Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Франция

Под крышами Парижа

01.11.2010 | № 36 от 01 ноября 2010 года

Под крышами Парижа.
15 ноября президент Франции Николя Саркози либо подпишет, либо отклонит закон о пенсионной реформе, который, несмотря на протесты, принял парламент республики. 6 ноября профсоюзы обещают вновь вывести на улицы полмиллиона человек. Каждый день забастовок обходится стране в €200–400 млн. Почему французам не сидится дома и чем эта история закончится — The New Times выяснял на улицах французской столицы

Над Сеной, как вечные спутники революции, реют красный и черный флаги — их зачем-то водрузили над своим заведением хозяева ресторана на яхте с видом на собор Нотр-Дам. Вход на Эйфелеву башню только что открыли после забастовки персонала, но начиная с 3 ноября башня опять не будет работать — «выше второго яруса, из-за ремонтных работ», как уверяет администрация. Парень из Бангладеш жарит кукурузу недалеко от Монмартра: в Париже теперь пахнет не дорогим парфюмом, а вот этой кукурузой и давно не опустошаемыми мусорными баками. Вообще забастовки — не редкость для Франции, но начавшиеся еще в середине лета акции протеста против пенсионной реформы обошлись республике недешево. Помимо финансового ущерба блокада нефтехранилищ и НПЗ оставила без бензина почти треть бензоколонок на западе страны, в том числе в Париже. Только за последний месяц отменены 1300 авиарейсов и треть поездов на внутренних маршрутах. Но Саркози тверд: «Франция обязана провести эту реформу, и Франция ее проведет».

04-2a.jpg
Помимо экономических видны и политические
требования: на плакате — призыв сместить
«расистов» Саркози, Бессона
(министр по делам иммиграции)
и Ортефе (глава МВД
Цена осени патриархов

Французская пенсионная система основана на принципе перераспределения благ — пенсионеры получают деньги из взносов работающих граждан. Вроде бы справделиво. Но для ее поддержания требуется одно условие — баланс численности между трудоспособным населением и пенсионерами. Франция любит своих стариков и готова оплачивать осень их жизни, в том числе и весьма приличными социальными сервисами. Одна беда — денег на это все меньше. Потому что высокое качество жизни — это и многие лета: 15 тыс. французов перевалило за 100 лет, а к 2060 году долгожителей, по оценкам, будет уже 200 тыс. Рожать же во Франции больше не стали: средняя француженка дает своей стране меньше двух детей (1,9), тогда как для простого замещения поколений требуется, чтобы дочери республики рожали больше, чем двоих детей (2,1). Результат — дефицит пенсионного фонда в ?32,3 млрд в 2010 году, а в 2020-м это дыра составит ?45 млрд. «Для Франции, с ее госдолгом, превышающим 80% ВВП, и дефицитом бюджета 7,5%* * Это на 4,5% превышает максимальный уровень дефицита, определенный нормативами ЕС это непосильное бремя», — поясняет The New Times один из авторов пенсионной реформы, депутат Национальной ассамблеи (нижняя палата парламента Франции) Дени Жака. По подсчетам правительства, повышение пенсионного порога сэкономит ?70 млрд до 2018 года и сократит дефицит до 3% уже к 2013 году. «Саркози всего лишь отказывается от тяжелого наследства одного из своих предшественников — Франсуа Миттерана, опустившего в 1982 году планку пенсионного возраста с 65 до 60 лет, — говорит депутат. — Европейские коллеги смотрят на нас с удивлением: нигде в ЕС люди не выходят на пенсию так рано. В Германии сейчас вообще повышают пенсионный возраст с 65 до 67 лет».* * Новый французский закон также предусматривает в дальнейшем повысить пенсионный возраст до 67 лет.

