Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Альтернативы для моногорода

02.02.2009 | Крылов Дмитрий | №04 от 02.02.09

Рецепты выживания на примере уральского Златоуста

Жить в моногороде — все равно, что жить в клетке. Жизнь сосредоточена вокруг единственного крупного предприятия. Что делать, если оно остановилось? Какие альтернативы есть у жителей — исследовал The New Times


В уральском Златоусте главное предприятие — металлургический комбинат. Вячеслав Васильевич отработал здесь сталеваром 50 лет: «В ноябре предложили подписать бумагу и уйти в неоплачиваемый отпуск на полгода. Я согласился. Через месяц начальник цеха предложил новый договор: я ухожу на пенсию в январе, за это в течение шести месяцев получу три зарплаты. Я согласился». По такой схеме увольняют пенсионеров с златоустовского метзавода. «Многие соглашаются, — говорит Вячеслав Васильевич. — Условия выгодные: если уходить по Трудовому кодексу, то дадут только две зарплаты».

Покупать более дешевые продукты питания и отказываться от больших трат — простая, но единственно возможная стратегия приспособления пенсионеров к новым экономическим реалиям. «Хотели с женой купить компьютер, чтобы общаться с детьми, которые учатся в Европе. Теперь уже не купим», — говорит Вячеслав Васильевич. Вопрос смены места жительства (к родственникам, знакомым, детям) не стоит: «Пусть молодые уезжают. Нас многое здесь держит».

Вариант первый: уехать

Люди действительно уезжают. Если вплоть до 2008 года отток из Златоуста покрывался притоком мигрантов, то теперь в городе наблюдается чистый отток, сообщили корреспонденту The New Times в Златоустовском отделе госстатистики. Куда едут златоустовцы? Официальная тройка регинов-лидеров выглядит так: Тюменская (36%), Ленинградская (20%) и Оренбургская (19%) области. Неформальная: Челябинск, Екатеринбург, Москва. Подавляющее число мигрантов — в возрасте от 16 до 29 лет.

Клеймовщик горячего металла Иван, уволившийся в середине ноября со Златоустовского металлургического завода, пытался устроиться на работу в ОМОН. «Его не взяли, потому что не подходил по физическим характеристикам. Перед новогодними праздниками он уехал в Екатеринбург, где временно устроился работать охранником в казино. Живет у родственников, которые обещали пристроить его весной на работу в таможню», — рассказывает Дамир, давний друг Ивана.

Однако не всем повезло с родственниками. Да и далеко не у всех златоустовцев имеется возможность переселиться в другой город. Во-первых, в ближайших населенных пунктах (50–100 км от Златоуста) работы тоже нет. Нет ее и в областном центре: крупнейшие предприятия Челябинска — трубопрокатный завод, металлургический комбинат, тракторостроительный завод — проводят сокращения рабочих и ужимают фонд оплаты труда. Падение валового продукта Челябинской области в 2009 году составит 15–20%, а региональный бюджет недополучит трети доходов, прогнозирует губернатор Петр Сумин.

Во-вторых, миграции препятствует высокая стоимость аренды жилья. «Если в центре Златоуста можно снять меблированную «однушку» за 5 тыс. рублей в месяц, то на окраине Челябинска без мебели — уже за 7–8 тыс.», — говорит руководитель риелторской компании «Центр недвижимости» Елена Безрукова. Квартира в Екатеринбурге обойдется еще дороже — в 12–14 тыс. рублей. Такие цены не по карману жителю Златоуста со средней зарплатой в 11 тыс. рублей.

Вариант второй: обратиться в Центр занятости

Для тех, кто только начинает свою трудовую карьеру, наступили тяжелые времена. Выпускницы Златоустовского металлургического колледжа Алена и Лена находятся в полной растерянности. Четыре года назад, когда они начинали учиться на программистов, они были уверены в своей востребованности на рынке труда. «Теперь мы даже не можем найти предприятия для прохождения преддипломной практики, за которую никогда не платили», — сетует Алена. «Раньше на практику приглашали и метзавод, и частные предприниматели, а теперь везде сокращения», — добавляет Лена.

До получения диплома им еще учиться полгода. Все это время студентки колледжа будут искать деньги для продолжения обучения в университете на заочной форме. «Наверное, придется обращаться в Центр занятости, чтобы найти хоть какую-то работу», — говорит Алена.

«На текущий момент зарегистрированная безработица находится на уровне 2,3%. Это 1894 человека, — рассказал в интервью The New Times директор Златоустовского центра занятости Евгений Павлов. — Мы располагаем 152 вакансиями: страховой агент, воспитатель детского сада, воспитатель в исправительной колонии, медсестра в больнице или детсаду, продавец, слесарь-сборщик, токарь, столяр, электромонтер». Если в декабре 2008 года на одну вакансию приходилось четыре человека, ищущих работу, то в январе 2009 года этот конкурс утроился.

