Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Обаяние греха

02.12.2010 | Алексей Мокроусов | № 40 от 29 ноября 2010 года

Выставка, на которую детям вход воспрещен
54-01.jpg
Мартин Парр. Luxury. 2008 (Galerie Nicola von Senger/Zurich)

Обаяние греха. На бернскую выставку «Наслаждение и порок» не пускают детей.
Причем не только маленьких, но и подростков. Хотя, кажется, именно к ним в первую очередь обращены заповеди, которые определяли европейскую жизнь на протяжении столетий и легли теперь в основу концепции выставки. The New Times увидел своими глазами, как внимательно искусство к запретной стороне жизни


Подзаголовок выставки — «Семь смертных грехов от Дюрера до Наумана». Тем не менее самые ранние экспонаты, представленные в Берне, датируются еще Х веком. У греха такое древнее прошлое, что впору менять Дюрера на Библию: именно там появились первые перечисления грехов, от которых позднее отталкивались теологи Средневековья и Возрождения. Как таковой список грехов в Библии отсутствует, его составляли на основе Книги притч Соломоновых и десяти заповедей, а также учения о восьми помыслах Евагрия Понтийского.

Средневековые схоласты придали списку современный вид, классический перечень свелся к семи: гордыня, зависть, чревоугодие, блуд, гнев, алчность, уныние. На его основе в XVI–XVII веках и создавались многочисленные циклы гравюр, изображающие аллегории семи смертных грехов: как правило, по картинам знаменитых художников современности их делали менее известные граверы. Так, Якоб Матам выполнил свой цикл по картинам Гендрика Гольциуса,* * Гендрик Гольциус (1558–1617) — нидерландский живописец и выдающийся гравер, один из ведущих представителей нидерландского маньеризма, стиля, характеризующегося усложненностью образов, вычурностью приемов изображения. многие же авторы вплоть до XVIII века гравировали вслед за Мартином де Восом.* * Мартин де Вос (1532–1603) — фламандский живописец и график.

BILD_08_Sigmar_Polke_o_opt.jpeg
Зигмар Польке. Без названия. 1973 (Kunstmuseum Bern Sammlung Toni Gerber/Bern-Schenkung)

Детям до 16...

Сегодня эти пожелтевшие листы со сценами обжорства и прелюбодейства, гнева и уныния показывают в Художественном музее Берна, одном из двух музеев города, отдавших себя «Наслаждению и пороку». Здесь собраны работы от Средневековья до модерна. Современное же искусство представлено в Центре Пауля Клее, где публику встречают строгие предупреждения о запрете входа для детей. Их все же пускают, но с родителями, перекладывая ответственность на них. Но если папе и маме придет в голову прежде самим ознакомиться с содержанием выставленного, вряд ли многие рискнут прийти всей семьей.

Порнография, да и только, скажет непросвещенный зритель и будет вроде бы недалек от истины. Впрочем, в этом «вроде» и кроется весь смысл современного искусства. «Вроде» отделяет толерантность от зашоренности. Осязаемой точности работ фотоклассиков Нэн Голдин, Лари Кларка и Синди Шерман противостоит фантазия живописи, более впечатляющей и даже распаляющей воображение, чем фотографии. Можно сказать, что у немецкого художника Зигмара Польке или американского мастера, работающего с китчем, Джефа Кунса откровенность порой не знает границ.

цццццц_opt.jpeg
Гендрик Гольциус. «Фаэтон». 1588 (Kunstmuseum Bern, Bernische Kunstgesellschaft/Bern)

Искусство на грани

Но если не лицемерить — остались ли границы в обществе? Да и новая ли традиция в искусстве — балансировать на еле различимой грани между эротикой и порнографией, последовательно отодвигаемой все дальше и дальше от эротики? Иллюстрации Жервеза де Латуша к «Мемуарам сатурниста» (участника сатурналий) датированы 1787 годом, но вряд ли наши современники могут их превзойти как в степени откровенности, так и в художественном мастерстве. Единственное различие: до XIX века порнография распространялась подпольно в виде книг, издававшихся анонимно или под псевдонимом. Массовое развитие фотографии придало этому движению необходимый масштаб.

BILD_05_Thomas_Couture_opt.jpeg
Томас Кутюр. «Жажда золота». 1844 (Museїe des Augustines/Toulouse)

Но главное — изменилось само публичное пространство: порок теперь не только не прячут, его нередко тычут публике в лицо, предлагая не просто принять как данность, но еще и выразить восхищение. Фотоцикл Мартина Парра Luxury (в качестве перевода так и просится «Ярмарка тщеславия») напоминает о нынешнем торжестве глянца. Парр путешествует по самым знаменитым ярмаркам для миллионеров и фотографирует их посетителей, не отмеченных, мягко говоря, печатью интеллекта и благородства.

ццц_opt.jpeg
Йинка Шонибар. «Женщина с задранными ногами» (Из серии «Галантность и преступление»). 2002 (Collection of Daniella Luxembourg/Geneva)

Вопрос, как воспринимаются семь смертных грехов сегодня, едва ли не самый интересный среди предлагаемых выставкой. И среди ответов лишь один очевидный: церковь потеряла свою надзорно-контролирующую роль (когда авторы каталожных статей пишут об этом, они имеют в виду, конечно же, западноевропейское общество). Более того, общество иногда действует эффективнее и еще обнаруживает в себе силы взять под контроль саму церковь. Недавние скандалы с разоблачением пороков высших иерархов католической церкви тому подтверждение.


Изначально список грехов в католичестве состоял из восьми:

• Gula (обжорство),
• Fornicatio (блуд),
• Avaritia (алчность),
• Tristitia (отчаяние),
• Ira (гнев),
• Acedia (уныние),
• Vanagloria (тщеславие),
• Superbia (гордыня).
Затем их свели к семи, соединив отчаяние и уныние и заменив блуд похотью (Luxuria).

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.