Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Тятя, тятя, в наши сети затащили мертвеца

16.02.2009 | Катанян Константин | №06 от 16.02.09

Госдума — пытается, а интернет — сопротивляется

Как пытаются ограничить законом виртуальное пространство и что из этого получается — узнавал The New Times

Только что Государственная дума перепугала интернет-сообщество, приняв во втором чтении поправку в Гражданский кодекс, по которой любое копирование контента из сети может обернуться судебным иском со стороны владельца этого контента, если он сочтет нарушенными свои авторские права. Поправка настолько невнятно сформулирована, что в таком виде открывает поле для злоупотреблений со стороны и правоохранителей, и конкурентов — привлечь при желании можно будет не только пользователей, но и провайдеров. Сейчас крупные интернеткомпании сплотились, чтобы помешать окончательному принятию поправки или остановить закон на пути в верхнюю палату и на подпись к президенту.

Стремление накинуть законодательную сеть на всемирную паутину свойственно многим странам. Демократические государства делают это для борьбы с преступностью — например, с педофилией. В Китае, Белоруссии и других странах с авторитарным режимом — для ограничения активности оппозиции. А Россия оказалась где-то посередине: в Госдуме постоянно появляются законопроекты, пытающиеся заключить в некие рамки свободу обмена мнениями в интернете.

Беззаконие

Большинство предложений, обсуждавшихся в последнее время, имеют ограничительную направленность — их авторы хотят так или иначе сузить информационный поток. Еще 5 лет назад мэр Москвы Юрий Лужков предложил принять ряд мер «юридического и законодательного характера» с целью навести порядок в интернете. Для этого он предлагал регистрировать сетевые средства массовой информации и закрывать интернет-издания в случае несоблюдения ими законов. В частности, мэр категорически выступал против анонимности авторов сайтов.

Целесообразность принятия закона об интернет-деятельности сегодня признают многие специалисты и законодатели. Но подготовить такой закон пока никто не взялся. Зато многие стараются «наехать» на интернет из своего ведомственного угла. Год назад руководство Рособразования заявило, что все российские школы будут обеспечены системой, блокирующей доступ к порно- и экстремистским сайтам, а также другим ресурсам, «несовместимым с задачами образования», например, рекламе алкоголя и «неприличному юмору». Система вошла в обязательный пакет школьного программного обеспечения, обошедшийся госбюджету в 2,7 млрд рублей. Но результат пока не очевиден: где-то эту систему в глаза не видели, а там, где она все же была установлена, говорят, что «эффекта никакого нет», так как софт не блокирует запросы к поисковым системам, с помощью которых можно попасть на запрещенные Рособразованием сайты.

Нехорошие сайты

Очередная попытка «узаконить» интернет в России была предпринята прошлой осенью. Министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев выразил обеспокоенность большим количеством веб-сайтов, пропагандирующих экстремизм и терроризм, призывающих к сопротивлению милиции, и призвал депутатов Госдумы придать интернету статус средства массовой информации.

Затем с заявлением о том, что интернет пора ограничить законодательно, как рассадник экстремизма и расовой нетерпимости, выступила Генпрокуратура. На парламентских слушаниях заместитель генпрокурора России Виктор Гринь сообщил, что на русском языке существует более 500 интернетсайтов, разжигающих национальную вражду. Особенное беспокойство Генпрокуратуры вызывают «Кавказ-Центр», «Чечен-пресс», «Даймохк», «Джамаат шариат», «Имам-ТВ», «Ичкерия-инфо», «Свободный Кавказ», «Кавказ-инфо», которые, по мнению Генпрокуратуры, надо заблокировать.

При этом технических путей блокировки сайтов, созданных за пределами РФ, не существует. Кроме того, многие недоумевали, зачем прокуратуре нужны новые запретительные законы, если и по действующим нынче можно не просто закрыть «нехороший сайт», но и осудить любого блогера (при этом вспоминали, как Савва Терентьев получил срок за одну лишь реплику в адрес милиции).

Участники тех слушаний рекомендовали прекращать доступ к интернет-сайтам, разжигающим национальную вражду, а также законодательно определить обязанности и ответственность лиц, предоставляющих пользователям серверное пространство для размещения интернет-сайтов. Однако руководитель Центра развития СМИ и гражданского общества Игорь Яковенко считает, что, борясь с экстремизмом и национальной рознью, нужно наказывать конкретных преступников, а не среду их обитания. На улицах Москвы и в метро происходят убийства, ограбления и оскорбления, но никому не приходит в голову «закрыть» их. Для успешной борьбы с экстремизмом в интернете изменений в законодательстве, по его мнению, не требуется.

