Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Пролетарии всей страны, разъединяйтесь!

09.02.2009 | Виноградов Михаил | №05 от 09.02.09

Компартия раскалывается на интернационалистов и неонародников

Проверка на разрыв. КПРФ — единственная партия, которая в условиях кризиса может возглавить нарастающий социальный протест. Но сама партия раздираема изнутри распрями. «Ленинградское дело», взорвавшее КПРФ, обернулось изгнанием из партийных рядов 500 «фракционистов» и сменой руководства петербургского обкома. В феврале встряска ждет и московский горком. В деталях внутреннего раскола Компартии разбирался The New Times


Бывший глава информационно-аналитического управления Санкт-Петербургского горкома КПРФ Семен Борзенко убеждал The New Times, что санкционированный из Москвы «разгром» партячейки в Санкт-Петербурге был предопределен. «Параллельно в партии зрели как минимум четыре конфликта, приведшие к нынешнему расколу», — считает он. Напомним, в ноябре, после пяти (!) заседаний ЦК и ЦКРК КПРФ, из партии «за содействие возникновению групповщины с элементами фракционности» были вычищены три лидера Санкт-Петербургского горкома и около 500 коммунистов. Ликвидированы три райкома: Адмиралтейский, Петродворцовый и Выборгский.

Пятая колонна

Первая и главная причина раскола, по мнению изгнанного «фракционера» Борзенко, — в происках внутреннего врага: сотрудники администрации президента, окопавшиеся в ЦК партии, вычищают наиболее опасные кадры. По его словам, «пятую колонну» надо искать не только среди депутатов и членов ЦК. Враги сидят и ниже — среди неизвестных прессе и рядовым партийцам аппаратчиков отделов ЦК партии. Зачем Кремлю атаковать компартию именно сейчас, когда она встроилась в «вертикаль», а Геннадий Зюганов возит толстые папки своих соображений в замок Майендорф к президенту Медведеву? «Власть хочет ослабить вплоть до разрушения партийные организации в ведущих промышленных центрах, так как только Компартия может возглавить массовый протест во время кризиса», — уверен Борзенко.

По мнению питерских коммунистов, на очереди Москва. На совещании первых секретарей обкомов 24 января Геннадий Зюганов и глава ЦКРК Владимир Никитин уже отчитали за плохую работу столичного горкома секретаря МГК Владимира Уласа. Второй секретарь МГК Владимир Лакеев не видит аналогий между претензиями центра к Москве и Питеру. «Интерес ЦК понятен: МГК — лицо партии, — рассуждает Лакеев. — И критика по делу: она вызвана недостаточными темпами приема в партию и слабой уличной работой. Но товарищи правы в другом: конечно, агенты в партию засылаются».

Деньги врозь

Вторым сгубившим питерских коммунистов фактором стало появление по итогам региональных выборов 2007 года сильной фракции в городском Заксобрании. Фракция — это ресурс: возможность устанавливать свои отношения с администрацией города, с бизнесом, сосредоточивать общественников. По мнению Борзенко, у московского руководства есть и более прозаическая задача: взять под контроль все финансовые ресурсы фракции и отделения. Так, в Санкт-Петербурге депутаты, проголосовавшие за горбюджет, имеют право участия в распределении его 2%. В 2008 году каждый депутат (в зависимости от фракции) мог распорядиться 50–100 млн рублей, в 2009-м обещано 100 млн. По словам Борзенко, из этих сумм был сформирован фонд социальной помощи малоимущим в районных администрациях, а также построена онкологическая клиника. «Они должны были не сами распоряжаться этими суммами, а передать их в райкомы, — возражает секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов. — Кроме того, они слишком увлеклись думской работой в ущерб работе уличной».

«Кадрированная» партия

Третьим процессом в партии некоторые эксперты и питерские «фракционисты» называют постепенный отход партийной верхушки от связи с массами. «Людей ломают через колено! — считает бывший глава питерского горкома, «фракционист» Владимир Федоров. — Партия интенсивно делится на два слоя: пашущие лошадки на местах и верхушка, критиковать которую не дозволено никому». КПРФ всегда была «партией снизу», освоившей людской потенциал, оставшийся от КПСС. Зачистка рядов — знак, что верхам КПРФ выгоднее и удобнее сосредоточиться на работе во фракциях и прямом торге с властью.

Если это так, то КПРФ в скором времени превратится в типичную «кадрированную» партию. «Создается федеральная элита КПРФ, — предупреждает Борзенко. — Депутаты, московские политики и приобщившиеся к ним некоторые регионалы».

«Твердые марксисты»

Последним водоразделом между питерскими «фракционерами» и ЦК стала идеология. Борзенко подтверждает, что в КПРФ оформились два внутренних идеологических течения. «Марксисты» придерживаются классических установок коммунистов и считают, что все происходящие сейчас процессы в стране и мире можно объяснить, оперируя научным методом познания, диаматом и истматом. «В Петербурге это крыло было сильно, его возглавляло изгнанное сейчас из партии руководство обкома», — говорит Борзенко. О себе умалчивает, видимо, потому, что руководит журналом «Ваш досуг», пестрящим объявлениями об услугах проституток и геев. Хотя крыло и не формализовано, в ЦК есть те, кто придерживается схожих позиций: например, зампред ЦК Иван Мельников, член президиума ЦК Александр Фролов. Уважаемый (хоть и не член партии) коммунистами нобелевский лауреат Жорес Алферов также симпатизирует «марксистам».

Противостоят им условные «неонародники». Члены КПРФ, любящие говорить о «русском духе», «особом пути русского социализма», «крестьянской общине как прототипе социалистического общества», особой «изначальной социальности» русского народа. Видимо, совпадение, но «разгромом» питерской парторганизации руководили лидеры этого неформального крыла — руководитель ЦКРК Владимир Никитин и член ЦК Юрий Белов. Лидера партии Геннадия Зюганова после событий в Санкт-Петербурге и перетряхивания ЦК на XIII съезде считают склоняющимся к «неонародникам», впрочем, сам он по-прежнему пользуется традиционной риторикой марксиста. «Это только вопрос теории, и противопоставлять здесь не надо, — возражает Владимир Лакеев. — Нет никакого раскола, у нас единая партия!» «Не хочу комментировать чушь! — кипятится Сергей Обухов. — Съездом утверждена программа партии, смешно слушать об идеологическом расколе».

Навстречу кризису

Федоров и Борзенко предрекают КПРФ превращение в ЗАО уже к концу 2009 года. «Они (верхи партии) начнут выполнять поставленные властью задания: на выпускание пара, на выявление и изоляцию уличных вожаков, все, что скажет Сурков», — считают «фракционисты» Питера. Нынешний состав ЦК, по их мнению, не способен делать то, чего от них ждет партия: осуществлять руководство и координацию протестных акций, невзирая на окрики власти.

Оставшиеся у руля «неонародники» возражают, заявляя о готовности КПРФ встать в авангарде протестной волны. «За последний месяц численность участников протестных акций КПРФ выросла в 1,5 раза», — утверждает Обухов. The New Times будет следить за тем, в каком авангарде в итоге окажется КПРФ.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.