Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Китайская грамота

26.11.2010 | № 39 от 22 ноября 2010 года

Недавно на международной конференции с участием экспертов из Центральной Азии и Китая в лондонском Четэм-хаусе (Королевский институт международных отношений) один из старших советников председателя КНР Ху Цзиньтао дал поразительно скептичес­кую оценку уже готовым соглашениям между Россией и Китаем по поставкам газа. На самом высоком уровне Пекин и Москва твердят об успехе, гремят фанфары и звенят литавры. Но советник сказал другое: «Мы уже трижды за последние шесть лет оговаривали условия этого соглашения». С Россией, добавил он, всегда было трудно вести дела: «Русские предельно медлительны». В качестве примера он привел переговоры по Восточно-Сибирскому газопроводу, которые «идут двадцать лет». Сейчас, на волне глобального кризиса, сложилась новая ситуация. Российские сырьевые монополисты — «Роснефть» и «Газпром» — испытывают недостаток ликвидности, а деньги они могут занять только у Китая, чья экономика и финансовая система продемонстрировали наибольшую антикризисную устойчивость. Отсюда и интерес к китайским ресурсам. Но зачем китайцам самим оплачивать недешевый российский газ, когда с казахами и туркменами они способны договориться за 2–3 года о газе куда более дешевом?

Россия в экономических отношениях с Китаем, говорил в Четэм-хаусе другой китайский эксперт, должна определиться: что ее на самом деле интересует — бизнес или геополитический баланс. Эта точка зрения отражает убежденность многих представителей китайской элиты: Россия использует Китай только как рычаг для улучшения условий своих соглашений с Западом — будь то углеводороды или оборонно-стратегическая сфера. И если у России с Западом ладится — про Китай она тут же забывает.



Многие в китайской элите убеждены: Россия использует Китай только как рычаг для улучшения условий ключевых экономических и политических соглашений с Западом



Вопрос: откуда и почему возникли такие суждения? Ведь Россия всегда любила позиционировать себя в качестве друга и союзника Китая во всех сферах. Но у китайцев хорошая память.

После терактов 11 сентября, когда президент России Владимир Путин согласился на размещение американских вооруженных сил в странах Центральной Азии, он даже не проконсультировался по этому поводу с китайцами. Они этого не забыли. Как не забыли они и давней договоренности с Москвой о том, чтобы совместными усилиями — прежде всего дипломатическими — защищать Договор по ПРО 1972 года, из которого США в одностороннем порядке вышли в середине 2002 года. В ответ Россия вышла тогда из Договора по СНВ-2. В Москве демонстрировали спокойствие: главное — американцы обо всем нас заранее предупредили. А вот в Пекине были не на шутку раздосадованы: президент Путин даже не обсудил решение администрации Джорджа Буша-младшего с Китаем. С тех пор недоверия к политике России, равно как и скепсиса относительно ключевых направлений сотрудничества с Москвой, у Китая стало не меньше, а больше. В Пекине наверняка сделают выводы из новейших договоренностей России и НАТО в сфере ПРО. И не факт, что эти выводы обрадуют Москву.

Запад и Китай экономически взаимно интегрированы, но политически ничем не связаны — и это устраивает обоих. Модернизирующаяся Россия хочет связать себя с авторитарным Китаем и экономикой, и политикой. Но в итоге не получается почти ничего.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.