Соблюдайте конвенцию

И все же Госдума создала рабочую группу, которая, разрабатывая новую редакцию Закона о СМИ, представит депутатам концепцию законопроекта, регулирующего интернетпространство. Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов, участвующий в работе комиссии в качестве эксперта, считает, что регулировать распространение массовой информации в интернете нужно, но для этого необходимо «привязать российскую юрисдикцию к интернету». «Можно вводить важные и громкие ограничения, на чем настаивают депутаты, но они не будут действовать, потому что действие российских законов ограничено национальной территорией, а интернет трансграничен», — говорит Федотов. В создании национального законодательства, регулирующего виртуальное пространство, считает он, надо руководствоваться международными конвенциями в области интернета.

Крайний путь — это если в России пойдут по кубинскому пути и введут разрешительный и весьма усложненный порядок владения компьютером для рядовых граждан. Пока, правда, таких планов вроде бы нет. В настоящее время в портфеле Госдумы лежат всего два связанных с интернетом законопроекта, причем оба, скорее всего, приняты не будут. Поправки в закон «О противодействии экстремистской деятельности», внесенные Госсобранием (Курултаем) Республики Башкортостан, направлены на запрет распространения экстремистских материалов в сети, а также на установление порядка признания таких материалов экстремистскими и прекращения доступа к ним. На этот законопроект был получен отрицательный отзыв правительства, в котором сказано, что предлагаемые поправки «дублируют общие нормы законодательства Российской Федерации, устанавливающие соответствующие ограничения». А задачи создания правовой основы для эффективного противодействия экстремистской деятельности в сети «в законопроекте не решены, в связи с чем представляется затруднительным реализация его положений на практике».

Второй законопроект — «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (об установлении ответственности за организацию и проведение азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе в интернете), внесенный Воронежской областной Думой, не поддержали профильные комитеты ГД. Назначенное на 29 января рассмотрение законопроекта в первом чтении не состоялось. Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи считает нецелесообразным принятие законопроекта даже в первом чтении, так как за это правонарушение ответственность Административным кодексом уже установлена.

В 2007 году российский блогер (и автор газеты «Большой город») Тата Олейник признана виновной в распространении через интернет информации, не соответствующей действительности. Двумя годами раньше Тата поместила в своем дневнике историю о том, как муж ее подруги Ш., баллотировавшийся в Госдуму от СПС, пытался отнять ребенка у своей бывшей жены, сперва угрожая ей расправой, а затем организовав ее задержание в аэропорту Шереметьево-2 с подброшенным пакетиком кокаина. Тверской суд города Москвы признал эту информацию не соответствующей действительности, а Тату Олейник присудил к штрафу 10 тыс. рублей, обязав ее опубликовать в своем блоге опровержение. Это первый такого рода случай в России, причем в суд Тату даже не вызывали.

В июле 2008 года суд в Республике Коми вынес приговор Савве Терентьеву (The New Times № 28, 14 июля 2008 года). Блогера Терентьева приговорили к году условно. Суд признал его виновным в разжигании социальной розни через интернет в отношении сотрудников милиции. Текст Терентьева в частном дневнике в социальной сети LiveJournal милиционеры сочли экстремистским. В частности, внимание правоохранительных органов привлекла запись под заголовком «Киберполицию юзают на выборах», в которой «пользователь, использующий псевдоним terentyev, оставил комментарий, содержащий призыв, прямо направленный на возбуждение ненависти или вражды». В октябре 2008 года Генпрокуратура обнародовала информацию о том, что в Пермском крае осужден блогер, разместивший в интернете сообщение о готовящемся акте терроризма. 21 апреля 2007 года Дмитрий Ширинкин разместил на своей личной странице сообщение о том, что приобрел пистолет ТТ с большим количеством патронов. Автор заявлял о своей ненависти к окружающим и органам государственной власти, угрожал студентам одного из российских вузов массовым расстрелом. В течение определенного времени указанный текст был доступен в сети для широкого круга людей. На суде Ширинкин пояснил, что не знал, какие могут наступить последствия от размещения такого сообщения, и пытался представить текст, опубликованный им в интернете, как литературное произведение. Суд признал Д. Ширинкина виновным по ст. 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) и назначил наказание в виде штрафа в размере 20 тыс. рублей.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.