Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Весной на тбилисской улице

02.02.2009 | Морарь Наталья | №04 от 02.02.09

На грузинской политической кухне заваривается серьезная каша

Объединенная грузинская оппозиция готовится к решающему наступлению на Михаила Саакашвили уже этой весной. Экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе и бывший премьер Зураб Ногаидели создали оппозиционные партии, экс-посол Грузии в ООН Ираклий Аласания формирует свою собственную политическую команду. Досрочные выборы станут главной темой политического сезона-2009: оппозиция и сторонники президента спорят лишь о сроках. В особенностях грузинской политической кухни разбирался The New Times


О досрочных выборах в Грузии теперь не говорит разве что ленивый, и это главная политическая цена, которую Михаилу Саакашвили, возможно, придется заплатить за войну и потерю территорий. Его сторонники демонстрируют оптимизм: «Теоретически я бы не стал исключать такого варианта, но пока у нас нет серьезных сигналов», — говорит ушедший недавно в отставку секретарь Совбеза Каха Ломая.

Три сценария

Почти одновременное выступление с критикой в адрес президента сразу трех бывших участников команды Михаила Саакашвили лишь добавило грузинской оппозиции уверенности. Экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе уже завершила организацию региональных отделений созданной ею партии «Единая Грузия». Отправленный в конце 2007 года в отставку премьер-министр Зураб Ногаидели планирует завершить формирование всех региональных отделений его новой партии «Движение за справедливую Грузию» уже к марту. «Нынешний парламент и президент не доживут до отведенных им Конституцией сроков, — объясняет свое возвращение в политику Ногаидели. — Этому способствуют сразу три фактора: финансовый кризис, две избирательные кампании только за последний год, подточившие бюджет, и, конечно же, августовские события». Экс-посол Грузии в ООН Ираклий Аласания вернулся недавно из Европы, где, по информации The New Times, встречался с грузинскими дипломатами, которые в будущем могут составить его политическую команду.

Сторонники Саакашвили вынуждены как-то объяснять появление новых политических оппонентов и связывают это с внешними факторами, а не с ошибками руководства страны. «Судьба грузинского правительства будет зависеть от финансового кризиса: если он сильно ударит, правительство может не удержаться, — говорит начальник аналитического департамента МВД Шота Утиашвили. — Если рухнет экономика, возможны три сценария: люди выйдут на улицу, большинство членов правительства самостоятельно подадут в отставку или, наконец, депутаты парламента по собственной инициативе выступят с требованием внеочередных выборов».

Председатель парламента Давид Бакрадзе объясняет риски проведения досрочных выборов шаткой экономической ситуацией в стране. «Я надеюсь, что досрочные выборы вообще не потребуются, — говорит спикер. — Это не связано с тем, что мы сейчас у власти и внеочередные выборы нам невыгодны. Для общества новая избирательная кампания — плохо, это удар по экономике страны, особенно в условиях кризиса».

Большинство сторонников Михаила Саакашвили уверены, что досрочных выборов можно будет избежать, если власти будут сотрудничать с оппозицией. «Дальновидная часть оппозиции пойдет на сотрудничество», — уверен Каха Ломая. Шота Утиашвили: «Я думаю, возможен компромисс. Кому-то предложат места в правительстве, кому-то — эфир на телевидении». Однако недавнее телевизионное общение Михаила Саакашвили с гражданами показало другую картину: Нино Бурджанадзе президент посоветовал писать мемуары, Зурабу Ногаидели — заняться бизнесом, а об Ираклии Аласания вообще не упомянул.

Оппозиция же готовится к проведению масштабных протестных выступлений весной. С потенциальными лидерами новой грузинской революции побеседовал The New Times.

Нино Бурджанадзе: «Саакашвили чувствует неизбежность перемен»

Нынешний политический кризис в Грузии — следствие августовской войны?

Война все радикально изменила. Страна оказалась в катастрофической ситуации, и я как человек, у которого был и есть огромный политический опыт, не могла стоять в стороне.1 Правительство и президент неадекватно оценивали ситуацию, лгали, пытались выкарабкаться — не страну спасти, а себя в первую очередь. Стало очевидным, что они не смогут вывести страну из кризиса. Мы с единомышленниками решили создать сильную партию, посчитав, что только так можно вынудить президента подать в отставку и дать стране возможность выбрать нового президента и новое правительство. Среди населения у нас очень большая поддержка — даже больше, чем я ожидала.

В чем суть ваших разногласий с Михаилом Саакашвили?

Сейчас мы уже расходимся абсолютно по всем пунктам. У него все построено на лжи. Я не вижу реальной программы вывода страны из кризиса, я не вижу плана, как президент собирается урегулировать вопрос с Южной Осетией и Абхазией, как он собирается добиться того, чтобы российские войска покинули грузинскую территорию, как он будет выстраивать отношения с Россией, Западом.

В последние месяцы сразу три бывших члена команды Михаила Саакашвили, включая вас, выступили с резкой критикой в его адрес. Означает ли это раскол в команде Саакашвили?

