Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Послезавтра

#Наука

«Контроль над людьми будут осуществлять не армии, а потоки информации»

11.11.2010 | № 37 от 08 ноября 2010 года

Специалист по IT Бенджамин Браттон —The New Times
BAR-1.jpg

«Контроль над людьми будут осуществлять не армии, а потоки информации».
Высокие технологии меняют мир на наших глазах.
1 ноября поисковая компания Google запустила новый бесплатный сервис Place Search, позволяющий любому пользователю искать в интернете нужные ему учреждения и общественные заведения прямо на интерактивной карте. О том, как будет выглядеть технологическое будущее человека завтра и через сто лет, The New Times рассказал специалист по информационным технологиям Калифорнийского университета (Сан-Диего) Бенджамин Браттон


Американский журнал «Популярная механика» выделил семь технологических достижений за 2009 год: распространение нетбуков;* * Компактные ноутбуки с невысокой производительностью и низкой стоимостью, предназначенные для выхода в Сеть и работы с офисными приложениями. навигационное приложение к iPhone, позволяющее ориентироваться в городе; 3D-фильмы; беспроводное зарядное устройство для мобильных телефонов и прочих гаджетов; операционная система Windows 7; виртуальный магазин Apple, где продаются многочисленные сервисы и услуги; операционная система Android для мобильников, превратившая их в мини-компьютеры. А какую самую значительную инновацию нам стоит ожидать по итогам 2010 года?
56-2a.jpg
Самая значительная инновация, которую можно было только придумать, уже свершилась. И хотя она не является технологическим изобретением, подобно тем, которые были перечислены, речь идет о принципиальном решении, способном изменить мир: в 2009 году люди получили возможность работать в интернете на нелатинском алфавите, и, к примеру, русский, японец или араб теперь могут зарегистрировать свой домен в Сети на родном языке.

Это, конечно, удобно. Но в чем же заключается прорыв?

На сегодняшний день число пользователей интернета во всем мире составляет 1,2–1,4 млрд человек. Это те люди, которые заходят во Всемирную паутину не реже одного раза в месяц. Возможность пользоваться национальным языком даст прирост пользователей на 2 млрд человек в самом ближайшем будущем — буквально в течение нескольких лет!

Противники этого нововведения говорят, что пользователи будут группироваться по языковому принципу и единой Сети уже не будет…

В этом есть доля истины, но ведь изменение языкового стандарта дает широкий доступ к интернету тем, кто вообще не мог пользоваться им из-за незнания английского. Более того, это не просто техническая трансформация, а геополитическая: в силу приоритета английского языка интернет с самого начала был западно ориентированным продуктом, теперь же Сеть станет по-настоящему глобальной и всеохватывающей.

Программы + пространства

Что изменит расширение интернет-аудитории с технологической точки зрения?

Следующее поколение людей, которые придут в Сеть — а это пятая часть всего земного шара, будет обладать иным опытом взаимодействия с интернетом и компьютерными технологиями. Ведь они станут работать не на стационарных компьютерах и не на ноутбуках весом в несколько килограммов, а на гаджетах, которые можно уже сегодня разместить на ладони. Поэтому восприятие системы передачи и хранения информации у них будет совсем другим, нежели у нас. И главное отличие в том, что они станут больше ценить мобильность во всем: в передаче, хранении и получении сведений, общении и так далее.

Это приведет к тому, что окружающее нас физическое пространство — улицы городов, помещения кафе, ресторанов, офисов, жилых домов, общественный транспорт — интегрирует в себя специальные программы, которые позволят гаджетам считывать и передавать пользователям самую разную информацию, включая местонахождение человека, характеристики пространства, его историю и так далее. Этот процесс — коэволюция программного обеспечения и пространства — уже происходит во многих американских городах, и он с каждым годом будет набирать обороты, обеспечивая людям еще большую мобильность.

Интернет вещей

Специалисты в области хай-тека в последнее время все больше говорят об «интернете вещей», а не людей. Что это значит?

По мере роста мобильности и доступности интернета произойдет еще одна принципиальная трансформация: как ни фантастично это звучит, сведениями через Всемирную паутину станут обмениваться не только люди, но и разные устройства — от мобильных телефонов и плееров до автомобилей. К примеру, уже сегодня некоторые модели БМВ, «встречаясь» на дорогах, «сообщают» друг другу и «соседнему» водителю собранные за время путешествия данные о состоянии дороги или о наличии заправочных станций. Чем дальше, тем больше физические системы, работающие на программном обеспечении, будут использовать интернет, Всемирную паутину, чтобы облегчать нашу жизнь. И эта возможность будет становиться все глобальнее. 56-3a.jpg

В последнее время говорят о том, что вот-вот на рынке появится устройство, которое будет включать в себя и компьютер, и кредитную карту, и паспорт…

Для меня самое интересное заключается не в том, что будет происходить в секторе потребительских технологий, а в той инфраструктуре, которая будет обеспечивать работу всевозможных новинок. Чтобы обеспечить мобильность, требуется умная передача информации от вещей друг к другу: в машине, дома, на работе или в больнице будет установлено аппаратное обеспечение с софтом, что сделает возможным мгновенную передачу и получение информации из всех уголков земного шара. И эти передатчики информации будут объединены в некую сеть поставщиков битов, оценить масштабы которой пока что сложно.

Нельзя ли объяснить этот тезис на примере?

