Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

Время оценок

18.11.2010 | Мартынов Андрей | № 38 от 15 ноября 2010 года

65 лет назад начался судебный процесс над нацизмом
56-01.jpg

Состояние аффекта.
20 ноября 1945 года в Нюрнберге начался судебный процесс над верхушкой Третьего рейха. Почему бесспорные, казалось бы, решения Международного трибунала спустя 65 лет вызывают споры — размышлял The New Times


Очередное заседание Ялтинс­­кой конферен­­ции* * Ялтинская (Крымская) конференция глав государств антигитлеровской коалиции (Великобритании, СССР и США) проходила 4–11 февраля 1945 года. Она была посвящена выработке общей послевоенной политики. подхо­­дило к концу, когда неожиданно Уинстон Черчилль поднял вопрос о судьбе руководства гитлеровской Германии и ее сателлитов. По мнению английского премьера, «прежде всего следует составить список таких лиц, с правом пополнения его в дальнейшем… Лучше всего было бы расстрелять главных преступников, как только они будут пойманы». Сталин, в свою очередь, настаивал на суде. Протокол встречи сохранил последовавшую за этим дискуссию. Какова должна быть процедура суда: юридическая или политическая? — задал уточняющий вопрос Черчилль. Франклин Рузвельт ответил ему: процедура не должна быть слишком юридической. Черчилль согласился: суд над главными преступниками должен быть политическим, а не юридическим актом: «Я хотел бы, чтобы между тремя державами была ясность по этому вопросу. Однако ничего на данную тему не должно публиковаться, чтобы главные преступники не стали заранее мстить союзным военнопленным». Сталин не возражал.* * Ялта-45. Начертания нового мира. М.: Вече, 2010

Суд да дело

Попытки заранее определить принципы правосудия над нацистскими преступниками предпринимались и до 1945 года. Можно вспомнить Декларацию о наказании за преступления, совершенные во время войны, подписанную 13 января 1942 года правительствами в изгнании — Чехословакии, Поль­­­ши, Юго­­славии, Нор­­вегии, Греции, Бель­­­гии, Голландии, Люксембурга, а также Французским национальным комитетом. В ней, в частности, говорилось, что подписавшиеся «объявляют одной из своих целей наказание, путем организованного правосудия, тех, кто виновен и ответствен за эти преступления, независимо от того, совершены ли последние по их приказу, или лично, или при их соучастии в любой форме». И на московской конференции министров иностранных дел Великобритании, СССР и США (19–30 октября 1943 года) тоже была принята Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства. Но окончательно архитектура Нюрнбергского процесса оформилась в ходе лондонской конференции (26 июня–8 августа 1945 года). Тогда же были выдвинуты и основные обвинения. Они составили 4 раздела Обвинительного заключения (см. справку на стр. 59).

Выбор города для проведения суда был символичен. Именно в Нюрнберге проходили съезды НСДАП (1933–1938 гг.). В Нюрнберге были приняты недоброй памяти законы о гражданстве и расе (1935 г.), ставшие прелюдией к Шоа (на иврите — катастрофа европейского еврейства).

В Международный военный трибунал были делегированы представители четырех великих держав: главный судья лорд Джеффри Лоуренс (Великобритания), заместитель председателя Верховного суда генерал-майор юстиции Иона Никитченко (СССР), бывший генеральный прокурор Френсис Биддл (США), профессор уголовного права Анри Доннедье де Вабр (Франция).

От каждой из четырех стран были направлены на процесс главные обвинители: Хартли Шоукросс (Великобритания), Роман Руденко (СССР), Роберт Джексон (США), Шарль Дюбост, а позднее Шампетье де Риб (Франция).

Я старый солдат...

На скамье подсудимых находились 23 человека. Были также выдвинуты обвинения против военных, политических и партийных институтов гитлеровской Германии: СС, СД, гестапо, руководящего состава НСДАП, нацистского кабинета министров, генерального штаба и верховного командования вермахта.

56-02.jpg
Приговоренные к смертной казни: (верхний ряд, слева направо) Геринг, Франк, Фрик, Штрайхер; (второй ряд, слева направо) Заукель, Риббентроп; (третий ряд, слева направо) Йодль, Зейсс-Инкварт; (нижний ряд, слева направо) Розенберг, Кальтенбруннер, Кейтель. В центре — американский сержант Джон Вуд, исполнитель смертного приговора

Суд допросил 240 свидетелей, были использованы около 300 тыс. письменных свидетельств, многочисленные трофейные документы, кино- и фотоматериалы. Доказательная база обвинения — огромная.

