Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Без политики

Праздник света

10.12.2010 | Беларева Ривка | № 41 от 6 декабря 2010 года

60-1.jpg

Праздник света.
Ханука — «освящение» — один из любимых еврейских праздников, знаменующий победу в борьбе за освобождение и освящение Иерусалимского храма. Что главное в этом празднике — узнавал The New Times


Что такое Ханука? Учили мудрецы: с 25 кислева — восемь дней Хануки, в них не оплакивают покойных и не постятся, [в честь того, что] когда вошли греки в Храм, осквернили [они] все находившееся там масло, и когда победило их царство Хасмонейского дома, то нашли [победители] в Храме только один сосуд с маслом, запечатанный печатью первосвященника. Хватило бы этого масла на один день, но свершилось с ним чудо и горело оно восемь дней. На следующий год установили эти дни праздничными, с хвалебными и благодарственными молитвами.
Вавилонский Талмуд, трактат Шаббат 21b

60-2.jpg
Храмовая менора. Миниатюра
из Серверской Библии,
1300, Испания. Национальная
библиотека, Лиссабон
В этом году Ханука началась вечером 1 декабря и длится 8 дней. Этот праздник — напоминание о событиях, произошедших в Иудее предположительно в 164 году до н.э., в эпоху Второго Храма,* * Иерусалимский храм был средоточием жизни и веры иудеев. Первый Храм (Храм Соломона) существовал с 950-го по 586 г. до н.э., был разрушен вавилонским царем Навуходоносором. Второй Храм (Храм Зоровавеля) воссоздан в 516 г. до н.э. после завоевания Вавилонии персидским царем Киром. После завоевания Иерусалима царем Иродом в 20 году до н.э. была начата перестройка обветшавшего храма. Разрушен в 70 г. н.э. римской армией в ходе первой Иудейской войны. когда страна находилась под властью греко-сирийской династии Селевкидов. Евреи не выдержали жестоких гонений царя Антиоха IV на еврейскую веру, запрета на соблюдение фундаментальных обрядов, наконец, осквернения Иерусалимского храма (греки объявили его храмом Зевса, а перед жертвенником установили изображение «языческого бога») — они восстали.

Чудесный кувшинчик

Возглавила вооруженное восстание семья священников Хасмонеев, самым знаменитым из которых был Иегуда по прозвищу Маккаби (Маккавей) — имя, созвучное слову «молот». Войдя в Иерусалим, воины-маккавеи очистили разбитый храм. Нужно было заново освятить его, однако масла для зажигания храмового семисвечника — меноры — оказалось недостаточно. Маленький кувшинчик, обнаруженный в тайнике на территории храма, чудесным образом спас положение: масла в нем было всего на один день, но горело оно целых восемь дней — ровно столько, сколько было необходимо для приготовления нового. В память об этом чуде и победе над врагами был установлен праздник Ханука («освящение»), а также особая заповедь: в течение восьми дней зажигать свечи или масляные светильники.

Свет и тьма

Именно ханукальный светильник (ханукия) стал символом победы, освобождения народа, возвращения традиции, хотя исторически независимость Иудеи была достигнута значительно позже. Но возвращение храма, его освящение знаменовало победу духа, духовную свободу. Задача ханукального светильника — распространять весть о чуде, о победе света над мраком, духовного над материальным. Поэтому традиционно он располагается так, чтобы его могло увидеть как можно большее число людей — на подоконнике или при входе в дом. И хотя нередко ханукии специально придается форма храмовой меноры с ее симметрично расположенными ветвями, эти светильники существенно отличаются друг от друга.

60-3.jpg
Чарльз Спенселей (1865–1958).
«Последняя ханукальная свечка»
(фрагмент). Галерея Christi’s, Лондон.
Храмовая менора состоит из семи подсвечников. Ханукия должна содержать девять подсвечников — восемь по числу дней праздника и один — для вспомогательной свечи для розжига. Число восемь символически связывается в иудаизме с бесконечностью, с чудесным, с тем, что выходит за границы обыденного. Мотив преодоления границы подчеркивается и в других обычаях, связанных с ханукальным светильником. Его зажигают с наступлением темноты, когда рубеж света и тьмы наиболее осязаем. Пространственное расположение ханукии — между внутренним и внешним, домом и улицей, частным и общественным — также воплощает эту идею. Напоминая о конкретных исторических событиях, свечи одновременно приостанавливают ход истории и размыкают поток причин и следствий. Не случайно говорится, что в ханукальных огнях проявляется и первозданный свет, который был доступен лишь первому человеку в раю, и свет грядущих мессианских времен.

