Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Невозвращенец?

22.11.2010 | Мостовщиков Егор | № 39 от 22 ноября 2010 года

Невозвращенец? 17 ноября стены Мосгорсуда сотрясала овация: все фигуранты дела «Евросети» были единогласно оправданы коллегией присяжных. Что это значит для бывшего владельца «Евросети»,
а ныне жителя Лондона Евгения Чичваркина — 
узнавал The New Times

16-1a.jpg

К телемосту на канале «Дождь», приуроченному к окончанию судебного процесса по делу «Евросети», Евгений Чичваркин, по его признанию, готовился, как к сражению. Однако воинственным он вовсе не выглядел. Картинка, которая шла из некоей лондонской студии на фоне Биг-Бена, скорее демонстрировала его растерянность. И эту свою растерянность человек в красном свитере пытался прикрыть бравурными матерными словечками: «Б...ь», — чуть ли не первое слово, которое услышали от Чичваркина журналисты. За час до начала эфира, 17 ноября в 18.00, стало известно, что всех девятерых фигурантов процесса по делу «Евросети» присяжные единогласно оправдали по всем пунктам обвинения «за отсутствием события преступления». «Решение суда для меня неожиданное, я боялся, что их арестуют в зале суда по другому делу», — говорил Чичваркин. И еще сказал, что всех своих бывших коллег пригласит в Лондон в гости. Впрочем, оптимизма по поводу собственного будущего у Чичваркина, который еще два года назад был вполне культовой фигурой московского бизнес-сообщества, не было совсем: «Бандиты продолжают занимать свои должности и грабить рынок. Я жду, какое менты придумают следующее говно», — сказал он. И еще сказал, что не видит пока возможностей для возвращения в Россию.

Дело

Уголовное дело против сотрудников «Евросети» было возбуждено в сентябре 2008 года. Следствие обвиняло Бориса Левина, директора службы безопасности компании, его семерых подчиненных плюс бывшего опера уголовного розыска УВД Южного административного округа Москвы Александра Курта в незаконном лишении свободы, похищении человека, истязании, вымогательстве, грабеже и заведомо ложном доносе (The New Times подробно рассказывал об этом деле в № 8 от 8 марта 2010 года). Согласно материалам дела, в 2003 году Левин и его подчиненные заподозрили экспедитора «Евросети» Андрея Власкина, отвечавшего за транспортировку товара из аэропорта Шереметьево на склады компании, в регулярной краже крупных партий телефонов и дальнейшей реализации через собственные каналы. Ущерб, нанесенный компании от этих действий, по различным данным, составил более 20 млн рублей. Уличенный Власкин украденное пообещал возместить, но сбежал и скрылся в Тамбове. Правоохранительным органам его найти не удалось, сделала это служба безопасности компании. Власкина доставили в Москву, отдали под следствие, которое, впрочем, закончилось освобождением экспедитора под подписку о невыезде, то есть ничем. Левин и его подчиненные снова поймали Власкина, поместили его, по версии следствия, в арендованную квартиру и вынудили признать кражу телефонов на сумму 900 тыс. рублей, а также выплатить деньгами и имуществом $409 тыс. и 570 тыс. рублей, после чего отпустили. Спустя пять лет Власкин дал показания против бывших коллег. 22 декабря 2008 года Евгений Чичваркин, к тому моменту уже продавший «Евросеть» («за три копейки», как сам говорит), в связи с «обострением ситуации вокруг уголовного преследования бывших соратников по бизнесу» улетел в Лондон, 15 января 2009 года было вынесено постановление о привлечении его к уголовной ответственности, 11 марта выдана санкция на международный розыск, а Генпрокуратура направила в британский суд запрос об экстрадиции (рассмотрение этого дела назначено на март 2011 года). Первоначально Чичваркину инкриминировалась организация преступления, затем обвинение было переквалифицировано в пособничество, а затем выделено в отдельное производство.

16-2a.jpg
Бывший директор службы безопасности «Евросети»
Борис Левин признал только факт самоуправства
Расследование дела Левина и его коллег было завершено минувшим летом. Борис Левин признал факт самоуправства, но все остальное он и его подельники отрицали. Тем не менее ждали они обвинительного приговора, резонно полагая, что дело инспирировано шумным конфликтом Чичваркина с Управлением «К» МВД, сотрудников которого тогда еще владелец «Евросети» обвинял в краже огромной партии телефонов Motorola и попытке захвата рынка. И вот — присяжные, которым в совещательной комнате надо было ответить на 97 вопросов, дружно сказали обвинению «нет», а обвиняемые были отпущены на свободу прямо из зала суда.
 
Прогнозы

Спрашивается, почему же Чичваркин не может теперь вернуться в Россию. «Ближайшие 3–4 месяца вопрос об этом не встанет», — считает адвокат бизнесмена Юрий Гервис. — Решение присяжных, а затем оправдательный приговор, когда он вступит в законную силу, предполагает, конечно, что с российской стороны будут отозваны документы об экстрадиции Чичваркина. Но Чичваркин уверен в том, что это вряд ли произойдет. Например, документы об экстрадиции Березовского не были отозваны».

По словам адвоката, нет сомнений, что прокуратура оспорит оправдательный приговор, дело пойдет в Верховный суд, где, «по самым скромным подсчетам, будет рассмотрено не раньше середины января». Только после этого, по словам Гервиса, можно будет ставить вопрос о прекращении уголовного преследования Чичваркина. «Правда, не исключено, что Евгения Александровича привлекут по новому делу, чтобы не дать ему вернуться», — прогнозирует адвокат.

