Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Батька печатает новый срок

25.11.2010 | № 39 от 22 ноября 2010 года

В Белоруссии началось предвыборное повышение зарплат

Батька печатает новый срок. В Белоруссии растут зарплаты — в 1,5 раза за последние полгода. Старый президент республики Александр Лукашенко готовит страну к выборам нового президента Александра Лукашенко, которые пройдут накануне Нового года. Вместе с зарплатами растет инфляция. Поможет ли падение белорусского рубля переизбранию Батьки — разбирался The New Times

33-1a.jpg
Белорусское общество устало от несменяемого лидера

Через месяц, 19 декабря, в Белоруссии состоятся президентские выборы. 43,6% опрошенных в октябре Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) белорусов заявили, что хотели бы видеть в роли руководителя страны не Александра Лукашенко, а нового человека, с новыми идеями и новой политикой. Четыре года назад отказаться от Батьки-президента готовы были только 37%. Это, конечно, некритично, и рейтинг Лукашенко по-прежнему в несколько раз больше, чем у его конкурентов, но сам факт готовности белорусов к переменам разрушает иллюзию единодушной поддержки действующего президента. Накопившиеся в обществе недовольство и усталость от неизменного лидера не могли не повлиять на предвыборные шаги белорусских властей.

Быстрые деньги

Лекарство против недовольства нашлось легко. С июня по ноябрь средняя зарплата в Белоруссии выросла в полтора раза. Без каких-либо экономических предпосылок для такого чуда.

Казалось бы, стремительное повышение благосостояния граждан — лучшая предвыборная агитация. Но белорусы не поверили в стабильность повышенной зарплаты, как не верят довольным физиономиям пенсионеров и милиционеров на агитационных плакатах под лозунгом «За Беларусь!».

В сентябре на покупку валюты белорусы потратили $62,8 млн, а в октябре спрос на иностранные дензнаки вырос в пять раз — до $317,2 млн. Кроме того, в октябре банки республики продали гражданам в 2,5 раза больше золота, чем в среднем в месяц за 2010 год, — около 180 кг. Если учесть, что спрос на валюту на ежедневных торгах регулярно превышает предложение — на прошлой неделе разрыв между ними достиг почти $17 млн, — становится понятно, почему в обществе стали развиваться панические настроения.

Девальвация под елкой

Страхи белорусов, наверное, несложно было бы развеять, если бы не горький опыт позапрошлого Нового года. Тогда, в конце ноября 2008 года, желая успокоить сограждан и убедить их не обращать внимания на разошедшуюся инфляцию, Александр Лукашенко пообещал в телеобращении, что все под контролем и проблем у белорусской валюты нет. Но вместо новогодних поздравлений 1 января страна получила единовременную девальвацию рубля на 20,5%. Пытаясь оправдаться и оправдать Батьку, пресс-секретарь Нацбанка Анатолий Дроздов заявил позднее, что «тайну необходимо было соблюсти, так как, если бы о девальвации было известно заранее, народ двери в банки вынес бы».

Двери в банки белорусы пока не вынесли, но валюту и драгметаллы скупают все активнее. А курс белорусского рубля падает все быстрее: в первую неделю ноября он снизился по отношению сразу ко всем основным валютам, которые торгуются на республиканской валютно-фондовой бирже. Валютная корзина относительно рубля подорожала на 1,15%.

Первыми на это отреагировали российские СМИ и назвали снижение курса белорусского рубля резкой девальвацией. В ответ Александр Дроздов намекнул, что это «информационный вброс» и что он неслучаен. Идею провокации тут же развил и сам Лукашенко.

Вопрос для шарлатанов

По мнению президента Белоруссии, панические настроения — происки оппозиции. «Кто поднял этот вопрос? Его подняли шарлатаны, для которых чем хуже стране, тем лучше для них. Ни о какой девальвации речи не может быть... Ведите себя спокойно: им надо просто взбудоражить народ перед выборами, успокойтесь с этой девальвацией», — заявил Лукашенко на церемонии закладки первого камня нового стадиона в Борисове. Так же решительно Батька разделался и с крепнущей привязанностью белорусов к иностранной валюте: «Вы видите, что происходит с долларом: американцы решили поддержать экономику и вбрасывают в нее $600 млрд. В таких случаях обычно и происходит девальвация валюты. Поэтому будьте осторожны с этим долларом. Я вас предупредил».

Но несмотря на все уверения президента и даже обещание огласить реальный график «колебания белорусского рубля» и открыть «погреба и показать золото госрезерва», независимые эксперты видят в происходящем именно девальвацию. Вопрос, по мнению экономистов, только в одном: когда она будет проведена, как это будет сделано и как оформлено.

Европа спишет

О последствиях девальвации и об экономической политике в целом в Белоруссии сейчас никто всерьез не задумывается. Раздраженные и встревоженные нескончаемой критикой со стороны России, белорусские власти с надеждой ждут поддержки от Евросоюза. Кажется, впервые оппозиция, власть и все общество совпали в своих предпочтениях. Последний опрос, проведенный НИСЭПИ, показал: если белорусам предложить выбор между объединением с Россией или с Евросоюзом, большинство (42% против 35%) выберет ЕС. А президент Лукашенко благосклонно кивает министрам иностранных дел Польши и Германии, которые обещают выделить Белоруссии $3 млрд за честные выборы, и уверяет, что теперь его уже не интересует мнение России.


Станислав Богданкевич, экс-председатель Национального банка Республики Беларусь, почетный председатель ­Объединенной гражданской партии


Белорусская экономика больна. Мы покупаем больше, чем вывозим. Это одна причина, объективная и невыдуманная: внешнеторговый дефицит. За 9 месяцев разница — на $6 млрд. На миллиард больше, чем в 2009 году за те же 9 месяцев: ситуация все время ухудшается. Проблему можно решить либо с помощью девальвации национальной валюты, либо за счет повышения конкурентоспособности товаров: чтобы продавать больше, покупать меньше.

Вторая причина — несбалансированность денежной массы и производства внутри страны. Когда в Беларуси вдруг увеличивают зарплату, увеличивают пенсии — денежная масса растет в несколько раз быстрее, чем производство товаров народного потребления. Это тоже ведет не только к инфляции и росту цен, но и к потенциальной девальвации.

Но я не ожидаю девальвации в ближайшие полгода. Ведь власть имущие могут пойти по пути получения дополнительных займов, отсрочить эту проблему. Хотя ползучая девальвация, безусловно, будет. Но она будет контролируемой, потому что всегда можно использовать резервы, которые есть в стране, пустить их в оборот. Получить займы, продать заводы Уго Чавесу. Например, Мозырский НПЗ, Калийный комбинат можно продать без всяких проблем. Таким образом, можно будет получить дополнительно $ 6–8 млрд. И прожить еще год...

Но при этом надо учитывать огромную зависимость белорусской промышленности, которая работает на Россию. Мы продаем в Россию от 55% до 95% экспорта. А на Запад экспортируем только нефтепродукты, калийную соль, часть химии. Если Россия закроет свой рынок, то немедленно несбалансированность импорта–экспорта может удвоиться, что, безусловно, приведет к огромным проблемам.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.