Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Партия Барака Обамы потерпела сокрушительное поражение

08.11.2010 | Альбац Евгения | № 37 от 08 ноября 2010 года

Партия Обамы лишилась контроля
над Палатой представителей

40-1a.jpg Партия Барака Обамы потерпела сокрушительное поражение на национальных выборах: Палата представителей и большая часть губернаторских постов теперь контролируются оппозицией — Республиканской партией США. Дилемма — эффективная власть vs демократия — вновь становится актуальной

Худшего из возможных сценариев — демократы теряют не только Палату представителей, но и Сенат — не случилось. Партия Обамы по-прежнему будет иметь большинство в верхней палате Конгресса, хотя и минимальное: для принятия важных для Белого дома решений им придется искать оппортунистов среди республиканцев.

Разделенная страна

А вот в Палате представителей, чьи комитеты утверждают все бюджеты федеральных министерств и ведомств и где в первую очередь рассматриваются важнейшие законодательные акты, демократам теперь отведена незавидная роль меньшинства: они потеряли более 60 мандатов — такого проигрыша партия не знала с конца сороковых годов. Причина известна — та самая экономика, которая, по выражению Билла Клинтона, «тупа как пень». Этот «пень», несмотря на триллионные вливания ликвидности, по-прежнему продуцирует почти 10-процентную безработицу и неясные перспективы на будущее: 52% американцев на выходе с избирательных участков указали экономические мотивы, как главное, что повлияло на их выбор. Все остальное — войны, реформы Обамы, включая и противоречивую реформу медицинского страхования, занимали ум менее 8% избирателей.* * Опрос CNN 2 ноября
2010 г.


Известны и следствия — разделенная страна. За демократов, как обычно, проголосовали побережья, Восточное (Нью-Йорк, Массачусетс, Коннектикут и т.д., отвалилась только индустриальная Пенсильвания и бедный Мэн) и Западное (штаты Вашингтон, Орегон), причем партия Обамы вернула себе Калифорнию — важнейший штат с точки зрения будущих президентских выборов; за республиканцев — юг и срединная Америка. Тоже ничего нового.

Единственная сенсация, так это то, что представители правоконсервативного движения «чаепитников» (Tea Party)* * The New Times подробно писал об этом движении в №№ 35 и 36 за 2010 год. выиграли три гонки. Можно сказать: целых три гонки, учитывая, что движение заявило о себе только весной 2009 года, а можно — всего лишь три, поскольку за него агитировала «политическая мисс правой Америки» Сара Пэлин* * Кандидат на пост вице-президента США от Республиканской партии в кампании 2008 года . В любом случае эти правые, считает профессор Морис Фиорина из Стенфордского университета, теперь больше проблема самой GOP* * Great Old Party — великая старая партия (респуб­ликанцы) , у которой они отбирают голоса.

Главный проигравший, конечно же, президент Обама: 2 ноября показало, что его роман с Америкой (или ее с ним) закончился — начались очень трудные будни.

40-2a.jpg
Разделенное правительство

Ситуация, когда исполнительную ветвь власти в США возглавляет представитель одной партии, а законодательную контролирует другая, для Америки давно стала привычной. Избиратель на той стороне Атлантики предпочитает иметь двухпартийную власть: если президент — демократ, то в промежуточных (между президентскими) выборах избиратель скорее проголосует за республиканское большинство в Конгрессе, и наоборот. Так было и при таких популярных президентах, как Эйзенхауэр (республиканец), Рейган (республиканец), Клинтон (демократ), так и при менее популярных — как Джордж Буш-старший и совсем непопулярных — Буш-младший (оба республиканцы). В 18 из 29 общенациональных выборов (62%) за последние 60 лет Америка выбирала себе вот такую разделенную власть.* * Схожая ситуация была и во второй половине XIX века: с 1832- го по 1900 год из 34 правительств 20 делились между партиями. Почему? Один ответ на это содержится в многочисленных опросах: средний американец считает, что у политиков в столице, в Вашингтоне, и так власти с избытком.

Профессор Морис Фиорина, автор знаменитого исследования «Разделенное правительство» (Divided Government, 1994), не отрицая фактора страха американцев перед однопартийной властью, отмечает, что когда та или иная партия контролирует и Белый дом, и Конгресс, то «она и отвечает за все — за все хорошее, и за все плохое; в условиях разделенного правительства ответственность распылена», — сказал он в интервью The New Times.