16-3a.jpg
Заместитель Левина Андрей Ермилов вместе с начальником искал нечистого на руку экспедитора в Тамбове

Впрочем, не все так плохо: по мнению Гервиса, произошедшее в Мосгорсуде дает защите дополнительные и весьма веские аргументы в пользу того, чтобы в марте 2011 года Лондонский суд принял решение об отказе в экстрадиции Чичваркина на Родину, как этого требуют российские власти.

Но Чичваркин домой не спешит: «Цель — чтобы я был виновным, — делился он во время телемоста, — эта цель не достигнута, будет новое уголовное дело. Захотят — обвинят в том, что до 18-летия соблазнил будущую жену. Что правда».

Дорога домой

Новейшая история России знает примеры, когда уехавшим в вынужденную эмиграцию предпринимателям удавалось приехать обратно. Два года назад из Лондона вернулся бывший руководитель группы «Ренессанс-Капитал» Олег Киселев, против которого в 2005 году было возбуждено уголовное дело по обвинению в попытке хищения акций Михайловского ГОКа. Перед возвращением дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Киселев, который сейчас работает заместителем генерального директора корпорации «Роснано», не скрывает, что решением его «вопроса» занимался Анатолий Чубайс. В этом году из Турции вернулся бывший владелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов, который уехал из страны сразу после закрытия рынка и возбуждения дела о контрабанде. Исмаилов договорился с Рамзаном Кадыровым — взялся участвовать в инвестиционных проектах в республике, а также пообещал построить 10% отелей для Олимпиады в Сочи. В мае этого года из трехлетней лондонской эмиграции вернулся Михаил Гуцериев, который в 2007 году, нарушив условия подписки о невыезде, убежал из-под следствия, которое обвиняло его в незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов и легализации денежных средств (The New Times подробно рассказывал об этой истории в № 10 от 22 марта 2010 года). В результате долгих переговоров он вернул себе контроль над созданной им компанией «РуссНефть», которая в 2007 году была продана Олегу Дерипаске. Его уголовное преследование закончилось, теперь задача Гуцериева: помочь Юнус-Беку Евкурову — деньгами и связями— стабилизировать ситуацию в Ингушетии.

Выходит, пути домой есть.

Олег Киселев в одном из интервью сказал, что за годы эмиграции приобрел такой опыт, что может создать бизнес под названием «Возвращение»: консультировать тысячи томящихся в чужих землях отечественных предпринимателей. В беседе с The New Times Киселев поделился азами: «Возвращение — это проект, это действие. Когда человек делает проект, он должен подчиняться не эмоциональным, а рациональным соображениям. Это нормальный такой рутинный процесс. Технологически схемы похожи, детали различаются, но в общем — это бизнес-план: бизнес-планы все разные, но структурно одинаковые». Главное базовое правило, как следует из разговора с Киселевым, в умении вовремя промолчать: «Если ты хочешь начинать работать с (государственной) машиной технократически, если ты хочешь вести серьезный диалог с этой машиной, то ты не должен демонстрировать политическую нелояльность. Это первый шаг». По словам Киселева, уехавшему нужно решить для себя, чего же он хочет: либо быть политэмигрантом, либо принять ситуацию на Родине такой, какая она есть, и договариваться о возвращении. «И вовсе не обязательно, что возвращение требует от тебя отдавать какие-то активы, не нужно даже демонстрировать сверхлояльность, надо просто не демонстрировать задиристую нелояльность», — заключил Киселев.
 

Оптимизма по поводу собственного будущего у Чичваркина, который еще два года назад был вполне культовой фигурой московского бизнес-сообщества, нет   




В этом смысле Чичваркин, который ругает российскую власть и участвует в пикетах «Стратегии-31» перед российским посольством в Лондоне, все делает неправильно. «Мне кажется, Чичваркин, у которого появился серьезный шанс вернуться, этот шанс не использует. По его реакции, которую я слышу и вижу, у меня не сложилось ощущения, что он хочет вернуться в сегодняшнюю Россию. Он, по всей видимости, хочет вернуться в какую-то будущую Россию или в какую-то прошлую Россию», — считает Киселев.

Недомовой

Представитель такой «прошлой России» эмигрант Борис Березовский так объясняет феномен Евгения Чичваркина и то, почему его опасается российская власть: «В обществе есть представление, что нам, олигархам, — Ходорковскому, Гусинскому и так далее — все досталось на халяву. Охмурили Ельцина, он подписал какие-то указы, мы разворовали Россию-матушку. Путинская пропаганда твердит об этом все эти годы.

Чичваркин — бизнесмен второй волны, он сделал все сам, и таких способных молодых ребят сотни тысяч. Они доказывали мне, приезжая в Лондон: «Путин офигительный. Вы с ним личные отношения выясняете», — сказал Березовский The New Times. — И тут отбирать начали у них. Начали с Чичваркина как с лидера этого поколения. Они удивились, а потом начали понимать: эта власть для них опасна. И власть поняла: такие, как Чичваркин, опасны для нее своей независимостью и тем, что от власти ничего не получили и ничего не брали», — уверен человек, который когда-то привел Владимира Путина в Кремль.

Сам Чичваркин дает свое объяснение того, почему оказался в вынужденной эмиграции: «Мне предлагали несколько раз сделку со следствием, летом прошлого года, и до этого — просто занести бабла. С 2005 года предлагали такую дружбу. Я не раздаю свои деньги, я их заработал, какого хера я их должен раздавать?»

В самом деле — какого?

...Вечером 17 ноября чета Чичваркиных впервые за много месяцев праздновала. Они отправились в польский ресторан Wodka, где пили водку-хреновушку, ели пироги с картошкой, голобки (голубцы) и малосольные огурчики: «Слава богу, был повод», — сказал Чичваркин The New Times.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.