Я бы не стала связывать эти три события. Я ушла из команды еще в апреле 2007 года, Ногаидели был отстранен с поста премьерминистра в ноябре того же года, и это событие совершенно другого рода, а Аласания принял решение вообще недавно. Но все эти факты говорят о том, что в стране не все в порядке.

Оппозиция требует досрочных выборов. Как вы оцениваете вероятность их проведения?

Это будет нелегко, потому что Саакашвили сделает все, чтобы сохранить власть. Но надо бороться, чтобы добиться проведения выборов не позднее этой весны.

Связано ли с этим перенесение запланированной акции оппозиции с 25 января на весну?

Безусловно. Очень важна координация наших усилий, иначе будет крайне сложно добиться досрочных выборов. До назначения даты выборов мы, конечно же, будем координировать все свои действия, а уже в самих выборах каждый будет участвовать, как решит — кто в альянсе, кто по отдельности.

В рядах оппозиции все чаще говорят о необходимости появления новых лидеров. Чаще других называют два имени — ваше и Ираклия Аласания. Ведете ли вы с ним консультации о возможном сотрудничестве?

Аласания — мой бывший студент, у нас с ним очень добрые и хорошие отношения, мы даже дружим семьями. Я его давно знаю, мы всегда консультировались, обменивались мнениями. Сейчас эти консультации продолжаются. Официально он пока в грузинскую политику не вошел, поэтому какое место он в ней займет — говорить пока рано.

В прессе вас уже называют одним из вероятных кандидатов на пост будущего президента Грузии. Что вы об этом думаете?

Ничего сверхъестественного в этом нет, ведь я дважды была и.о. президента, дважды — председателем парламента, я создала одну из самых серьезных политических партий за очень короткий срок, и почти нет людей, которые равнодушно относились бы к моей кандидатуре — кому-то это очень нравится, кому-то — нет. Учитывая мой политический вес, контакты и опыт... каждый обязан использовать свои возможности до конца.

Как поменяется внешнеполитический курс Грузии в случае смены власти?

Основные приоритеты — западные ценности, желание быть полноценным членом евроатлантических структур, иметь стратегические партнерские отношения с Европой и США — не поменяются. Конечно же, корректировки необходимы. Нужно начать диалог с Россией, как бы сложно это ни было, и перевести режим вражеских отношений в цивилизованное русло.

В своем недавнем телевизионном общении с грузинскими гражданами Михаил Саакашвили посоветовал вам заняться написанием мемуаров. Как, на ваш взгляд, он относится к вашему решению участвовать в политике, но уже не в его команде?

Я знаю, что его это волнует. Это тот редкий случай, когда он адекватен. Саакашвили чувствует неизбежность перемен — это видно в каждом его шаге, каждом его действии, по его глазам. Мне трудно судить, нервничает ли он сильнее, чем год назад, после печальных событий 7 ноября 2007 года2 — тогда я все время была рядом с ним, а сейчас вижу его только по телевизору. А вообще я бы ему не советовала провоцировать меня на написание политических мемуаров. Не думаю, что ему будет приятно их читать, особенно ту часть, которая будет посвящена ему.

Ираклий Аласания: «Грузия станет неотъемлемой частью системы безопасности в Европе»

Какие разногласия с Михаилом Саакашвили заставили вас уйти с поста посла Грузии в ООН?

Во-первых, у нас были очень разные подходы к урегулированию конфликта в Южной Осетии. Во-вторых, в стране не было предусмотренного Конституцией процесса решения жизненно важных задач государства. Саакашвили не считался с мнением руководителей ведомств, вовлеченных в процесс урегулирования юго-осетинского конфликта.

Вы намерены дальше заниматься политикой в рядах оппозиции?

Я уже сделал первый шаг — подал в отставку. Сейчас в основном занимаюсь консультациями с другими политическими лидерами Грузии, и очень скоро, на днях, будут озвучены наши с ними совместные планы.

Вы поддерживаете требование оппозиции о досрочных выборах?

Да, абсолютно. Сейчас мы проводим консультации, как тактически двигаться вперед, чтобы начался реальный процесс изменений и состоялись досрочные выборы.

Изменится ли внешнеполитический курс Грузии в случае прихода новой власти?

Нет, не изменится. Грузия должна стать и станет неотъемлемой частью системы безопасности в Европе. В то же время мы будем выстраивать нормальные, корректные отношения с Российской Федерацией. В первую очередь придется начать трудный переговорный процесс, связанный с оккупацией Грузии. Мой подход такой, что и для Грузии, и для России важно иметь нормальные отношения.

Каким вы видите наиболее вероятный вариант развития событий в ближайшее время?

Грузия сейчас находится в очень остром экономическом и политическом кризисе. Поэтому и оппозиция, и в первую очередь правительство должны сейчас ответить на вопрос, как они будут выводить страну из кризиса. Кто сможет дать лучший ответ, тот и станет во главе этого процесса.

_______________

1 После ухода в апреле 2007 года с поста спикера парламента Бурджанадзе занималась созданием фонда развития демократии.

2 В этот день ОМОН жестоко разогнал митинг оппозиции на проспекте Руставели и закрыл телеканал «Имеди».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.