Плюсы и минусы

Издержки «разделенного правительства» кажутся очевидными — и мы их в собственном Отечестве наблюдали все 90-е, когда правительство бесконечно бодалось с Государственной думой, пытаясь, и часто проигрывая, провести те или иные законодательные акты сквозь строй депутатов и фракций.

Только вот — издержки ли это?

Тот же Фиорина в своем исследовании пишет, что объединенные общей партийной принадлежностью Белый дом и Конгресс полезны в условиях кризисов — так, как это, например, было при 32-м президенте США Франклине Делано Рузвельте, который выводил страну сначала из Великой депрессии, а потом из мировой войны: важные для страны решения принимаются значительно быстрее, чем когда есть сопротивление оппозиции.

Правда, быстрота и стоила дорого: еще одно исследование показало, что «объединенные правительства» в США почти всегда повышали налоги и увеличивали расходы, в то время как «разделенные» — причем и на федеральном уровне, и в отдельных штатах, — повышая налоги, стремились снизить государственные расходы и сократить бюджетный дефицит. К примеру, расходы раздираемых партийными противоречиями администраций республиканца Эйзенхауэра и демократа Клинтона увеличивались в год на суммы меньше процента (0,4% — при Эйзенхауэре, 0,9% — при Клинтоне), в то время как, например, при Кеннеди и его преемнике Джонсоне, которые имели «свои» парламенты, расходы росли на 4,8% в год.

40-Ga.jpg
 

Американцы последовательно демонстрируют свои предпочтения двухпартийной власти    


 
Американская политическая история не подтверждает и тезиса об эффективности однопартийного правительства: например, кардинальное снижение налогов при президенте-республиканце Рейгане, от которого выиграл средний класс и проиграл 1% самых богатых, было поддержано Палатой представителей, которую контролировали его оппоненты-демократы, причем дважды: в 1981 и в 1986 годах. Схожая история была и с реформами демократа Клинтона, утверждает Вильям Нисканен, специалист в области теории бюрократии и один из архитекторов «рейганомики». Он же приводит и еще один аргумент против однопартийной власти. А именно: в XX веке США четырежды ввязывались в большие войны (Первая мировая, Вторая, война во Вьетнаме и война в Ираке) и во всех четырех случаях решения отправить войска на чужие территории принимались ровно тогда, когда и Белый дом, и Палату представителей контролировала одна партия.

Иммунная система

Конечно, если спросить рядового американца, он вряд ли вам скажет, что президентские формы правления значительно опаснее парламентских, где существует много разных партий и где, как правило, правят коалиционные правительства. Хотя про опасность диктаторского правления, возможно, и знает, тем паче что за примерами далеко ходить не надо, они у американцев под боком: на Кубе, например, или в Парагвае — да, собственно, почти в каждой стране Латинской Америки (а там повсеместно президентские режимы) были периоды, когда у власти были то военные хунты (Бразилия, Аргентина, Чили), то несменяемая партия (Мексика), то контролирующие каждый вздох своих квази-парламентариев правители (Венесуэла, Боливия). И везде — сажали, убивали, ограничивали сограждан в правах.

40-G1a.jpg

Самая успешная, если не единственно успешная, страна с президентской формой правления — США. Причем и там с правами человека, как хорошо известно, было немало проблем: сегрегация, маккартизм (преследование левых), ограничения в правах разного рода меньшинств — все это приходится на первую половину XX века, когда в США торжествовали «объединенные правительства» (в 22 администрациях из 26).

Начиная с 1952 года американцы последовательно демонстрируют свои предпочтения двухпартийной власти. Причем не только когда дело касается Вашингтона и сидящего там федерального правительства. То же — и в штатах, что на побережьях, что в глубинной Америке: если губернатор — республиканец, то в законодательном собрании большинство, как правило, имеют демократы, и наоборот. Например, штат Канзас считается одним из трех самых республиканских штатов США, а на протяжении 22 лет там губернаторами были исключительно демократы.* * В ходе нынешних выборов губернатором стал республиканец, представители GOP прошли также в Сенат и Палату представителей. Похожая история и в республиканской Северной Дакоте, и в тяготеющих к демократам штатах Калифорния и Нью-Йорк. Другими словами, страх перед узурпацией власти одной партией или одним лицом в США — на уровне инстинкта, который и сформировал иммунную систему американской демократии. Ровно это американцы своими голосами подтвердили и сейчас, на выборах-2010.
40-G2a.jpg


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.