Возьмите обычную шариковую ручку: ее пластик произведен, к примеру, в Китае, чернила — в Пакистане, а доставила ее вам голландская фирма. Но вам важно не то, откуда прибыли все эти компоненты, а что это за система, которая координировала работу по производству и доставке продукта на полку магазина. С информацией будет точно так же: важно не откуда она к вам пришла, а как. Причем в результате такой информационной глобализации мир станет для нас более «прозрачным»: мы сможем узнать, откуда, скажем, попала на наш стол селедка — в каком море, кто и когда ее выловил, кто ее заморозил и обработал, а также во что потом ее остатки были переработаны. Эта информация вполне может определять мой потребительский выбор: если я забочусь об окружающей среде и не хочу, чтобы отходы от потребляемых мною продуктов наносили вред, я буду покупать определенные продукты.

Ожидаете ли вы появления каких-то принципиально новых гаджетов, которые перевернут наши представления о технологическом развитии?

Человеческое восприятие процесса коммуникации при помощи технологий будет амбивалентным, двояким: вы будете смотреть через камеру (это могут быть контактные линзы, или специальные очки, или что-то еще) и видеть интерфейс, который будет подсказывать вам, куда и по какому маршруту нужно идти, где остановиться, чтобы перекусить, на какой автобус сесть. Слияние виртуальной и «обыденной» реальности станет необратимым процессом. В итоге мир станет «анимированным»: будет обладать как бы субтитрами и ссылками, которые человек сможет считывать при помощи различных устройств.

Произойдет, я бы сказал, «офизичивание» компьютеров, которые больше не будут пассивно стоять у нас на столах или лежать на коленках — они будут прямо «встроены» в наше тело, ну, по крайней мере, в той степени, в какой в нас «встроены» очки или броши, а может быть, и буквально.

Будущее за Google

Рэю Бредбери принадлежит высказывание: «Люди просят меня предсказывать будущее, а я хочу всего лишь предотвратить его». Вы оптимистично настроены относительно будущего в связи с развитием таких технологий?

Я не являюсь адвокатом новых или старых технологий, меня больше интересует дизайн того взаимодействия, который будет происходить между человеком и технологиями. Но я уверен, что мы можем выбирать будущее сами — правда, делать это нужно аккуратно. Если вы спрашиваете о политике, то я считаю, что вслед за мобильностью и планетарной компьютеризацией в мире распространится космополитизм. Но это не пророчество, а всего лишь один из возможных сценариев развития.

На смену правительствам придут глобальные корпорации, которые станут контролировать нашу жизнь?

Не буду говорить за все корпорации, но есть компании, которые уже принципиально меняют нашу жизнь. К примеру, Google не только создает новые продукты, но и разрушает те функции, без которых не может существовать ни одна традиционная система передачи и производства информации, а именно: уничтожает саму возможность забывания, так как создает огромное хранилище для памяти, в котором можно отыскать самые незначительные сведения. У всего теперь есть ссылка, даже на удаленные из Сети объекты.

Другой вопрос: чтобы управлять информацией и распространять ее, нужна электрическая энергия. В Google это поняли раньше и лучше других: эта компания уже обладает лицензией, позволяющей ей продавать электричество на территории США. Поэтому будущее этой компании, я уверен, лежит в области энергетики.

Это что-то изменит в мире?

Это точно изменит логику политической географии — возьмите недавний конфликт Google и правительства Китая.* * В начале 2010 года американская компания отказалась от цензуры поставляемых запросов, на что Пекин пригрозил санкциями китайскому офису компании. Google отреагировала неожиданно — заявлением о сворачивании бизнеса в Китае. Логика суверенитета государства, согласно которой правительство контролирует поведение людей в рамках территориальной границы, вступила в противоречие с другой логикой, дающей людям возможность находить нужную информацию. В этом вроде бы частном конфликте между национальным суверенитетом и суверенитетом Сети заложено начало геополитического конфликта следующего века. Борьба за контроль над людьми теперь будет происходить не на уровне армий, а на уровне контроля инфраструктуры и потоков информации. Я не уверен, что правительство Китая в итоге одержит победу, и это докажет нам, что сущность суверенитета государства будет теперь заключаться в информационных технологиях.


Бенджамину Браттону — 35 лет. Доцент изобразительных искусств Калифорнийского университета в Сан-Диего. Занимается проблемами социологии, средств массовой информации и дизайна. С 2006-го по 2008 год возглавлял Группу прогрессивных стратегий компании Yahoo! Сотрудничал с такими компаниями, как Motorola, Microsoft, Imaginary Forces.

Антон Носик, стартап-менеджер, журналист, один из основателей Рунета:
«Интернет действительно серьезно меняется. Но вряд ли с его развитием что-то принципиально изменится в мире — как ничего не поменяло распространение мобильной связи. Количество времени, которое люди проводят на телефоне, и то, как они зависят он наличия мобильника в кармане, не изменило ни людей, ни общество, ни социальное устройство, ни представление о справедливости, ни недемократический порядок выборов и управления страной. Ну будут пользоваться интернетом миллиарды индусов и африканцев, прежде всего добавится клиентов у интернет-банкинга… Что касается потребления информации, то она больше зависит от способности к восприятию. Это как меню в «Макдоналдсе»: сейчас предлагают четыре бутерброда, а будут — сто. Но съедите вы все равно один. И выберете то, что вам понятнее и соотносится с вашими вкусами».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.