Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Суд и тюрьма

Смерть хоккеиста

22.12.2008 | Лютиков Александр | № 51-52 от 22 декабря 2008 года

13 октября в 22.55 минут в больнице города Чехова остановилось сердце одного из самых талантливых молодых хоккеистов России Алексея Черепанова. Он потерял сознание на скамейке запасных во время матча, в котором его омский «Авангард» сражался с чеховским «Витязем». В причинах и следствиях этой трагической истории разбирался The New Times

Событие года по версии The New Times

Утром во вторник понимаешь, что пятнадцать часов назад ничего этого не было. Живой был парень. А ты в тот момент еще колебался — ехать в Чехов или нет. Ну, вы знаете, «Витязь» все-таки, чеховские драчуны Веро с Саймоном против Свитова — и куча других уже ненужных, никчемных, идиотских интриг.

Слава богу, не поехал. Нельзя такое видеть своими глазами. И так хватило. Был на «Динамо» — СКА, когда все это узналось. Сначала — айсикью. Потом — телефонные звонки. И полное непонимание. Глушь. Когда сердце человека, с которым ты общался, не могут завести — где-то там, вдали, что тут чувствуешь? Легко это? А те, кто рядом там был, что могли сделать? Зарядить батареи в оборудовании для реанимации?

Потом — надежда. Созвон с человеком, владевшим информацией от семьи одного из хоккеистов Омска. Он сказал: «Слава богу, пришел в себя. Угрозы нет. Только слабый пока еще». Было 23.04. На тот момент уже 9 минут, как зафиксировали смерть Алексея. Новости идут долго, как видите.

В 23.15 уже появится страшная, убивающая информация. И тот же человек, который облегченно говорил: «Слава богу, пришел в себя», — прошепчет: «Его больше нет».

Ночью уже мы созвонимся с Сашей Костяковым, видеооператором «Авангарда». Он близко общался с Черепановым.

Я говорить не мог, слушал его. Какие тут слова сказать по телефону? Каким голосом? А Саня, крепкий 40-летний мужик, рыдал, рвал эту трубку. Рассказывал, как сидели перед игрой вместе. Фотографировались. И про то, как Черепанов поведал ему свой сон, тоже рассказал.

Так вот, Черепанову перед матчем снилось, что идет игра, а он один сидит в раздевалке. И не может понять — почему.

Севшие батареи

Понять почему — не можем и мы сейчас. Вы уже слышали про скорую помощь? Нет? Не было ее у чеховского Дворца спорта, когда у Алексея остановилось сердце. Ну то есть стояла себе, ждала от хоккея максимум сломанного носа, а потом, за пять минут до конца игры, получила другой вызов и уехала по нему. Десять скорых есть в Чехове. А работали четыре. Остальные ремонтировались.

Через пару минут после отъезда скорой Черепанов потерял сознание на  скамейке запасных «Авангарда». Из дворца уже начали звонить в скорую, вызов передали Центру медицины катастроф, и в итоге около 20 минут помощь хоккеисту оказывали врач «Авангарда» Сергей Белкин, сам бывший реаниматолог, и врач «Витязя» Леонид Зинченко. Массаж грудной клетки, искусственное дыхание.

Подоспевшие врачи и рады были бы сделать стимуляцию сердца, но батареи дефибриллятора оказались разряженными, и пользы в этом случае от аппарата было не больше, чем от мобильного телефона. Черепанова увезли в реанимацию. Команда отправилась в церковь. Там ее и оглушило новостью.

Четвертый тренер

Потом будут эти споры — кто виноват. Министерство здравоохранения Подмосковья заявит, что на лед выходил абсолютно больной человек. И расскажет про то, что сердце в три раза больше положенного размера, а селезенка — в пять. Потом все это опровергнут, а генменеджер «Авангарда» Анатолий Бардин пообещает такого министра засудить.

В Омск прилетит почерневшая от горя команда. Корреспондентка издания life.ru очень мило задаст несколько вопросов в спину чеху Яромиру Ягру. Тот обернется лишь один раз — и на этом видеозапись закончится.

