрямую касающейся безопасности России. Но в послании, с которым выступил на днях президент Медведев, обо всем этом — ни слова.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.