Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Прыжок с «крыши мира»

30.11.2010 | № 40 от 29 ноября 2010 года

Почему тибетцам не живется дома
TIBET_REUTERS_opt.jpeg
Далай-Лама XIV (в верхнем ряду слева) с группой подростков во время празднования его 75-летия (июль 2010 г.) в храме Тсуглагханг в Дхарамсале (Индия)

Нет мира под «крышей мира».
Духовный лидер буддистов Далай-Лама XIV объявил о намерении в течение ближайших месяцев уйти в отставку с поста главы правительства Тибета в изгнании — Центральной тибетской администрации (ЦТА). После чего тысячи тибетцев начали отправлять письма в город Дхарамсала на севере Индии, где находится резиденция 75-летнего гуру, — его просят еще раз подумать. До сих пор далай-лама, считают авторы писем, силой своего авторитета защищал их от гонений со стороны центральных властей Китая. На что им рассчитывать теперь? За ответом The New Times направился в Гималаи


Ровно 60 лет назад части Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в результате скоротечной войны взяли под свой контроль высокогорный Тибет — «крышу мира». С тех пор отношения Пекина и тибетского этнического меньшинства не отличаются взаимной симпатией. В 2009 году очередная партия жителей Тибета — примерно тысяча человек — покинули свои дома, чтобы нелегальными тропами попасть на север Индии, в город Дхарамсала, где 75-летний далай-лама живет с 1959 года. «Рядом с ним спокойнее», — говорят они.

TIBET_3_REUTERS_opt.jpeg
Дхарамсала.
Зажженные свечи — непременная атрибутика
церемоний тибетских беженцев
в память о погибших соплеменниках
Табу на фото

Восемь членов правительства Тибета в изгнании, не считая далай-ламы, обосновались в городке Гангчен Кьишонг, неподалеку от Дхарамсалы. Почти треть населения в 30-тысячном Гангчен Кьишонге — беженцы из Тибета. Всего здесь, в северном индийском штате Химачал-Прадеш, их проживает около 20 тыс., а в целом по Индии — от 130 до 150 тыс. Многие обосновались и на юге страны, в штате Карнатака — там местные власти предоставили беженцам участки земли для скорейшего обустройства на новом месте. На севере ситуация иная: здесь мало сельхозугодий, многие беженцы занимаются вязанием свитеров и шалей, которые потом продают. Более образованные смогли открыть маленький бизнес и даже устроиться в крупные IT-компании. До 2008 года из Тибета в Индию — через Непал — без особого труда ежегодно переправлялись 2500–3000 беженцев. Но после 2008 года, когда в Тибете произошли массовые выступления протеста, китайские власти взяли границу в Гималаях под плотный контроль. Счастливчиков, которым удается добраться до Дхарамсалы и получить благословение далай-ламы, стало куда меньше. Но как бы жестко не стерег границу Пекин, поток беженцев все равно не иссякнет, уверена Кесанг Такла, министр информации и внешних сношений ЦТА, единственная женщина в кабинете: «Сейчас, например, бежит молодежь, у которой в Тибете нет реальной возможности получить образование».
  

Пекин настаивает на том, что буддистские монастыри в Тибете должны быть лояльны центральной власти и всей социалистической системе     


 
«В последние два года китайские власти резко усилили контроль за повседневной жизнью тибетцев, — говорит в интервью The New Times Кесанг Такла, кроме нее, никто в ЦТА не уполномочен давать иностранному корреспонденту информацию о ситуации в Тибете. — В Лхасе на каждом перекрестке установлены видеокамеры. Стоит жителям города собраться небольшой группой, даже чтобы просто поговорить, как к ним тут же подходят полицейские и военные: им всюду мерещатся заговорщики и сепаратисты». По словам министра, самый опасный человек для Пекина — сам далай-лама: «На его фотографии наложено абсолютное табу — в Тибете их никому не разрешается иметь даже дома».

Гвозди в ступни

В марте 2008-го, за несколько месяцев до пекинской Олимпиады, по Тибету прокатилась мощная волна протестов. Разъяренные толпы в Лхасе и других городах крушили торговые палатки и ресторанчики, принадлежавшие этническим китайцам. Пекин направил в Тибет войска, которые жестоко подавили выступления. «Я знаю одного молодого человека, этнического китайца, который попытался тогда защитить от избиения двух знакомых тибетцев, — рассказывает Кесанг Такла. — Его схватили и забили в ступни огромные гвозди». Некоторые представители пекинской верхушки возложили ответственность за беспорядки на ЦТА: те, мол, дергали за ниточки, инспирируя насилие. «Это все ложь, люди вышли на улицы от отчаяния. А в том, что была пролита кровь, повинны провокаторы, которых специально подослали из Пекина», — убеждена г-жа Такла.* * The New Times подробно рассказывал о волнениях в Тибете в № 12 от 24 марта 2008 г. Недавно китайское правительство приняло закон, согласно которому посвящение в высокий буддистский сан какого-либо физического лица, тем более в сан ламы, равно как и реинкарнация, могут быть осуществлены только с санкции центральных властей. «Эти меры выходят за элементарные рамки приличия: реинкарнация — самый деликатный высокодуховный элемент буддистской религии», — разъясняет собеседник The New Times.

