Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Только на сайте

Наехал на йеху

09.02.2009 | Шендерович Виктор | №05 от 09.02.09

Виктор Шендерович в ответе за Свифта

И снова — к вопросу о йеху. В Пресненском суде Москвы начались слушания по делу «депутат Абельцев против писателя Шендеровича». О том, как проходило разбирательство в суде, по удивительному стечению обстоятельств расположенном на Зоологической улице Москвы, — что называется, из первых рук…


Краткая история предыдущих серий.

Писатель Шендерович в программе «Плавленый сырок» на радиостанции «Эхо Москвы» нелицеприятно отозвался о депутате Госдумы от фракции ЛДПР Сергее Абельцеве, который вместе со своими сторонниками забросал яйцами правозащитников Людмилу Алексееву и Льва Пономарева. А именно: «И как приятно знать, что наша законодательная власть — это именно Абельцев и еще четыре с половиной сотни йеху»; «Хамское нападение на двух немолодых людей животное Абельцев совершило во вторник…» Последний расценил слова сатирика как «акт вербальной агрессии» и подал иск в суд. Переписку сторон The New Times опубликовал в № 42 от 20 октября 2008 года.

Впечатления от четырехчасовой встречи в суде с депутатом Абельцевым оказались и сильнее, и сложнее всего, что я про него слышал и читал.

Агрессивный и трогательно закомплексованный, абсолютно искренний в своих совковофеодальных представлениях об устройстве мира, он действительно выглядел обиженным, и не только мной. Иногда, признаться, я ушам не верил: такого не бывает!

Еще как бывает. Все свои речи он произносил с трибунки: в ней он чувствовал себя человеком. В ответ на мое соображение о том, что критика адресовалась должностному лицу с Охотного Ряда, а не одноименному частному лицу, живущему на Котельнической набережной, мой визави, подумав, заявил: «Никому не возбраняется жить на Котельнической набережной!» И я получил первое замечание от судьи за смех в зале.

Когда, решив защитить от меня родной депутатский корпус («достойнейших людей, спокойных и уравновешенных»), г-н Абельцев предложил судье Васюченко заслушать в его исполнении «ряд биографий, в частности, своего руководителя Жириновского Владимира Вольфовича», я уже не смеялся, а слушал, затаив дыхание. Официальный идиот Швейк нервно курил в углу судебного заседания...

С прокурором и помощниками Абельцева их сидело против меня четверо. Они вообще брали массой, в том числе массой произнесенного текста. Злосчастный фрагмент из «Сырка» был ими зачитан раз, наверное, двадцать, пока словосочетание «животное Абельцев» не было заучено залом, как «Отче наш». Количество бумаг, заведомо не имевших отношения к делу, исчислялось килограммами. Они пытались расширить обвинение, приобщив к делу полное собрание моих текстов на «Эхе Москвы». Они пытались последовательно представлять меня русофобом и антисемитом. Они пытались склонять слово «йеху» и употреблять его во множественном числе.

Они вообще пытались и будут пытаться — это я понял, глянув в мрачные раненые глаза несчастного. За ним дармовые ресурсы Госдумы, куча свободного времени и нешуточная накопленная ярость: он ведь так и не понял, что его не оскорбили, а проанализировали.

И туповатый комизм обвинений не отменяет, а, пожалуй, даже усиливает серьезность происходящего в Пресненском суде…

Из речи писателя Шендеровича на суде:

Ваша честь! Предметом обвинения является то, что я сравнил депутата Абельцева с человекоподобным животным йеху, и большая часть обвинительного заявления состоит из подробного описания этого ужасного существа. Пространные цитаты призваны убедить суд в том, что депутат Абельцев на йеху не похож.

Различия действительно довольно заметны. Судя по адресу на исковом заявлении, депутат Абельцев живет не в хлеву; у меня нет сведений о том, что он и его коллеги по пятому созыву Государственной думы РФ употребляют в пищу ослиное мясо и ловят хорьков и крыс. Наконец, он совершенно не оброс шерстью.