04-3a.jpg
«В 2012-м (год очередных выборов во Франции)
выставим эту  сволочь вон!» — призывает
француз предпенсионного возраста

Но на профсоюзы эти аргументы не действуют. Ведь закон касается прежде всего государственных пенсионеров: лишние два года у заводского станка почти никак не скажутся на накопительной части их и без того скромной пенсии. Отодвигая пенсионный порог, правительство не учло и перерывов в трудовом стаже у многодетных матерей. «Льготу сохранили только тем, у кого сегодня трое детей. А завтрашние матери на нее уже рассчитывать не смогут», — сетует в разговоре с The New Times генеральный секретарь профсоюза CFTC Паскаль Котон. Проф­союзные вожаки предлагают правительству поднять планку пенсионных отчислений на предприятиях, только бы государство не делало резких шагов. «По нашим опросам, 61% работников готовы больше откладывать на пенсию, лишь бы уйти на отдых в 60 лет», — уверяет мадам Котон.

Студенческий меридиан

На уличном фонаре болтается подвешенное за шею чучело в сером костюме. Подпись: Эрик Верт, министр труда Франции, провозгласивший как-то: «Пенсионная реформа — это я». Вокруг чучела собирается толпа, все улыбаются едкой пародии на министра. С грузовиков, переоборудованных в платформы с музыкальными установками, крутят песни, высмеивающие власти, — толпа время от времени подхватывает припев. «Французы идут на митинг, как на работу, а потом расходятся по кафе и магазинам», — делится наблюдениями с The New Times Мария, русскоязычная жительница Парижа. Столица настроена решительно, но миролюбиво, не то что Лион, где в центре города несколько дней подряд жгли машины, а полиция в ответ пускала слезоточивый газ.

Реформой недовольны все — и молодые, и старики, уверяет глава студенческого профсоюза FIDL Массира Бараджи. «Повышение пенсионного порога, — разъясняет она The New Times, — автоматически ведет к сокращению количества свободных рабочих мест. А ведь каждый год число безработных* * Во Франции, по официальным данным, 2 млн безработных, по неофициальным — в два раза больше. пополняется за счет 55 тыс. выпускников вузов». Однако в парламенте на проблему смотрят иначе. «Молодежь всегда протестует, я тоже в 1968 году протестовал, — улыбается Дени Жака. — Но безработица никак не связана с увеличением пенсионного возраста, прямого замещения по принципу «отправили на пенсию одного, взяли другого» на практике не происходит».

04-4a.jpg
Чучело Патрона — неизменный спутник
профсоюзных акций протеста
К демонстрациям во Франции привыкли. Но когда начинаются столкновения с полицией и пылают автомобили, становится ясно: к протесту подключились студенты. В этот раз студенчество вышло на улицы лишь в начале октября, и это спасло многих автовладельцев. «За спинами студентов стоят совсем другие силы, их задача не в корректировке реформы, а в организации протестов против президента», — уверяет Дени Жака, намекая на находящихся в оппозиции социалистов. Но профсоюзы связь с левыми отвергают. «Это все вранье, — парирует Массира Бараджи. — Мы не занимаемся политикой». Несмотря на грозный имидж, профсоюзы во Франции — не самая весомая сила: в них состоит лишь 6% работающих граждан. Впрочем, этого хватило, чтобы вывести на улицы почти 4 млн человек.  
 Шанталь Птижан, член федеральной дирекции профсоюза CGT, проводит пикет возле метро Nation, рядом с продавцом жареных каштанов. На что она надеется сейчас, когда парламент уже утвердил новый закон и протестовать вроде бы бессмысленно? «На то, что президент 15 ноября его не подпишет, а отправит на доработку» — как в 2006-м Жак Ширак, отказавшийся под давлением акций протеста подписать «закон о первом найме», который профсоюзы сочли дискриминационным по отношению к выпускникам вузов. А если все-таки подпишет? «Тогда мы продолжим борьбу, но другими методами. Если Сарко думает, что протесты угаснут сами собой, он глубоко заблуждается».
04-5a.jpg
28 октября на очередной общенациональный День единых действий против реформы вышли от 500 тыс. до 2 млн человек (на снимке: демонстрация в южной Ницце)

04-Ga.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.