Основная линия защиты, лаконично сформулированная Кейтелем и Йодлем: «Я солдат, я выполнял приказ», — не выдержала критики. «Смягчающих вину обстоятельств нет. Приказы сверху даже для солдата не могут рассматриваться как смягчающие вину обстоятельства там, где сознательно, безжалостно, без всякой военной необходимости или цели совершались столь потрясающие и широко распространенные преступления», — значилось в приговоре Международного трибунала.

В ходе 403 заседаний была определена вина подсудимых, и 1 октября 1946 года был объявлен приговор.

Геринг, Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Штрайхер, Заукель, Зейсс-Инкварт, Борман (заочно) и Йодль были приговорены к смертной казни через повешение. Гесс, Функ и Редер приговаривались к пожизненному заключению. Ширах и Шпеер — к 20 годам тюрьмы. Нейрат и Дениц — к 15 и 10 годам заключения. Фриче, Папен и Шахт были оправданы. Лей, находясь в состоянии абстиненции, вызванной тяжелой алкогольной зависимостью, покончил с собой до приговора, спустя четыре дня после получения обвинительного заключения. Геринг, Кейтель и Йодль просили заменить повешение на «честную смерть от пороха и свинца» — расстрел. Ходатайство было отклонено, и Геринг принял яд за несколько часов до приведения приговора в исполнение (казнь состоялась 16 октября 1946 года).

Суд признал преступными организации СС, СД, гестапо и руководящий состав НСДАП. Нацистский кабинет министров, генштаб и верховное командование вермахта преступными организациями признаны не были.

А судьи кто?

Тем не менее и сам процесс, и его результаты вызвали критику не только со стороны защиты или представителей нейтральных государств, но и в среде антигитлеровской коалиции. Например, видный теоретик танковой войны (именно на его трудах выросли Гейнц Гудериан и Шарль де Голль) генерал-майор Джон Фуллер назвал Нюрнбергский процесс «пародией на правосудие, проистекающей из лицемерия». Такие высказывания, увы, не лишенные основания, были вызваны несколькими причинами, как политическими, так и юридическими.

К политическим причинам следует отнести «скелеты в шкафу» — факты, которые были невыгодны стороне обвинения, в первую очередь Сталину. К началу процесса советская делегация привезла утвержденный в ноябре 1945 года перечень из девяти нежелательных вопросов. Один из них касался секретного протокола к советско-германскому договору о ненападении и всего, что с ним связано. Также были опущены вопросы по Западной Украине и Западной Белоруссии и проблемы советско-польских отношений. Англичанам и французам, в свою очередь, было невыгодно вспоминать мюнхенские соглашения 1938 года. В результате между представителями СССР и союзниками заранее была достигнута договоренность о вопросах, подлежащих обсуждению, и согласован список тем, которые не должны были быть затронуты во время судебного процесса. Советский Союз настаивал также на признании Германии виновной в массовом расстреле польских офицеров в Катыни.

Однако процесс в Нюрнберге пошел по своей логике, которая отнюдь не хотела принимать во внимание кулуарные договоренности победителей. Так, адвокат Риббентропа доктор Альфред Зайдель обнародовал секретные протоколы пакта Гитлера–Сталина, а умелая защита Геринга и его адвоката Отто Штамера поставила под сомнение советскую версию катынского злодеяния. Уже в ходе процесса все это повлекло новую трагедию. Советский обвинитель Николай Зоря был убит — по одной из версий, сотрудниками спецслужб, именно из-за провала в отстаивании позиции Москвы. Косвенно подобное предположение подтверждается противоречивыми версиями гибели Зори (семье сообщили о самоубийстве, а официально объявили о смерти в результате неосторожного обращения с оружием).