60-9.jpg
Ханукия с подсвечниками в виде
кувшинчиков. Восточная Европа,
XIX в. Еврейский музей, Нью-Йорк
Важно и то, что свет ханукии запрещен для любого бытового, хозяйственного, практического использования. Именно поэтому на многих светильниках начертаны слова на иврите: «Свечи эти святы». С каждым днем праздника ханукия отвоевывает у тьмы все больше и больше пространства. Начиная со второго дня Хануки число свечей возрастает: во второй день — две, в третий — три и т.д., вплоть до кульминации на восьмой день, когда горят все свечи.

Украшение праздника

Созданию и приобретению ханукии придавалось огромное значение. Украшение светильников имело социальный и педагогический смысл. Не случайно сама идея образования вписана в название праздника: «ханука» родственно слову «хинух» — воспитание (иврит). Когда праздничным вечером вся семья собирается около свечей, домашняя работа останавливается и ханукия становится центром внимания. Дети получают так называемые ханукальные деньги (на идише — «хануке гелт») и подарки. Одно из главных детских развлечений праздника — игра в волчок (на идише — «дрейдл», на иврите — «савивон»). На каждой из четырех граней волчка в определенном порядке расположены еврейские буквы — нун, гимел, hей, шин. Это начальные буквы слов во фразе на иврите: «Чудо великое произошло там».

60-4.jpg
Зажигание синагогальной ханукии. Фрагмент миниатюры манускрипта Ротшильда, 1470

Наряду со светильниками в форме храмовой меноры, в зависимости от региона и общины, существовали и другие. Например, масляные лампы с богато декорированной задней стенкой: она украшалась орнаментом, могла принимать архитектурные формы, содержала изображения растений и зверей, фигурки персонажей еврейской истории. Во многих общинах установился заимствованный из Италии обычай зажигать массивную ханукию и в синагогах, располагая ее у южной стены — в соответствии с тем, как была расположена менора в Иерусалимском храме.

60-7.jpg
Фрагмент ханукии с драконом. Германия,
XIII в. Еврейский музей, Нью-Йорк
Баал Шем Тов

Интересный тип ханукии получил распространение в Восточной Европе — он назван в честь основателя хасидизма рабби Исраэля Баал Шем Това (1698–1760). Ханукия этого типа совмещала филигранный орнамент широкой задней стенки с литыми фигурками диковинных птиц и животных. Своей структурой, композицией и декором она передавала устройство мироздания, мир в миниатюре. Симметрично организованная ханукия типа «Баал Шем Тов» имела центральную ось, увенчанную одним из символов власти Творца над миром: короной, двуглавым орлом, скрижалями Завета и т.п. Надо сказать, что такой популярный геральдический символ, как двуглавый орел, получил в еврейском искусстве совершенно иное звучание. Две головы орла воплощают идею суда и милости — качеств, с помощью которых Творец управляет мирозданием. Сам же орел символизирует Всевышнего, неустанно пекущегося о своем народе. К центру ханукального светильника «сбегаются» фигурки животных, птиц и всевозможных чудесных существ, расположенные на разных уровнях и этажах: мир во всем своем многообразии прославляет Создателя.

