Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Суд и тюрьма

Как Гус спас Третий Рим

22.12.2008 | Микулик Сергей | № 51-52 от 22 декабря 2008 года

Как Гус спас Третий Рим. Российская футбольная сборная впервые в своей истории входит в четверку сильнейших на континенте. А все-таки зря на чемпионатах Европы отменили в свое время матч за третье место. Его убрали в угоду грандам: не те эмоции он вызывал у выбывавших в полуфинале немцев, итальянцев, французов и голландцев. А вот нашим с турками он бы пришелся в самый раз..

Событие года по версии The New Times

Впрочем, и вхождения в четверку нам пока вполне хватит. Теперь уже окончательно понятно, в чем состоит миссия Хиддинка в мировом футболе: он берет на пару лет команду, прежде совершенно ему не знакомую, присматривает за ней сначала как бы со стороны, затем пробует в работе, а потом включает какие-то такие механизмы, которые позволяют ему выжать из имеющихся в распоряжении футболистов максимум. Вывести на тот уровень, о каком они, возможно, и сами не подозревали. Так у него вышло с корейцами в 2002-м, с австралийцами в 2006-м и вот теперь с нашими. Только с двумя первыми странами он на их беду расстался, и нового максималиста в тех краях пока не сыскалось, в наших же землях Гус, по счастью, остается.

Вечер с Хиддинком

«Жизнь меня очень обогатила. Я встречал много разных людей, познакомился со многими культурами. Когда вы посещаете все эти страны, то видите, что между людьми нет больших различий. Образование и традиционное представление говорят о том, что в мире много различий, но, если брать отдельных людей, это не так. Я способен назвать примерно шесть человек с разных континентов, с которыми я, голландец, могу прекрасно провести вечер. Австралиец из моей команды, кореец из моей команды, кто-нибудь из голландского ПСВ, русский из моей команды, испанец и турок — и нам будет неплохо вместе. Я так считаю. И все эти люди различных рас будут с удовольствием играть в карты».

Так писал Хиддинк в своей книге «Это мой мир», изданной пару месяцев спустя после приезда Гуса в Россию. Это было без малого два года назад, а буквально на днях мы поняли, что футболистам нашим недоставало именно такого тренера — способного сесть с ними за один стол и встряхнуть колоду. Дать, наконец, понять людям, что футбол — это не тяжкая работа, нет, это игра, от которой можно, помимо хороших денег, получать еще и удовольствие. Но есть одно условие: не умеешь играть — за мой стол не садись. А теперь слушайте, что нужно делать, чтобы научиться...

Футболисты наши приняли Хиддинка сразу и безоговорочно — в первый день он вышел на работу в красных штанах и мокасинах на босу ногу, а чуть не на второй, побывав на базе сборной в Бору, сказал, что комнаты тесные, кровати скрипучие, а вода ржавая. И стартуя отсюда, вы хотите удивить Европу? Нуну. И команда стала жить на сборах в центре Москвы в пятизвездном отеле, где ночевать необходимо было только перед матчами, ведь Хиддинк нанялся учить этих людей футбольной жизни исключительно днем.

«Для начала неплохо бы понять, какие критерии учитывались здесь в прошлом при выборе игроков в сборную. Ведь то, чего я хочу добиться, должно сочетаться с российским менталитетом, иначе не будет никакой несущей поверхности для обновления. И если мне удастся это сделать, то получится и многое другое, и развитие российского футбола пойдет быстрее».

И вот эту замаскированную в наших душах кнопку «обновить» Хиддинк нащупал, хоть далеко и не сразу. А потом принялся на нее давить. «У вас та же система подготовки футболистов, что была 15–20 лет назад, вы гдето остановились, не заметив, как мир ушел вперед в развитии футбола. И чем больше вы топчетесь на месте, тем дальше он уходит. Мое дело — предложить определенные проекты, но вы должны быть готовы к тому, что осуществлять их придется ускоренными темпами».

Без комплекса лузеров

А к хорошему, как выяснилось, люди привыкают действительно быстро — и даже независимо от национальности. Сколько российских тренеров до Хиддинка пытались воспитывать футболиста Сычева, столько и нарывались на конфликты. А голландец очень быстро все разрулил. «К нам в сборную пришел общительный веселый человек, который не заставляет тебя смотреть на него снизу вверх, — рассказывает Сычев. — И обстановка в команде почти сразу стала раскрепощенной — представить такую у кого-то из русских тренеров мне, например, очень проблематично. Гус сыграл на доверии — и мы ему ответили. И если после игры разрешено выпить по две бутылки пива, то так оно и будет, и никто ночью в номер пьяным не ввалится. И эта дисциплина в быту, она ведь переносится на тренировки, а через них — на игры».

Футболисты Хиддинка могут играть хуже или лучше — но мы убедились, что они у него начисто избавлены от комплекса лузеров, естественно выработавшегося на опыте многолетних неудач. Он, комплекс этот, настолько глубоко в нас въелся, что когда после первого проигрыша испанцам голландец начал рассказывать о том, как «мы понаделали детских ошибок, проиграли не столько сопернику, сколько сами себе», расслышали в его словах все минорные интонации многочисленных предшественников. Дальше — после второго поражения — должны были последовать рассуждения о недостатке опыта, а после третьей и всегда последней игры — кусочек из вечно оптимистической трагедии, особенно если соперникам эта игра была не нужна и мы ее не проигрывали: опыт этот набран, и если только родина доверит мне продолжать работать с этой набирающей обороты командой...

Перепрыгнуть планку

Родина — она доверяла, но патриоты всякий раз ее обманывали. Да и не могли на самом деле не обмануть. Недопрыгнувшие до международного пьедестала, они возвращались в наш чемпионат и растворялись в нем, как в болоте. Это — тренеры. А игроки, наоборот, брали местечковые реванши. Шесть лет назад в Японии, еще при шансах, бомбардир Бесчастных обыграл японского вратаря, но промазал по пустым воротам. Говорил потом, что чуть не с футболом после такой неудачи собирался завязывать. Но через две недели у его «Спартака» выпал кубковый матч с командой «Чкаловец» из Новосибирска. «Я там два мяча забил и пас на гол еще отдал, — вспоминал Владимир. — Нараздавал после игры автографов и понял, что я по-прежнему футболист. В конце концов, на чемпионаты мира или Европы раз в два года в лучшем случае попадаешь, а ребята из Новосибирска в среднем раз в месяц попадаются. Есть на ком оторваться».

Гус же Хиддинк послал народ после испанцев отрываться на греках, шведах, а затем и голландцах. И у них получилось! Сам он ни разу в Новосибирске не был, и даже едва ли представляет себе, где город сей находится. (Хотя окажись он там — вмиг своим станет.) У него планка просто другая, и рецепт есть, как заставить людей ее перепрыгивать. С испанцами — да, не получилось, но второй раз ведь не получилось уже в полуфинале чемпионата Европы! Нет, все-таки жаль, что отменили матч за третье место — хотелось, ой как хотелось «продолжения банкета». Хиддинк-то точно его заслужил.

Хиддинк поехал на Евро с заканчивающимся 30 июня — аккурат в день выхода этого нашего номера — контрактом. В перспективе пролонгации сотрудничества у него была лишь «договоренность с президентом РФС господином Мутко». Но на четвертьфинал с Голландией в подмогу Гусу прибыл еще один голландец — его личный агент Кис ван Ньювенхойзен. Одет он был подобающе — в красные штаны и мокасины. У них так все серьезные люди на работу наряжаются. Особенно — для подписания контракта.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.