Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Палатки меняют «крышу»

15.11.2010 | Мостовщиков Егор , Мартемьянов Максим , Алякринская Наталья , Базанова Екатерина | № 38 от 15 ноября 2010 года

Уличную торговлю стирают с городской карты
22-01.jpg

Палаткам здесь не место. В Москве объявлена война уличным торговым точкам: с лица города вот уже две недели стирают сотни ларьков. Чем дело закончится — интересовался The New Times

Пенсионер Виктор Степанович привстает на цыпочки, просовывает свое улыбающееся лицо с косматой бородой в окошко киоска «Стардогс» на углу 1-й Тверской-Ямской и Оружейного переулка и радостно вскрикивает: «Татьяна, наконец-то я тебя нашел!» Продавщица ему рада: «По нюху ты меня определил, что ли?» Татьяна работает в «Стардогс» уже восемь лет: все эти годы она приезжала из подмосковного Егорьевска на Новый Арбат в киоск у Московского дома книги и продавала сосиски в тесте. Виктор Степанович, живущий на Пятницкой улице, последние несколько лет регулярно прогуливался до Дома книги и задушевно общался с Татьяной. Но сегодня утром он не нашел подруги на привычном месте: ее палатку 7 ноября увезли на склад на Коровинском шоссе — в дополнение еще к 54 автокиоскам компании, убранным с улиц города, после того как новый мэр Москвы объявил войну столичным лавочникам и киоскерам. Виктор Степанович весь день ходил по Садовому кольцу и нашел свою Татьяну на пятачке неподалеку от метро «Маяковская»: работников закрытых лавок сеть перебрасывает на другие точки. «То, что делает Собянин, — полный маразм. Наш киоск стоял на правительственной трассе, поэтому, наверное, его и убрали, но он не мешал движению: мы людям еду продавали», — сокрушается Татьяна. Виктор Степанович с ней согласен: «Зачем уничтожать то, что приносит жителям города пользу?»

Под снос

Напомним: история уничтожения столичного мелкорозничного бизнеса началась 30 октября, когда новый мэр побывал в районе Белорусского вокзала и на Красной Пресне. У метро «Улица 1905 года» он не смог разглядеть памятник участникам революции 1905–1907 годов: вид на них закрывали многочисленные торговые палатки и лотки. Собянин перед телекамерами приказал уволить глав управ «Тверская» и «Пресненская» и привести территории у станций метро в цивилизованный вид. Не дожидаясь официальных бумаг из мэрии, местная власть в панике взялась сносить, вывозить и крушить всю малую уличную коммерцию — и легальную, и не очень. На момент подписания номера в одном только Центральном округе столицы было демонтировано более 400 точек. Такая же участь ждет еще 270 прижившихся в центре ларьков. Сейчас у выхода из метро «Улица 1905 года», на площади Краснопресненской заставы, непривычная пустота: остались только небольшие торговые постройки — аптека, ломбард, ювелирный, несколько кафе, магазин «Молоко-колбаса», «Евросеть» и забегаловка, торгующая тирольскими пирогами. У раскладывающейся тележки со свежими газетами озирается молодой человек, Антон: «Бабуль, а куда шаурма-то делась? — спрашивает он. — Я ее каждый раз покупал, а сейчас не могу найти». «Увезли все, дружочек», — сонно отвечает ему она. У метро «Краснопресненская» стоит киоск «Напитки-Напитки». Продавщица Татьяна, крашеная брюнетка в синем фартуке, рассказывает, что соседние точки убрали еще в начале недели: «В одних продавали детские игрушки, в других — еду. Их ночью снесли». Татьяна переживает: «Мы люди маленькие, сидим на чемоданах. В любой момент и за нами могут прийти. Страшно».

На площади стоит молодой парень кавказской наружности: он ждет хозяина точки по продаже газет. Говорит, что собянинское распоряжение начисто уничтожило его бизнес-планы: «Я хотел несколько точек арендовать. Подзаработать. А сейчас и не знаю, что делать. Вроде договорено, что прессу трогать не будут, но никто не гарантирует, что уже завтра арендованные палатки не снесут». Насчет «прессу трогать не будут» парень не ошибся: 9 ноября в мэрии поняли, что перегнули палку и выпустили распоряжение о приостановке сноса газетных киосков. Но чиновники «на местах» уже не могли остановиться в своем рвении услужить новой власти. «Даже после того, как мэрия приняла решение не трогать торговлю газетами и журналами, чиновники управ продолжали с остервенением ликвидировать наши торговые точки», — рассказал The New Times Олег Бережной, генеральный директор группы компаний «Кардос», занимающейся распространением печатной продукции. По словам Бережного, чиновница управы «Пресненская» дошла до того, что вызвала ЧОП и милицию для «усмирения» пожилого продавца газет, у которого были все разрешительные документы. «Нам в компанию до сих пор приходят угрожающие документы из управ с требованием убраться с их территорий, в связи с необходимостью разрешить дорожно-транспортную ситуацию», — усмехается Бережной. Сотни тысяч рублей — это только предварительная оценка ущерба, который понесла организация из-за временного закрытия 52 киосков и сноса 3 точек.
 