Это издание напишет: «Напомним, что специалисты полагают, что именно удар Яромира и стал для восходящей звезды российского хоккея роковым». Когда Ягр с ним столкнулся, где видеосвидетельства — непонятно. Главное — написано мощно, так ведь?

Яромир потом с трудом подобрал слова для чешского агентства MF DNES: «Российский журналист придумал, что Леша умер от столкновения со мной. Видимо, просто очень хотелось поместить мое имя в заголовок. Мне очень тяжело говорить об этой утрате, это ужасно. Шоковое состояние. Мы были очень близки».

19-летний Черепанов с 36-летним Ягром и впрямь стали друзьями за три месяца в Омске. Леша оставался после тренировок, и с ним на льду уже занимался Яромир. Черепанов называл его «мой четвертый тренер».

Ягр и вся команда были у гроба Черепанова. Проститься с юным форвардом в «АренуОмск» пришло около пятидесяти тысяч человек. Омск растоптан этой ужасной новостью.

Начало

Летом 2006-го, на предсезонном турнире в Новосибирске, Леше было всего 17, а Валерий Константинович Белоусов взял и поставил парня в первое звено. И тот сразу соорудил передачу из-за ворот. «Авангард» проиграл тогда, и Леша, конечно, говорил роботом эти слова: главное, мол, чтобы команда выигрывала, а личная статистика не так уж и важна. Но он был счастлив. Улыбался. Понимал, что теперь — в большом хоккее.

Мы еще раз говорили с Лешей перед первым его матчем в чемпионате страны. Волновался он, конечно. Ветеран Виталий Ячменев тогда объяснял: «Один-два матча сыграет — и все волнение уйдет». И впрямь. Белоусов начал стабильно ставить Черепанова в состав. Бедняга Вацлав Новак, легионер, был задвинут на лавку, а тренер тогда сказал: «На игру Черепанова приятнее ведь смотреть, правда?»

Леша забивал. За сезон он наколотил 21 гол и установил новый рекорд для дебютантов. Прежний принадлежал Павлу Буре. Потом был второй сезон. Драфт в НХЛ, где права на Алексея закрепил за собой «НьюЙорк рейнджерс». Черепанов остался в Омске. Ему все говорили: тебе полезно, окрепнешь здесь.

За десять дней до гибели он установил командный рекорд по продолжительности голевой серии, забивая в шести матчах подряд.

За четыре дня до гибели открыл блог — там одна-единственная запись, кончающаяся словами: «Увидимся после выезда. До встречи!»

За два дня получил рассечение десны и на вопрос корреспондентов отмахнулся: «Жить буду».

За несколько часов до смерти забил чеховскому «Витязю» свой последний гол. Даже не улыбался. Вздохнул только тяжело.

Как теперь смотреть хоккей?

P.S. В ходе расследования выяснилось, что Алексей Черепанов по закону не имел права находиться в тот день в Чехове: он проходил воинскую службу в омской железнодорожной бригаде. Несколько полковников и генералов из-за этого написали рапорты об увольнении, а один отказался — то был полковник Олег Алборов, командир Омского соединения Железнодорожных войск. Из дальнейших заявлений Алборова следовало, что существовала договоренность «Авангарда» с Железнодорожными войсками: хоккеисты в части только числятся.

После этого поступила директива Министерства обороны: служащие по призыву не имеют права выступать за профессиональные клубы. В результате в часть были отправлены около двадцати человек из второй и первой команд «Авангарда».

Затронуло это не только омичей, но и главный баскетбольный армейский клуб страны — ЦСКА. У игрока сборной России Андрея Воронцевича служба кончается следующим летом, два раза в день он обязан отмечаться в части. Ночует, правда, дома, но играть ему запрещено. Поначалу этот запрет соблюдался, но потом в ЦСКА плюнули — и выпустили Андрея на паркет в матче против «Химок», узнав, что химкинский призывник Антон Понкрашов и за границу летал, и в этой игре участие примет. Воронцевич находился в этот момент в увольнительной, а Понкрашов — в отпуске.

Sports.ru — для The New Times


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.