Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Бесстыдство

24.11.2010 | Светова Зоя | № 39 от 22 ноября 2010 года

Не знаю, кто конкретно принял решение наградить почетными знаками МВД людей, причастных к делу Магнитского. Но уверена: это решение принималось на самом высоком уровне и должно было быть согласовано с премьер-министром Путиным.

Полковник Наталья Виноградова, куратор расследования по делу Hermitage Capital, была признана «почетным сотрудником МВД». Подполковники Карпов и Сильченко получили по значку «Лучший следователь». Они — лучшие. Те, кто под руководством Виноградовой вел дело Магнитского. Те, кто, по мнению правозащитников, ответствен за его гибель в тюрьме. Все награжденные, так же как и глава Следственного комитета при МВД Алексей Аничин, сокурсник Путина по юрфаку питерского университета, входят в списки лиц, которым в ближайшее время может быть закрыт въезд на Запад. Их награждение — ответ системы на реакцию Запада, требующего привлечь к ответственности виновных в смерти Магнитского.

Награждение членов следственной группы — жесткий и недвусмысленный месседж: «Мы своих не сдаем».

По этой же самой причине Следственный комитет, возглавляемый Бастрыкиным, до сих пор не нашел ни подозреваемых, ни обвиняемых по делу о халатности и неоказании медицинской помощи погибшему юристу Hermitage Capital. Тюремных врачей решено «не сдавать».
 

Для системы, живущей по законам бесстыдства, все равно, кто ты: блестящий юрист иностранной компании или никому не известный гастарбайтер    


 
Законы бесстыдства просты и чудовищны одновременно. В интервью телекомпании Би-би-си на вопрос, почему за весь год обвиняемому разрешили только одно свидание с женой, следователь Сильченко на голубом глазу ответил: «Раз в законе не зафиксировано, сколько свиданий положено, то и нечего судить о том, сколько свиданий много, а сколько мало».

Бесстыдству, как известно, нет предела. Особенно если его покрывают на самом высоком уровне. И вот накануне годовщины смерти Магнитского СК при прокуратуре сообщает: погибший при невыясненных обстоятельствах в СИЗО — не юрист, а бухгалтер. И он причастен к краже 5,4 млрд рублей из бюджета. К той самой краже, в которой он сам обвинял подполковников Карпова и Кузнецова, за разоблачение которых и поплатился жизнью.

Технология превращения потерпевшего в обвиняемого давно известна. Она успешно применяется отечественными следователями. Всего лишь один пример. Самое обычное дело: в октябре этого года Нарофоминский городской суд приговорил двух узбеков-гастарбайтеров за разбой к шести с половиной годам лишения свободы. В деле есть показания свидетелей, которые говорят: узбеки были жестоко избиты молодыми парнями. Суд к этим показаниям отнесся критически. Суду ближе объяснения одного из избивавших: били потому, что узбеки, угрожая ножом, требовали 500 рублей. Нет доказательств, что нож принадлежал гастарбайтерам, но суду это не важно. И не важно, что один из узбеков был ранен в ногу из огнестрельного оружия, что в связи с этим ранением «по факту превышения должностных полномочий неустановленным сотрудником милиции» возбуждено уголовное дело. Оно никогда не будет расследовано. Тем более теперь, когда гастарбайтер получил шесть с половиной лет колонии.

Для системы, живущей по законам бесстыдства, все равно, кто ты: блестящий юрист иностранной компании или никому не известный гастарбайтер. Если нужно, в одночасье ты превратишься из потерпевшего в обвиняемого. Тебя не будут лечить в тюрьме. А если очень нужно, то даже после твоей смерти, когда ты уже не сможешь себя защитить, тебя обвинят в самых страшных преступлениях. Просто для того, чтобы лишний раз опорочить.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.