Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Дешифратор зла

17.11.2010 | Динелли Марко | № 38 от 15 ноября 2010 года

Умберто Эко выпустил новую книгу
48-01.jpg
Дешифратор зла. В Италии опубликован новый роман Умберто Эко «Пражское кладбище», немедленно вызвавший острую полемику. Аргументы сторон выяснял
The New Times


48-03.jpg
Роман о самых глубоких и постыдных политических тайнах XIX века, бросающий тревожный отсвет на времена, в которых живем мы», — интригует в своем пресс-релизе издательство Bompiani. В названии — тонкий намек на тему: пражское кладбище — одно из старейших еврейских кладбищ Европы. Главный герой, как сказано в том же пресс-релизе, — «циничный фальсификатор, работающий на тайные полиции половины государств Европы: он плетет сети, устраивает заговоры и готовит покушения, определившие собой политическое и историческое развитие нашего континента». В анонсе предусмотрительно не говорится о том, что главный герой, капитан Симоне Симонини, жестоко ненавидит евреев и фабрикует досье, которое ляжет в основу знаменитых «Протоколов сионских мудрецов».
48-02.jpg
Молитва на Пражском кладбище. Могила рабби Лёва. Иллюстрация к книге пражского похоронного общества «Хевра Каддиша», 1780 г.  
Согласно еврейскому преданию, великий пражский раввин — рабби Лёв — наложил на свою могилу заклятие: всякий, кто попытается нарушить его покой, погибнет


Интрига удалась: «Пражское кладбище» в продаже с 29 октября, но первый тираж 200 тыс. экземпляров уже распродан и на подходе второй. Роман будет переведен в 40 странах. Критика между тем сорвалась с цепи.

Созерцатель или гений?

Каждый раз, когда Умберто Эко, которого многие считают самым значительным из ныне живущих итальянских интеллектуалов, выпускает новый роман, итальянскую пишущую братию будто «замыкает». На этот раз повод — антисемитизм, которым якобы напичкана книга. Однако первая резкая критика романа не касалась еврейской темы. За два дня до выхода романа Зденек Фрайборт, чешский переводчик Эко, еще не читавший книгу, заявляет в газете Il Giornale: «Эко хороший писатель, у него неплохой язык, но ничего гениального. Его язык не расцветает поэзией. Он скорее ученый, который открыл способ добиваться успеха и зарабатывать прозой».
48-04.jpg
Репродукция графической работы Ривки Беларевой «Извозчик и реб Айзек»

Но настоящая полемика развернулась после статьи, опубликованной в Osservatore romano, официальной газете Ватикана. Критика романа в ней — зубодробительная: книга Эко — «скучная, путаная, крайне трудночитаемая». Автор — Лучетта Скараффья, преподаватель римского Университета La Sapienza, негодует: по ее словам, постоянные описания коварства евреев в романе вызывают подозрение в двуличности автора, а бесконечные пассажи о гнусных чертах еврейского характера могут заставить читателей в них поверить. «Обличать антисемитизм, ставя себя как бы на сторону антисемитов, — значит не разоблачать их, а вызывать лишь растущее отвращение к такой прозе», — гневно пишет она в главе под названием «Созерцатель зла».
48-05.jpg
Репродукция графической работы Ривки Беларевой «Погром»

С этой позицией согласна и историк Анна Фоа. В статье, опубликованной в «Еврейских страницах», ежемесячнике Союза еврейских общин Италии, она утверждает: «Если в «Имени Розы» еще возможно было забавляться темой еретиков и ведьм, допустимо ли делать это так же невинно в отношении книги, которая питала гитлеровский план истребления евреев и которую многие до сих пор считают если и фальшивкой, то правдоподобной, отражающей реальность?»

Говорящий Сверчок

Однако ответ автора «Пражского кладбища» однозначен: этой книгой «я разоблачаю заговор тех, кто производит зло, кто сеет ненависть к евреям», — заявил Эко в интервью тем же «Еврейским страницам». «Автор трактата по химии всегда вправе ожидать, что кто-то использует его для отравления своей бабушки, — продолжает писатель. — Злонамеренные люди есть всегда. Но не думаю, чтобы для генерирования идей им понадобилось читать мои романы. Наоборот, своей книгой я попытался разоблачить их заговор».
48-06.jpg
Репродукция графической работы Ривки Беларевой «Ребенок»