Да и юридическая сторона обвинения была не всегда корректной. Судопроизводство велось от лица союзников, то есть потерпевшей стороны. Тем самым нарушался принцип состязательности сторон, а также презумпция невиновности, на которую имеет право любой преступник. Нарушался и принцип учета взаимной вины, согласно которому сторона обвинения не может судить за преступления, подобные которым совершала сама. В данном случае, справедливо обвиняя гитлеровцев в создании системы концлагерей, геноциде и депортации народов, прокуроры игнорировали аналогичные деяния Сталина. Обвиняя Геринга в руководстве и организации авианалетов на Варшаву, Лондон или Ковентри, в результате которых гибло в первую очередь гражданское население, союзники закрывали глаза на ковровые бомбардировки Германии, организованные английским маршалом авиации Артуром «Бомбилой» Харрисом, сказавшим о Берлине: «Я хочу, чтобы этот кошмарный город был испепелен из конца в конец». Отметим, что число жертв налета на Дрезден 13–14 февраля 1945 года (прекрасно описанного в книге американского военнопленного Курта Воннегута «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей») составило примерно 30 тыс. человек, подавляющее большинство — гражданские лица или раненые военнослужащие.

Кстати, обвинение в адрес «фюрера №2» адмирала Карла Деница о нелегитимности тотальной подводной войны было отклонено по инициативе… адмирала ВМФ США Честера Нимица. Он заявил, что аналогичный метод использовался американцами в войне с Японией с 8 декабря 1941 года. С Деницем связано и другое двусмысленное обвинение: в разработке плана оккупации Испании (планы «Изабелла» и «Илона»). Осуждение за намерение более пристало советской юстиции (ст. 119 УК РСФСР того периода). У советской юстиции был позаимствован и отказ от перекрестного допроса свидетелей, принятого в большинстве судопроизводств мира.

Поэтому неудивительно, что в 1953 году суд в Мюнхене удовлетворил иск вдовы Йодля Луизы и по формальным основаниям реабилитировал генерал-полковника. Это притом что в ведении Йодля был контроль над выполнением директив Гитлера, в том числе направленных против человечности (законы о евреях и комиссарах).

Вероятно, процедурные просчеты были вызваны неизбежным ожесточением, реакцией на зверства гитлеровцев. Точно так же шок от концлагерей заставлял и рядовых, и генералов совершать поступки, далекие от норм права. Поэтому американские солдаты расстреляли сдавшихся охранников Дахау, а генерал Леклерк без суда казнил взятых в плен военнослужащих дивизии СС «Шарлемань». Прав был Фридрих Ницше, когда с грустной иронией писал: «Если долго сражаться с драконами, сам станешь драконом, и если долго смотреть в бездну, то бездна начнет смотреть на тебя».


Перед Нюрнбергским трибуналом предстали: начальник партийной канцелярии НСДАП Мартин Борман (заочно), рейхсмаршал люфтваффе Герман Геринг, заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс, бывший глава государства и главнокомандующий вооруженными силами Германии с 30 апреля по 23 мая 1945 года гросс-адмирал Карл Дениц, комиссар по рабочей силе в управлении четырехлетнего плана Фриц Заукель, главы МИДа Германии Артур Зейсс-Инкварт, Константин фон Нейрат и Иоахим Риббентроп, начальник штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта генерал-полковник Альфред Йодль, начальник главного управления имперской безопасности СС Эрнст Кальтенбруннер, начальник штаба верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, глава Трудового фронта Роберт Лей, вице-канцлер Германии Франц фон Папен, главком ВМС гросс-адмирал Эрих Редер, рейхсминистр оккупированных территорий Альфред Розенберг, рейхсляйтер Польши Ганс Франк, рейхс­протектор Богемии и Моравии (Чехословакии) Вильгельм Фрик, глава отдела радиовещания министерства просвещения и пропаганды Ганс Фриче, министры экономики Вальтер Функ и Ялмар Шахт, глава гитлерюгенда Бальдур фон Ширах, министр вооружений Альберт Шпеер и главный редактор газеты «Штюрмер» Юлиус Штрайхер.


Основные пункты обвинения: планы Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП) (развязывание войн и поддержка агрессии союзных Берлину государств); преступления против мира (планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивных войн в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств); военные преступления (убийства и жестокое обращение по отношению к гражданскому населению, депортация гражданского населения, использование рабского труда, убийства и жестокое обращение с военнопленными и военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны); преступления против человечности (преследования, репрессии и истребление врагов нацистского правительства.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.