Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Борьба за Кремль-2012 вышла на новый виток

02.11.2010 | Барабанов Илья | № 36 от 01 ноября 2010 года

Кинорежиссер в антураже политтехнологий
18-1a.jpg
Борьба за Кремль-2012 вышла на новый виток. Рамзан Кадыров де-факто подал заявку на Путина-президента, его подчиненные пообещали обеспечить «Единой России» 120%, а режиссер Никита Михалков выпустил манифест, призвав «достойно подчиняться авторитетной силе». Что все это значит и чем нам грозит — размышлял The New Times

Все вроде бы сходится: предвыборная кампания, которую Владимир Путин де-факто начал своей поездкой на «Ладе-Калине» по Дальнему Востоку, должна завершиться возвращением премьера в Кремль. Президент Чечни Рамзан Кадыров в интервью американскому журналу Newsweek первым из российских политиков об этом сообщил стране и миру: «Я хочу, чтобы он был президентом до тех пор, пока он жив», — сказал глава Чечни. Политическая повестка России теперь формируется в Грозном? Кадыров прояснил и способы электоральной поддержки выбранного им следующего президента страны: «Те, кто критикует Путина, — нелюди, мои личные враги. Пока Путин меня поддерживает, я могу сделать все, Аллах акбар!». Памятуя, что под ружьем у Кадырова 18 тыс. только сотрудников МВД, а у его соседа, президента Ингушетии Юнус-Бек Евкурова, — еще около 5 тыс., слова лидера Северного Кавказа звучат весомо. Что подтвердил и спикер чеченского парламента Дукуваха Абдурахманов, пообещавший, что у Путина и его «Единой России» осечки не будет: «Если надо будет получить на выборах 115— 120% голосов, мы этот результат можем достичь».

С мечтой о диктаторе

Под возвращение Путина придумано уже и идеологическое обоснование. «Эйфория либеральной демократии закончилась! Пришла пора — делать дело!» — воззвал к народу в «Манифесте просвещенного консерватизма» режиссер Никита Михалков. Автора «Сибирского цирюльника» тут же пригласили в эфир государственного канала «Россия», чтобы вся страна узнала о новой идеологической доктрине, суть которой — «лояльность к власти, умение достойно подчиняться авторитетной силе; персонификация власти и предпочтение личной ответственности перед коллективной безответственностью». В рамках такой концепции президент — то ли диктатор, то ли монарх. Ровно этого жаждет и Рамзан Кадыров.

Этот эпистолярно-звуковой ряд напомнил наблюдателям события 2006–2007 годов. Тогда в Кремле никак не могли определиться с кандидатурой преемника, а потому активно прорабатывалась возможность третьего срока Владимира Путина. В качестве примера для подражания был предложен 32-й президент США Франклин Делано Рузвельт, стоявший у руля государства в самую трудную для США годину — Великой депрессии и Второй мировой войны.

Президентом в итоге был избран Дмитрий Медведев, но проект «Путин–Рузвельт» не списан со счетов. Не далее как 7 сентября на встрече с участниками клуба «Валдай» премьер, комментируя свои перспективы после 2012 года, напомнил, что Рузвельт избирался четыре раза подряд, «потому что это не противоречило американской Конституции».* * Ф.-Д. Рузвельт умер в самом начале своего четвертого президентского срока. В 1951 году Конгресс США ратифицировал 22-ю поправку к Конституции, которая отныне разрешала лишь 2 президентских срока.

Механическое пианино

Манифест Михалкова вызвал волну критики как со стороны либералов, так и со стороны близких к Кремлю политтехнологов. «Этот манифест сложен по кускам. Что-то взято из рассуждений евразийца Александра Дугина, что-то — из программы партии «Отечество Вся Россия» образца 1999 года», — иронизирует Станислав Белковский. «Текст не создает впечатления самостоятельного, набор заимствований из текстов прошлого десятилетия, документ не носит авторского характера, — говорит глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский. — Человек, переписавший Чехова под «Пьесу для механического пианино», мог бы предложить что-то поинтереснее». Но это для въедливых читателей, для большинства в михалковском манифесте сказано все самое важное. И о возвращении крепкой руки, и о сворачивании декларированной все еще действующим президентом модернизации, которая «не должна подменяться вестернизацией». Поиграли — хватит. Можно не сомневаться: манифест любимого актера советских женщин найдет отклик и среди крупного бизнеса, заинтересованного в сохранении статус-кво, и среди националистов и имперцев, и среди представителей самой мощной корпорации современной России — силовиков, для которых возвращение Путина в Кремль — гарантия сохранения собственности и личной безопасности.

Чего ждать?

Но вот что странно: во все времена лояльный власти Никита Михалков позволяет себе так откровенно выступать против президента Дмитрия Медведева, который буквально пару недель назад приезжал поздравить патриарха кинематографа с 65-летним юбилеем. Тут возможно несколько версий. Первая: знаменитый режиссер абсолютно убежден в том, что после 2012 года в Кремле будет сидеть кто угодно, кроме Медведева. Версия ровно противоположная: манифест Михалкова, как и выступления чеченских политиков, — очередная разводка, организованная главным кремлевским идеологом Владиславом Сурковым. «Четко выстраивается ряд «Путин — архаика — авторитаризм» против другого ассоциативного ряда «Медведев — модернизация — светлое будущее», — говорит политолог Белковский.— И интервью Кадырова, и заявление Абдурахманова нанесли Путину большой ущерб. Все равно как в его поддержку выступил бы союз психических больных. Применяется технология, отработанная на Юрии Лужкове. Чтобы его убрать, надо было перепозиционировать лояльного Кремлю Лужкова в антимедведевского политика. Тогда появилась статья Юрия Ковелицына в «МК», а затем и статья самого Лужкова в «Российской газете». Владислав Сурков, работающий на Дмит­рия Медведева, поляризует общество, создает конфликт: есть светлый центр — Медведев и мрачный, темный — Путин. Конечно, Путин не Лужков, и так просто в отставку его не отправить, но и позиции московского мэра еще полгода назад казались незыблемыми».

Есть и третья версия, по которой в игру вступила некая третья сила. Манифест Михалкова слишком напоминает тексты анонимных авторов уже подзабытого «Проекта Россия». Книга с таким названием была выпущена в 2005 году, распространена во всех властных структурах, а Управление делами президента даже внесло ее в список литературы, рекомендованной для чтения госчиновникам. Тогда утверждалось, что за книгой могут стоять либо люди из ближайшего окружения Путина, мечтающие видеть его вечным правителем страны, либо силовики, которые посчитали нужным самостоятельно заявить об этих своих мечтаниях. Тот же Михалков в 2005 году отзывался о «Проекте Россия» как об «очень серьезной книге», которую писали «настоящие, верующие и образованные люди».

Впрочем, все это пока не более чем политтехнологические упражнения, заменившие в нашем Отечестве реальную политику. Но есть и факты. Первый — впервые рейтинги дуумвиров практически сравнялись: по данным «Левада-Центра», деятельность президента Медведева поддерживает 76% граждан, деятельность премьера Путина — 77%. И второй факт: в конце ноября — начале декабря будет объявлен приговор по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Он все и прояснит: и реальные намерения президента, и перспективы на 2012 год. Ждать осталось недолго.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.