22-02.jpg
На Белорусской уничтожили цветочные ряды

В районе Белорусского вокзала, под мостом через Ленинградский проспект, — опустошение: от палаток остались только мокрые от дождя вмятины на асфальте. Бабушки перешли торговать дешевой одеждой на лестницу моста. Стоят, постукивают ногами о каменные ступеньки, пытаются согреться. «А что делать-то? Жить надо как-то». Бабушкам вторит и Люся из «Крошки-картошки» у станции метро «Чистые пруды» (в управлении «Крошки-картошки» The New Times сказали, что в городе уже закрыты порядка 50 торговых точек), и Галина из ларька «ДанВеста» (торгует хот-догами и пивом) у метро «Театральная»: «Мы большей частью из Подмосковья все, а у нас там работы нет, — почти плачет Галина. — Если так дальше будет продолжаться, уж и не знаем, куда пойдем».

22-03.jpg
Виктор Степанович потратил весь день, чтобы найти человека,
несколько лет продающего ему хот-доги

Ожидание скорого конца — главное настроение, которым делятся буквально все продавцы еще не снесенных ларьков. У метро «Юго-Западная» сотрудница «Русского бистро» Марина Д.: «Мы сидим, как на бочке с порохом. Хозяин сказал, что проблемы могут появиться в любой момент». По словам Марины, недавно кто-то «распилил и увез полрынка», который находится рядом, прямо у проезжей части. «Ночью пилили, а утром уже ничего и не было». Тут в разговор вступает женщина лет 45: «Я только рада, что ларьки посносили: хоть людям место для остановок расчистили. Гнать их надо».

Ларек с «крышей» и без

Пока «палаточники» сидят на чемоданах, защитники малого бизнеса пишут и стучатся во все инстанции. «Снос ларьков в Москве абсолютно незаконен, — возмущается Сергей Митрохин, бывший депутат Мосгордумы. — Если ларьки стоят с нарушением закона, нужно убирать их через суд. Мы имеем дело с типичным нарушением права собственности. Это беспредел».

22-04.jpg
На глазах корреспондента The New Times продавцу Елене из палатки у метро «ВДНХ»
позвонил менеджер «Стардога» и попросил убрать объявление о приеме на работу: эту точку скоро тоже закроют


«Никаких официальных документов относительно сноса палаток правительство Москвы не выпускало, — подтвердил The New Times Александр Иоффе, президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства. — Есть лишь устное поручение мэра разобраться с уличной торговлей». По оценке Александра Иоффе, в Москве сегодня около 20 тыс. уличных торговых точек, из них примерно половина — палатки, другая половина — лотки. Объемы уличной торговли, по словам Иоффе, исчисляются сотнями миллионов рублей ежемесячно, а значит, миллиардами в год.* * По приблизительным оценкам маркетологов, в крупных российских городах на долю уличной торговли приходится 20% всего торгового оборота. Кроме того, уличная торговля — серьезный сектор занятости, в который включены, по самым скромным подсчетам, порядка 100 тыс. человек. По информации Ильи Хандрикова, председателя Всероссийского движения предпринимателей «За честный рынок», в Москве собираются снести 70% палаток. А значит, счет людей, которые потеряют работу, идет на десятки тысяч. В мэрии отказываются называть конкретные цифры, утверждая, что никаких разнарядок «на снос» нет.

22-05.jpg
С момента сноса киосков у метро «Текстильщики» прошла неделя, но мусор
до сих пор не вывезли


Разумеется, ни для власти, ни для бизнеса — не новость: сотни торговых палаток в Москве работают без разрешительных документов,* * По информации движения «За честный рынок», около 5 тыс. палаток в Москве поставлено незаконно. а их владельцы не платят налоги. «В 2010 году мы проводили опрос среди предпринимателей Южного округа, — рассказывает Илья Хандриков. — Оказалось, что до 50% палаток стояли там без разрешения и служили кормушками для всех: милиция их «крышевала», собирая дань ежедневно, управы брали по 30 тыс. рублей в месяц с точки, а если она находилась у метро, то и по 100 тыс.» Не новость и то, что отравиться в каком-нибудь придорожном ларьке фастфудом довольно просто: как выяснила недавняя проверка столичного общепита, организованная экологической организацией «Зеленый патруль» совместно с Испытательным центром продуктов питания и продовольственного сырья «Ростест-Москва», до 90% шаурмы, которая продается в палатках Москвы, не соответствует санитарным нормам. По микробиологическим показателям норма вредных компонентов в ней оказалась превышена в 2600 раз.

День грядущий

Чем же закончится война с палатками? Опрошенные The New Times представители бизнеса видят несколько вариантов развития событий. Пессимисты считают, что после показательных сносов власть просто заменит одних «смотрящих» за палатками на других и все (в том числе и «левый» уличный бизнес) вернется на круги своя. Оптимисты дают свои рецепты решения проблемы: «Ликвидировать тех, кто работает вчерную, — перечисляет задачи Александр Иоффе, — провести полную инвентаризацию палаток, чтобы понять, где они мешают движению, а где нет. Управам — опросить население, особенно в районах, где магазины шаговой доступности далеко, нужны ли ему палатки. Ну а тем, кто в результате сноса потерял работу, предложить новую».

22-06.jpg
Собянинские инициативы у розничной торговли особой радости не вызывают

А на Грузинском Валу, где 11 ноября заканчивали разбор цветочных рядов, крутится Зеинабе, крупная женщина в вязаном платке и фиолетовом длинном пуховике: «Дорогие, хотите цветочков? Красивый розочка, недорого сделаем». На вопрос о том, где она держит свой товар, бросает недобрый взгляд на рабочую бригаду и говорит: «Разобрали все, хотя мы здесь с сыновьями работаем, знаешь, сколько лет уже! Мы здесь будем все равно! Вот там, — показывает на стену, — у нас теплые ящики, цветочки в порядке. Розочки хотите, нет?»

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.