Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Вооруженная демократия

11.11.2010 | Нива Анн — специально для The New Times | № 37 от 08 ноября 2010 года

Киргизский юг спустя пять месяцев после трагедии

Вооруженная демократия. Киргизия вновь пытается наладить нормальную жизнь: объявлены официальные итоги парламентских выборов, начинает работу новый парламент. Это произошло через пять месяцев после погромов на киргизском юге, на целых пять дней превративших многонациональный город Ош в эпицентр человеческой жестокости. Что изменилось с тех пор, а что непоправимо осталось прежним — The New Times узнавал на местах трагических событий


За пять лет Киргизия прошла через две революции и стала многопартийной парламентской республикой. Многие надеются, что страна наконец-то очнется от безумия и начнет жить. Но в Оше, где во время июньских этнических погромов, по разным оценкам, было сожжено 2 тыс. домов и погибло более 2 тыс. человек, надежда пробивает себе дорогу с трудом. Киргизы и узбеки пытаются делать вид, что не замечают друг друга. А на самом деле друг за другом следят. Город так до конца и не пришел в себя от шока, тотальной подозрительности и недоверия.

43-1a.jpg
Женщина-узбечка готовит еду
в своем разрушенном доме в Оше
Руины напротив «хрущоб»

Странные улицы в западной части Оша в квартале Черемушки — по правой стороне разрушенные частные дома, остатки пожарищ, груды обломков... Женские силуэты в длинных юбках, с платками на головах проплывают на фоне мужских фигур в рубашках с засученными рукавами: кто-то орудует лопатой, кто-то толкает перед собой тачку. А левая сторона улицы — абсолютно другая картина: классические советские жилые пятиэтажки стоят в целости и сохранности.

Справа, в небольших домиках, жили этнические узбеки, составлявшие до недавнего времени 56% населения Оша, слева — в «хрущобах» — киргизы. В случившемся обе общины винят друг друга, хотя самой вероятной причиной трагедии следует считать жажду отмщения, охватившую тогда свергнутого президента, «южанина» Курманбека Бакиева: именно здесь, на киргизском юге, в своей проверенной вотчине, он хотел создать постоянный очаг сопротивления новым властям.

«Прежнюю жизнь вернуть трудно, бывает, идешь по улице и слышишь за спиной: «Вы еще живы?» — 32-летняя узбечка Фатима до погромов жила в одной из узбекских махалей — так называется квартал тесно расположенных одноэтажных домов — и, возможно, благодаря этому и осталась жива. Едва закончились погромы, узбекская община начала спешно отправлять самых молодых подальше отсюда: девушек быстро выдавали замуж, и они уезжали с мужьями в Россию или соседний Узбекистан. А парни-узбеки штурмом брали заблокированные узбекскими властями подвесные мосты над рекой Шахрихансай, по которой проходит государственная граница, и так уходили из Киргизии. «Платили пограничникам — киргизским, узбекским — всем. И они закрывали на все глаза», — рассказывает Фатима.

Скорый суд

Когда стихли беспорядки, за дело взялись суды. Но удивительным образом оказалось, что насильниками, подстрекателями, погромщиками были в основном этнические узбеки. «У меня ощущение полного бессилия, складывается впечатление, что правосудия не существует. Приговоры выносятся без каких бы то ни было доказательств», — вздыхает 50-летний Улугбек Усманов, адвокат с измученным лицом и потухшим взглядом. Мы беседуем с ним вполголоса на террасе кафе в центре Оша, где сейчас видишь только киргизов. Во время слушаний, рассказывает адвокат, залы судов забиты родственниками киргизских «жертв», которые постоянно угрожают свидетелям и оскорбляют их, а судья (тоже киргиз) никак не реагирует на происходящее, потому что «вообще ничего не контролирует». Адвокаты-киргизы, защищающие узбеков, считаются предателями: «Были случаи, когда моих коллег избивали, угрожая смертью». Единственное, о чем сейчас, по его собственному признанию, думает Улугбек Усманов, — как бы «эмигрировать в Россию и попытаться там заново устроить свою жизнь».