60-5.jpg
Мориц Даниэль Оппенгейм. «Зажигание ханукии», 1880. Музей Израиля, Иерусалим

В нижний ярус ханукии XIX века из Восточной Европы, близкой по типу и набору мотивов «Баал Шем Тову» (стр. 63), помещены два слона, поддерживающие на своих спинах всю сложную конструкцию светильника. Слон в еврейском искусстве был символом народа Израиля, несущего «бремя» Торы и заповедей, а иногда трактовался как аллегория самой Торы. В связи с Ханукой особое значение имело и то, что в ивритском слове «пиль» (слон) зашифровано слово «пеле» (чудо). Выше расположена чета львов — царственных животных и символов царского колена Иегуды. Над ними — пара птиц, воспевающих Создателя и символизирующих человеческие души. Грифоны и василиски, изображенные на следующих уровнях светильника, выполняют роль своеобразных стражей древа жизни, сформированного растительным орнаментом. Пальмы, венчающие многоэтажную конструкцию, традиционно символизируют праведников. Примечательно, что по аналогии со средневековыми еврейскими манускриптами, в которых всегда было место маргиналиям — рисункам на полях, здесь также есть персонажи за пределами общей композиции. Это медведь в наморднике и обезьяна, символическое значение которых амбивалентно. Не случайно образы этих животных связаны со смехом; их показывали на площадях для развлечения публики, потому что считалось, что они пародийно имитируют человека. Эта особенность делает их эмблемой сил зла, отражающего реальность в искаженном, перевернутом виде. Позитивная же сторона образов медведя и обезьяны состоит в том, что они могут передавать идею imitatio Dei — идею этического самосовершенствования как подражания Творцу.

60-6.jpg
Фрагмент навершия ханукии. Восточная
Европа, XIX в. Еврейский музей,
Нью-Йорк
Дракон

Еще одним излюбленным героем средневековых маргиналий был змей или дракон. Вытесненный на границу текста, он олицетворял поверженные силы зла. Такой дракон появляется и в центральном медальоне ханукии XIII века из Германии (стр. 62). В меньших медальонах по обе стороны от дракона изображены львы. Эти образы намекают, прежде всего, на цитату из Книги псалмов: «Будешь попирать льва и змея, растопчешь молодого льва и дракона» (91:13), относящуюся к праведному человеку, полагающемуся на Всевышнего и охраняемого ангелами. Однако дракон связан и с темой огня, что делает его возникновение на ханукальном светильнике неслучайным. Дело в том, что в виде крылатого дракона рисовали медного змея, изображение которого было создано Моисеем в пустыне по приказу Всевышнего — для исцеления евреев от укусов ядовитых змей (Числа, 21:6-9). В Пятикнижии он назван «сараф» — «сжигающий», «жалящий». Такое же имя носят и огненные ангелы, известные в русской транскрипции как серафимы. Дракон на ханукии намекает на разрушительную силу огня, в то время как ханукальный свет олицетворяет огонь созидающий.

Древо жизни

60-8.jpg
Ханукия, близкая к типу «Баал Шем Тов»
(со слонами). Восточная Европа, XIX в.
Еврейский музей, Нью-Йорк
Своей конструкцией ханукия призвана напоминать о чуде, произошедшем с храмовым семисвечником. В декоре одной из восточно-европейских ханукий XIX века каждый из восьми подсвечников исполнен в виде стилизованного кувшинчика для оливкового масла. Традиционно же храмовая менора всегда сравнивалась с  райским Древом жизни. И именно в соответствии с этой метафорой основание лампы представляет собой огражденный райский сад. Наиболее интересной деталью является здесь змей, обвившийся вокруг ствола и намекающий на историю с плодом Древа познания. В результате получается сложная игра ассоциаций: ствол светильника объединяет в себе символику двух райских деревьев — Древа жизни и Древа познания, а свечи воплощают победу в противостоянии добра и зла, которое зародилось на заре человеческой истории.



60-10.jpgУгощение на Хануку
Картофельные латкес — классическое ханукальное блюдо. Очень вкусно с яблочным соусом. Понадобится 5 больших картофелин, 1 большая луковица, 4 яйца, 1/4 чашки молотой мацы или муки, соль и перец по вкусу.
Натрите картофель и откиньте на дуршлаг. Тертый лук смешайте с картофелем и взбитыми яйцами. Добавьте молотую мацу и приправы, все перемешайте. Разогрейте масло на сковородке. Столовой ложкой кладите картофельную массу на сковороду. Когда лепешка зарумянится с одной стороны, переверните ее.
Чтобы приготовить не менее знаменитые морковные латкес, замените картофель натертой морковью.


 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.