Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Казнить, нельзя помиловать

16.02.2009 | Микулик Сергей | №06 от 16.02.09

Так уж повелось в спорте: если кого-то где-то поймали на допинге — от городков до шашек — то российские представители должны, просто обязаны быть в первых рядах казнимых. И стоило в начале февраля случиться утечке информации о том, что декабрьская проба «А» у неких биатлонистов и биатлонисток дала положительный результат, как никто и не думал сомневаться, что наши в предполагаемом списке точно есть — причем наверняка как мужчины, так и женщины. Всемирное антидопинговое агентство (WADA) на сей раз решило устроить показательную порку: если раньше провинившихся спортсменов отстраняли от наиболее пафосных соревнований хотя бы за какое-то время до их начала, то нынче всем подозреваемым разрешено было приехать в корейский город Пьончанг, где за день до старта биатлонного чемпионата мира на специально созванной конференции было сказано: Альбине Ахатовой, Екатерине Юрьевой и Дмитрию Ярошенко участие в нем не грозит.

Эффект усилило заявление президента Международного союза биатлонистов (IBU) Андерса Бессеберга: «Мы столкнулись с систематическим применением допинга в крупных масштабах в одной из ведущих сборных мира. И пока непонятно — или мы поймали всех нарушителей, или это лишь верхушка айсберга. Для трех попавшихся на допинге российских спортсменов и тех, кто стоит за ними, нет абсолютно никаких оправданий».

А на нет, как известно, и суда нет. И кому какое теперь дело, что пробы от 5 декабря были взяты, по сути, незаконно: то был выходной день на этапе Кубка мира, тогда как в кодексе того самого IBU черным по белому записано: «Допинговые пробы разрешается брать ВНЕ СРОКОВ проведения официальных стартов». В кодекс этот, по сути, можно было и не заглядывать: ведь последняя громкая дисквалификация, с лишением олимпийской медали, из российских биатлонисток была наложена на Ольгу Пылеву непосредственно во время Олимпиады-2006 в Турине.

Спортивное наше руководство пыталось тогда подать какую-то беспомощную апелляцию — бесполезно, ее и рассматривать никто толком не стал, Пылеву дисквалифицировали на два года, она их честно отработала диктором на родном Красноярском телевидении, но сейчас вернулась и под мужниной фамилией Медведцева пока больше ни на чем запрещенном не попадалась. В Корее, по крайней мере, бежать может. А еще раньше, в олимпийском Солт-Лейк-Сити, точно так же казнили лыжниц Лазутину и Данилову, за тех еще пробовали бороться лучшие адвокаты страны, но результатов это не дало: «нет никаких оправданий».

Поговоришь с нашими спортивными медиками и узнаешь, что допинги, оказывается, пользуют все, только вот попадаются всегда и везде исключительно наши. Это как скупой, вечно платящий дважды: на запрещенные лекарства средства выделяются, а вот на «прикрытие» от поимки (то бишь на препараты, быстро выводящие запрещенные WADA-вещества из организма) — уже нет. Дорого это, оказывается, для нашей спортивной фармакологии — два бюджета, одним из которых вы априори заявляете о готовности прикрыть должностные преступления. Наверху не утвердят: на документе подпись же разборчиво ставить нужно — и отвечать за нее потом. А так — ешьте что ни попадя, лишь бы результат давало, только сами потом в случае чего за все и отвечайте.

Но отвечают вот исключительно спортсмены: Лазутина, Данилова, ПылеваМедведцева, Ахатова, Юрьева, Ярошенко... А «те, кто стоит за ними», они-то ведь завсегда устоят. Как сказал личный тренер Альбины Ахатовой Леонид Гурьев: «Наказывают нас, наказывают, а мы даже вопросом не задаемся — почему?»

А ведь пора бы...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.