43-2a.jpg
Противники «Ата-Журт» сжигают документацию после нападения на офис партии в Бишкеке (снимок сделан накануне парламентских выборов, 10 октября)...
43-4a.jpg
...тем не менее сами выборы прошли в спокойной обста­новке (на снимке один из избирательных участков в Оше)

Обманутые и покинутые


«Мы ничего не слышим от властей, — жалуется 28-летняя учительница Динара. — Что произошло летом? Когда найдут виновных — и с той, и с другой стороны. И еще мы хотим знать, почему армия не встала на защиту всех ошцев, независимо от национальности». Но Бишкек молчит. Такая позиция власти вызывает недоумение и сомнения в ее способности контролировать юг страны. Особенно на фоне явных проволочек с созданием международной комиссии по расследованию ошских событий. Кроме того, вопреки договоренностям, в Ош так до сих пор и не прибыли 52 полицейских консультанта ОБСЕ — против их приезда выступает большинство киргизского населения города.* * По версии ОБСЕ, приезд консультантов откладывается из-за того, что стороны никак не договорятся о полномочиях миссии.
 
Страх перед войной

Парламентские выборы 10 октября киргизский юг встретил в напряженной атмосфере: как и референдум по новой Конституции 27 июня, они должны были подвести окончательную черту под правлением Курманбека Бакиева. Выборы прошли без столкновений. Но партия «Ата-Журт», состоящая, как говорят, из многих верных сторонников Бакиева, получила в 120-местном парламенте 28 мест. Это лучший результат среди 5 партий, пробившихся через предвыборную борьбу. Если это так, будущее Киргизии остается непредсказуемым. Не случайно население на Юге все еще опасается возобновления гражданской войны: по слухам, у каждой из партий, прошедших в новый парламент, есть свои склады с оружием. «Наша страна управляется примерно двумястами семьями, которые сохранят рычаги власти при любом режиме, — признал в разговоре с автором The New Times независимый политолог Марс Сараев. — У нас ни один руководитель не действует в интересах общества. Наша верхушка состоит из главарей кланов, которые, боюсь, продолжат жестокую борьбу за раздел ресурсов даже в условиях демократически избранного парламента».



43-3a.jpg Камчибек Ташиев —
The New Times: «Коалиция — дело
не быстрое»

В новый парламент помимо «Ата-Журт» прошли еще 4 партии. Это социал-демократы бывшего первого вице-премьера Алмазбека Атамбаева (26 мандатов) и партия «Ата-Мекен» экс-вице-премьера Омурбека Текебаева (18) — обе представляют временное правительство, а также две оппозиционные — «Ар-Намыс» экс-премьера Феликса Кулова (25 мандатов) и «Республика» Омурбека Бабанова (23). О планах формирования правящей коалиции The New Times расспрашивал лидера партии «Ата-Журт» Камчибека Ташиева:

Для создания коалиции нужен блок как минимум из трех партий. Большой надежды на то, что коалиция сформируется быстро, нет. «Ата-Журт» готова объединиться с любой из четырех партий. Но Атамбаев и Текебаев хитрят: мол, ребята, торопиться не надо, время еще есть. Ясно же: если за полтора месяца мы не определимся с коалицией, парламент, согласно законодательству, придется распустить и назначить повторные выборы.

«Ата-Журт» рассчитывает выбрать своего премьера?

Для нашей партии сейчас не так важно, какие должности в правительстве мы займем. Мы не будем драться за портфели и, если потребуется, готовы уступить ключевые должности в правительстве, если кандидатуры представителей других партий окажутся сильнее, профессиональнее наших. Страна должна шагнуть вперед — это главнее всех амбиций.

Тем не менее вы уже договорились о парт­нерстве с «Ар-Намыс». Почему именно с этойпартией?

Мы едины во мнении, что основным стратегическим партнером Киргизии должна быть Россия. Киргизия должна выстраивать внешнюю стратегию во взаимодействии со странами — членами ОДКБ и ШОС. Лишь после этого стоит развивать дальнейшие отношения с Евросоюзом и США. Временное правительство не учитывает интересов ближайших соседей Киргизии — России и Казахстана. Это большая ошибка.

Намерены ли вы вновь менять Конституцию?

Конституционная реформа в Киргизии еще не закончена. Считаю, что нам нужно провести еще два референдума, первый — о выборе формы правления в стране. Если народ выберет парламентскую, мы подготовим новую конституцию и проведем второй референдум — о принятии основного закона, соответствующего такой форме правления. В последние 20 лет у нас всегда получалось так: власти подготавливали удобный для себя вариант конституции и выставляли его на голосование. Так было проведено около десятка референдумов. Ни разу не был поставлен вопрос: а что, собст­венно, хочет народ?

Значит, Киргизию снова ожидают политические перемены?

Они необходимы. По нашим подсчетам, чтобы провести все решения по референдумам через парламент, потребуется около трех месяцев. Но прежде нужно достичь стабильности в стране. Чтобы сохранить мир в Киргизии, мы даже готовы отказаться от правительственной коалиции и уйти в оппозицию.

Материал подготовила Ксения Степанова

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.