Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«У нас уродливая структура экономики»

23.02.2009 | №07 от 23.02.09

Борис Немцов — The New Times

«Промышленность — банкрот», — утверждает вице-премьер правительства России в 1997–1998 годах Борис Немцов, к которому The New Times обратился за комментарием последних данных Росстата

Как вы можете объяснить столь стремительное падение промышленного производства в январе?

В январе случилась девальвация рубля. До Нового года доллар не дошел до 30 рублей. В начале февраля было 36 рублей за $1. Таким образом, рубль девальвировал на 20%. Все до единого промышленные предприятия, вместо того чтобы платить поставщикам, закупать оборудование, материалы и т.д., занялись спекуляциями на валютном рынке, конвертируя свои рублевые активы в доллары. Задерживались зарплаты, не оплачивали поставщикам продукцию, потому что каждый день доллар дорожал, а рубль превращался в прах. Прибыль от этой игры на валютном рынке — если в начале января рубль конвертировали в доллар, а в конце месяца продали — составила 20%. Это приличная прибыль: 20% за месяц — это 240% годовых. Где и на чем промышленность, сельское хозяйство, транспорт, связь могли бы еще столько заработать? Это первая и серьезная причина обвала промышленности. Вторая — банки не кредитовали промышленность в январе. Потому что банки тоже конвертировали все деньги в доллары — сидели и ждали, когда можно заработать. Кроме того, общемировая конъюнктура была плохая — низкая цена на нефть, на металлы. Сколько бы Путин ни заставлял финансировать реальный сектор, банки этого не будут делать, пока не увидят доходности, сравнимой с конвертацией рубля. Почему банки не дают кредиты? Потому что они считают, что промышленность — банкрот, лежит на боку, денег они не вернут. Невозвраты могут достигнуть 10% портфеля. А это катастрофа для любого банка. И хотя, конечно, Сбербанк спасут, просто дадут денег из резервов ЦБ, тем не менее тот же Герман Греф (глава Сбербанка), который отвечает за общефинансовое положение банка, а не страны, конечно же, как вменяемый человек, будет совершать операции, выгодные банку. Моя оценка — спад промышленного производства продолжится и в феврале, и в марте, и дальше, но, возможно, будем надеяться, не в таких масштабах, как в январе. Если опять-таки не будет очередного обвала рубля.

А если бы девальвация рубля была не постепенной, а одномоментной, как сделали в Казахстане и Белоруссии, результат был бы такой же?

Нет, конечно. Потому что девальвация приводит к повышению конкурентоспособности. То есть у нас экспорт сразу оживился бы, у нас было бы больше рублей в стране. Конечно, для экономики, для промышленности, особенно экспортоориентированной, то есть для сырьевого сектора девальвация — это благо. Задайтесь вопросом, куда делись $200 млрд золотовалютных резервов? Отвечаю: заработали спекулянты валютой, причем как крупные, так и мелкие, то есть как банки, так и граждане, которые этим занимались. Заработали промышленные предприятия, у которых на счетах были рублевые остатки и которые их успели конвертировать. Часть денег убежала за границу — ушли от греха подальше. Вопрос: по-хозяйски Путин обошелся с активами или нет? Ответ: по-моему, очень бесхозяйственно, очень непрофессионально. Ведь ребенку ясно: наша валюта привязана к цене нефти, раз цена падает, то будет падать и рубль. Так зачем было тратить резервы? Лучше бы эти деньги пошли на помощь врачам, учителям, бюджетникам: задержки по зарплате — уже около 7 млрд рублей.

Второе безобразие — это то, что правительство бросилось спасать олигархов — между прочим, не самых бедных людей, у которых достаточно своих, личных активов, которые они могли бы продать. Но я не слышал, чтобы Абрамович, которому на спасение «Евраза» выделили $1,8 млрд, распродавал свои яхты — напротив, прикупил Хиддинка для «Челси». Дерипаске помогли $4,5 млрд, Зюзину — это тот самый «Мечел», к которому Путин в июле собирался отправить докторов (он один из главных спонсоров «Единой России», между прочим), — $1,5 млрд, Богданчикову («Роснефть») $4,5 млрд, Чемезов («Ростехнологии ») просит $7 млрд…

Активы олигархов — это заводы, рабочие места. Вероятно, именно этим руководствуется правительство, давая им кредиты?

Зачем спасать банкротов? Олигархи должны выбираться сами — кто-то выживет, чьи-то активы купят по частям… Вот тому же Роману Абрамовичу принадлежат Линдовская птицефабрика и Омский мясокомбинат, которые должны кучу денег по кредитам Альфа-Банку, ему же должен $5 млн Главмосстрой Олега Дерипаски. Скорее всего, они обанкротятся, а банк перепродаст активы. И это нормальная ситуация — пусть они друг другу глотки рвут. Потому что это — шаг к демонополизации. У нас и так уродливая структура экономики. Причем за последние годы она стала еще хуже. Показатель конкурентоспособности экономики — это то, что ты продаешь на внешнем рынке. В 2000 году 30% экспорта составляли нефть и газ. Сейчас — 65%.

Юрий Лужков предлагает национализировать бизнесы олигархов…

Лужков, конечно, талантливый политик. Тезис, который он провозгласил, вполне популистский. Но если разобраться, то предлагает он не что иное, как спасение олигархов. Кого национализировали за последнее время? Компанию «Сибнефть». Ее купили у Романа Абрамовича в 2005 году за $13,7 млрд, и купил не кто-нибудь, а государственная компания «Газпром», выложив при этом как свои деньги, так и бюджетные — где-то около $7 млрд бюджетных денег. На следующий год в «Газпромнефти» (так была переименована «Сибнефть») производство нефти упало больше чем на 11%, и резко сократились налоговые платежи.

Если бы «Сибнефть» покупало не государство, а частный инвестор, то он бы заметил, что часть скважин уже на пределе возможностей работает. И цена была бы раза в два меньше. Поэтому национализация — это на самом деле оплата потрепанных и закредитованных олигархических активов государственными деньгами. Сегодня тот же Дерипаска был бы счастлив, если бы государство заплатило за его активы, например, $20 млрд. Они бы ушли в кеш, они бы были в шоколаде. И понятно, почему Лужков предлагает национализацию — у него жена в тяжелом положении. Она работала в девелопменте и в строительстве — это отрасли, сильно пострадавшие от кризиса, и закредитованность «Интеко», по информации прессслужбы компании, — больше миллиарда. Ну а кроме того, ему для Москвы надо получить деньги из федерального бюджета — налоговые платежи-то упали…

А Минфин, Кудрин даст ему деньги?

Не думаю… Но Кудрин слабый сейчас. Там опять дело Сторчака, опять во всем он виноват, идет кампания против него. Я не являюсь адвокатом Кудрина, но реально вменяемых людей там, во власти, три с половиной человека. Это Кудрин, Набиуллина, Дворкович и половинка — это Шувалов. В принципе, можно всю эту компанию уволить к чертовой матери. Не думаю, что Россия от этого выиграет.

Что будет дальше?

Если кризис продлится больше года, то мы вступаем в «украинский сценарий», когда либо денежная эмиссия, либо внешние займы у того же Мирового валютного фонда. Впрочем, сейчас заглядывать так далеко невозможно. Непонятно, как мы пройдем эту весну…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.