TIBET_1_REUTERS_opt.jpeg
Беженцы из Тибета во время одной из антикитайских манифестаций в Дхарамсале

Еще одно нововведение пекинских властей — так называемые «программы переобучения» для монахов буддистских монастырей. Пекин настаивает на том, что монастыри должны быть лояльны центральной власти и всей социалистической системе, монахов часто заставляют отречься от далай-ламы: «Известны случаи, когда монахи покидали монастыри и пускались в странствия, только бы не отрекаться от Его Святейшества, который для них единственный гуру — духовный наставник». Были среди монахов и случаи самоубийства — люди не выдерживали прессинга.

Интернет-арест

Легально иностранному журналисту попасть в Лхасу сейчас трудно, почти невозможно. С начала года пекинские власти завернули больше десятка заявок на посещение Тибета. Альтернатива — попасть сюда под видом туриста. Но это еще полдела. В Лхасе на каждом шагу — осведомители. «Иностранцы в Лхасе любят проводить время в  интернет-кафе, видимо, думают, что это самое неподцензурное место, но они жестоко заблуждаются, — продолжает рассказ г-жа Такла. — Недавно там, прямо в интернет-кафе, арестовали одного англичанина: тот просто зашел на какой-то сайт с изображением далай-ламы и принялся изучать текст. Через 10 минут в кафе нагрянули агенты службы безопасности».

Впрочем, причиной ареста мог быть не только стукач. В прошлом году китайские службы безопасности разместили в Тибете специальное подразделение, которое пеленгует работу всех местных серверов и отслеживает посещения сайтов.

Конечно, после 2008 года были и вполне официальные посещения Тибета представителями иностранных СМИ. В Лхасе была, например, съемочная группа американской телекомпании Си-эн-эн. Их постоянно сопровождал представитель ЦК Компартии Китая, все сюжеты для съемок были согласованы заранее. По словам Кесанг Такла, предмет особого интереса СМИ — случаи исчезновения людей в Тибете, о чем уже давно идет молва: «Отчаявшись найти информацию в Китае, журналисты едут за помощью сюда, к нам, в Индию. Но конкретных сведений, увы, нет и у нас».
TIBET_2_REUTERS_opt.jpeg
Далай-Лама XIV родился в 1935 году.
В 1937-м признан реинкарнацией предыдущего далай-ламы. Возведен на трон в 1940 году в Лхасе. В 1959-м, через 10 лет после того как в Тибет вошли подразделения Народной армии Китая, далай-лама отправился в изгнание в Индию. Для буддистов Тибета, Монголии, Бурятии, Тувы, Калмыкии все далай-ламы — воплощение Бодхисаттвы Авалокитешвары, которого также называют Бодхисаттвой Сострадания. О готовности уйти в отставку далай-лама сообщает не в первый раз. В октябре прошлого года в Торонто он заявил, что, «как и все люди, имеет право удалиться на покой».

Навстречу 2012-му

Почему же далай-лама уходит? Возраст? Усталость? Отчаяние? У г-жи Такла нет однозначного ответа на этот вопрос: «В прошлом году он уже говорил, что хочет уйти... Но до сих пор не ушел». Как бы то ни было, задачи ЦТА останутся прежними: «Все, что мы просим, — автономия для тибетцев на основе местного самоуправления. Это не выходит за рамки китайской конституции. Его Святейшество уже девять раз ездил в Китай, чтобы начать переговоры по этому вопросу. Но мы не добились значительного прогресса». На вопрос, существует ли в принципе политическое решение проблемы Тибета, собеседница The New Times дает положительный ответ. Однако для этого нужен прямой диалог Пекина с далай-ламой, на что китайские власти пока не идут. В противном случае «проблема будет длиться вечно».

Впрочем, в ЦТА надеются, что после 2012 года, когда в Китае пройдет очередной съезд КПК и к власти придет новое поколение руководителей, в стране начнутся политические реформы и «боль Тибета» мало-помалу рассосется. Собеседница The New Times уже сейчас видит, как китайский дредноут, развернувшись, берет курс на построение демократии: «Китай — один из локомотивов глобальной экономики, он связан мириадами нитей с цивилизованным миром — альтернативы реформам просто нет».





Центральная тибетская администрация, ЦТА (правительство Тибета в изгнании) существует с 1950 года. Образовано по инициативе далай-ламы после вторжения китайских войск в Тибет. Его легитимность признана многими странами мира. Основные цели ЦТА — восстановление независимости Тибета и помощь беженцам.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.