Однако все это имело бы значение, если бы йеху был реальным существом из учебника зоологии и ученые спорили бы о принадлежности депутата Абельцева к этому виду. Но все дело как раз в том, что зоология тут совершенно ни при чем.

Метафора

Свифтовские йеху — это метафора, причем одна из ключевых метафор в мировой литературе. Использование такого рода метафор в полемике — не редкость. Недавно Никита Михалков назвал съезд кинематографистов «театром лилипутов» — и никому из сотен его коллег не пришло в голову приносить в суд медицинские свидетельства о том, что они не в палец ростом.

Йеху — тоже метафора, и тоже из «Путешествия Гулливера». Это — сатирический образ человечества, ни больше ни меньше. Этот образ тоже прочно вошел в сознание людей — как иронический синоним принадлежности к роду человеческому (не случайно создатели поисковой компьютерной системы назвали ее именно так: Yahoo!). Как сказано в примечании к четвертой части «Путешествия Гулливера» (Изд. АСТ, 2005 год), «созданное Свифтом слово стало нарицательным для обозначения людей, дошедших до скотского состояния». «Скотина, недостойный звания человека» — вторя Свифту, приводит одно из значений слова «животное» словарь Даля.

Именно в этом очевидном контексте (контексте нравственной деградации человека) метафора «йеху» и словосочетание «животное Абельцев» и были мною использованы в программе «Плавленый сырок» от 14 июня прошлого года.

Метафора эта не является оскорблением, как утверждает обвинитель, а является формой оценочного суждения, целиком относящегося именно к политической, публичной деятельности депутата Государственной думы пятого созыва Абельцева, занимающего кабинет № 1542 в здании на Охотном Ряду. И не имеет никакого отношения к частному физическому лицу, гражданину РФ Сергею Николаевичу Абельцеву, проживающему на Котельнической набережной.

Контекст

Позвольте кратко перечислить контекст, в котором имя политика Абельцева упоминалось в российской прессе, создавая ему репутацию, позволившую мне как журналисту прибегнуть к столь жесткой оценке. Это: вымогательство, рейдерство, незаконное хранение оружия, угрозы жизни и здоровью людей, а также драка на заседании Государственной думы. В качестве собственно депутата помимо мордобоя г-н Абельцев запомнился россиянам рядом законодательных инициатив, в частности, предложениями:

— выслать из России все комиссии Евросоюза;

— дать спецслужбам парламентское поручение убить бывшего министра атомной энергетики Евгения Адамова;

— уничтожать перелетных птиц силами ПВО страны.

Отдельно упомяну предложение затравить бешеными собаками участников «Марша несогласных»...

И наконец, легшая в основу моего сюжета история с хамским нападением на 80-летнюю Людмилу Михайловну Алексееву, правозащитницу, главу Московской Хельсинкской группы — забрасывание ее яйцами во время пресс-конференции, посвященной насилию и убийствам в Копейской колонии… Надеюсь, этот краткий экскурс в политическую биографию обвинителя сделал ясными для суда мотивы, которыми я руководствовался, используя в программе «Плавленый сырок» метафору о тупом, агрессивном и наглом человекоподобном животном по имени «йеху» /…/

Свифт vs Абельцев

Ваша честь! Книга «Путешествие Гулливера» появилась в печати почти триста лет назад. За это время довольно многие, начиная с депутатов английского парламента, успели узнать себя в ее персонажах. Многие сильно обиделись на автора, и их можно понять. Но даже в сословной, коррупционной Англии XVIII века, какой ее описывал Джонатан Свифт — с продажным судом и властью тупиц, никто не догадался потащить автора в суд за метафору.

Для того чтобы начать доказывать в юридическом порядке, что депутат не йеху, человечеству пришлось дожидаться пятого созыва Государственной думы Российской Федерации и ее депутата Абельцева Сергея Николаевича.

Этот удивительный случай заставляет меня вспомнить слова незримого участника нашего процесса, Джонатана Свифта: «Некоторые люди, — сказал он, — скрывают свой ум гораздо тщательнее, чем свою глупость».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.