Вариант третий: освоить новую специальность

Галим занимается строительным бизнесом с 1982 года. «Осенью решил сменить вид деятельности: стало понятно, что строительство в городе встанет из-за кризиса. Если люди раньше инвестировали в недвижимость, то сейчас прекратили. Поэтому пришлось сесть на студенческую скамью», — рассказывает Галим. Опытный предприниматель временно переехал в Челябинск и стал посещать курсы «Оценка стоимости предприятия и бизнеса» в одном из ведущих университетов региона.

«Это программа профессиональной переподготовки работников с высшим образованием. Продолжительность курса — 8 месяцев: слушатели сдают 25 предметов и пишут диплом. Если нет академической задолженности, выпускники получают право заниматься оценочной деятельностью и смогут рассчитывать стоимость жилых и нежилых помещений, торговых площадей, автомобилей, ценных бумаг и целых предприятий», — объяснила замдиректора Центра дополнительного образования при кафедре экономики и экономической безопасности Южно-Уральского государственного университета Светлана Буровая. «Таких специалистов в Златоусте почти нет. Учитывая кризис и проблемы у каждого предприятия города, сидеть без работы я точно не буду», — уверен Галим. Вот только стоимость курсов, по местным меркам, немаленькая — 42 тыс. рублей: менее удачливым коллегам Галима она не по карману.

Вариант четвертый: уйти в «бомбилы»

Многие еще недавно неплохо себя чувствовавшие бизнесмены города нынче разоряются: то тут то там по городу закрываются продуктовые магазинчики шаговой доступности — спрос сокращается, арендная плата повышается. «Работал в продуктовом магазине на складе. В декабре сократили. Но у меня машина на ходу — стал «бомбить», — говорит 30-летний Максим. — В последнее время по ночам стали таксовать те, кого не уволили, а кому просто урезали зарплату. Обидно. У них хоть какой-то заработок есть, а меня кормит только руль». Если до кризиса в пределах одного района города можно было прокатиться за 60 рублей, то теперь повезут и за 40.

Вариант пятый: репетиторство

Учителей средних школ Златоуста неожиданно выручил единый госэкзамен, который стал обязательным для всех школьников с 2009 года. «Из-за того, что новая система оплаты труда в школе не была введена, учителя, которые активно занимались внеучебной деятельностью и готовили своих подопечных к победам на олимпиадах и творческих конкурсах, недосчитались к своим нынешним окладам 50–100% добавки», — вздыхает учитель истории и обществознания школы № 25 Татьяна Рыбкина.

Однако обязательность ЕГЭ вызвала огромный спрос на репетиторские услуги: в этом году нужно сдавать математику и русский, чтобы старшеклассник получил аттестат. Если он мечтает стать студентом университета — еще два-три госэкзамена в зависимости от профессии. «А что делать преподавателям физкультуры, ОБЖ, литературы? Или учителям, работающим с начальными классами?» — задается риторическими вопросами педагог.

Вариант шестой: выйти на «большую дорогу»

«Сейчас стало опаснее находиться на улицах в отдаленных районах города, — говорит Сергей, собирающийся после окончания колледжа в этом году пойти служить в армию. — Причем не только по вечерам, но и по утрам. Я бы не рекомендовал сегодня выходить в темное время суток там, где транспорт (трамваи или автобусы) завершает или начинает свой маршрут. Но и на оживленных улицах города не все ладно: на улице Карла Маркса на моего знакомого совсем недавно утром напали подростки 16–18 лет, когда он шел на работу».

Пресс-секретарь УВД Златоуста Ольга Аристова успокаивает: «Все показатели преступности в городе в пределах нормы. Мы наблюдаем сезонные грабежи: отбор сумок, головных уборов, мобильных телефонов. Летом будут срывать золотые украшения, но никакого всплеска преступности нет». Но с кем бы корреспондент The New Times ни встречался и ни разговаривал из горожан, все отмечают рост числа грабежей и воровства. Потому что это тоже стратегия адаптации тех, кто потерял работу, или тех, кому надо срочно возвращать потребительские кредиты.

Вариант седьмой: пойти в милицию

Городские власти утверждают, что готовы к различным проявлениям кризиса. «В декабре 2008 года в УВД был создан Центр реагирования на текущую экономическую ситуацию в городе, — рассказывает его сотрудник на условиях анонимности. — Мы в ежедневном формате проводим мониторинг социальной и экономической напряженности на средних и крупных предприятиях города, с тем чтобы оперативно реагировать на массовые выступления рабочих и иные формы проявления недовольства. Вся информация передается в ГУВД Челябинской области, которое и принимает решения».

«11 января у нас состоялся День открытых дверей для школьников, — рассказывает замначальника УВД Златоуста Владимир Бубылев. — Пришли человек 80. Столько я давно не видел у нас. Мы проведем отбор и самых лучших отправим учиться в Челябинск в юридическую академию».

Наверное, для тех жителей Златоуста, кто ищет выход, существуют и другие варианты действий. Однако корреспонденту The New Times, который до этого был в Златоусте в конце ноября 2008 года,1 трудно было избавиться от ощущения, что растерянности и чувства безысходности у златоустовцев прибавилось.

_______________

1 См. The New Times № 48, 1 декабря 2008 года


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.