Умберто Эко играет с антисемитскими стереотипами XIX века именно для того, чтобы разбить их и показать их безосновательность. «Протоколы сионских мудрецов» — перво­основа любого антисемитского памфлета — его давняя страсть. Он изучил их досконально, писал о них, более того, их всходы он обнаружил еще во французских романах XIX века. Эко много раз подчеркивал их недостоверность: «Мало верится в то, чтобы злодеи таким бесстыдным образом выражали свои коварные планы», — писал он в статье «Итальянцы — антисемиты?», опубликованной в 2002 году в еженедельнике L’Espresso. По словам Эко, «сионские мудрецы» в своих текстах заявляют даже о том, что еврейское правительство поощряет спорт и визуальную пропаганду для оглупления рабочего класса. «Этот тезис кажется скорее берлускониевским, чем еврейским», — иронично замечает писатель.
48-07.jpg
Репродукция графической работы Ривки Беларевой «Свиток»

Несмотря на то, что аутентичность текста «Протоколов» была взята под сомнение и опровергнута еще в 20-е годы XX века, Гитлер использовал его как историческое оправдание геноцида евреев. Роман-фельетон Эко как раз и делает попытку раскрыть, как возникла мошенническая конструкция «Протоколов» и какова их роль в истории. В беседе с раввином Риккардо Ди Сеньи, опубликованной в том же L’Espresso еще до всех дискуссий, автор «Пражского кладбища» объясняет, что стоит за теорией заговора, о которой говорится в книге: заговор нужен тем, кто не может объяснить себе, почему их жизнь не удалась, а у других — наоборот. «Людям нужен враг. Я заставляю говорить это своих персонажей, секретных агентов. Кто этот враг? — Другой. Пока «другие» — катары, альбигойцы исчезали в ходе массовых истреблений, еврейская традиция благодаря силе своей культуры сопротивлялась везде понемногу. Именно поэтому еврей стал идеальным воплощением образа «другого».

Теория заговора (как и образ врага) — вечная матрица в истории человечества, которая, по словам Эко, «рождается с помощью подлинных и всем известных материалов, но составленных таким образом, что они возбуждают подозрение». Очевидно, что это актуально не только для Европы и не только для XIX века. Развенчав все «измы», Эко исследует природу лжи, практически неотличимой от правды, как категорию современности.

Вероятно, Фрайборт прав, Эко — не великий писатель. Но он остается яснейшим умом нашего времени и, возможно, последним воплощением того интеллектуала, Говорящего Сверчка, о котором сам же и писал. Неудивительно, что его роман оказался в центре полемики. Однажды Эко пригласили в Париж на конгресс, организованный Франсуа Миттераном и его окружением. Тема конгресса: как интеллектуалы могут участвовать в разрешении мировых кризисов. Выступление Эко было совсем кратким: «Интеллектуалы не разрешают кризисы, они их создают».

Перевод с итальянского
Натальи Алякринской
 

Людям нужен враг. Я заставляю говорить это своих персонажей, секретных агентов. Кто этот враг? — Другой    


 


Умберто Эко — итальянский прозаик, семиотик, культуролог, эссеист. Родился в 1932 году. В 1954 году окончил Туринский университет искусств, работал на телевидении, был обозревателем крупнейшей газеты «Эспрессо» (L’Espresso), преподавал эстетику и теорию культуры в университетах Милана, Флоренции и Турина. Профессор Болонского университета. Почетный доктор множества иностранных университетов. Автор романов «Имя розы» (1980), «Маятник Фуко» (1988), «Остров накануне» (1994), «Баудолино» (2000), «Таинственное пламя царицы Лоаны» (2004).


«Протоколы сионских мудрецов» — сборник текс­тов, появившийся в России в 1903 году. Публикатор — царская охранка — представил «Протоколы» как документ всемирного еврейского заговора. В текстах излагаются планы завоевания евреями мирового господства, проникновения в структуры управления государствами, взятия неевреев под контроль, искоренения других религий. В серии статей, опубликованных в лондонской газете Times в 1921 году, доказывается, что «Протоколы» — плагиат, фальшивка, сделанная на основе политической сатиры, не имеющей отношения к евреям. Несмотря на это, тексты до сих пор используются антисемитами (особенно на Ближнем Востоке) как главное доказательство существования так называемого еврейского заговора.


Ривка Беларева — художник-график, живописец, искусствовед. Автор иллюстраций к библейским текстам, притчам, хасидским книгам. The New Times писал о выставке книжной графики Ривки Беларевой «Сквозь текст» в №6 от 22 февраля 2010 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.