Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

ЧП российского масштаба

23.02.2009 | Ухов Владимир | №07 от 23.02.09

Путина уговаривают на чрезвычайку. Ни стремительная ротация четырех губернаторов, ни поспешное обнародование Кремлем состава президентской «кадровой сотни» сами по себе не наделали бы сенсации. Но шестимиллионная безработица, обвал промышленного производства и угроза суверенного дефолта вынуждают номенклатурные кланы к быстрой перегруппировке

Пресса обошла вниманием бьющую в глаза странность презентованной с большой помпой «первой сотни» президентского резерва управленческих кадров. Странность в том, что «сотня» должна была быть «тысячей». На совещании по формированию этого самого резерва 23 июля 2008 года шла речь именно о тысяче, из которой будут рекрутироваться губернаторы и министры. И на специальной встрече президента с вице-премьером и главой правительственного аппарата Сергеем Собяниным 24 октября говорили о том же. Тогда почему обнародовали «сотню»? Ответ прост: очень торопились. Потому как дорого яичко к Христову дню, а список полноразмерной кадровой «тысячи» пока, увы, не готов.

Торопливая «сотня»

Почему не смогли сформировать «тысячу»? Осведомленные чиновники в разных ведомствах почти единогласно указывают наверх и потупляют очи долу. По их сведениям, премьер Владимир Путин не раз предельно внятно давал понять министрам, руководителям ведомств и госкорпораций, что бежать «светиться» в «списке Медведева» не следует. Тем не менее в составе оглашенной Дмитрием Медведевым 17 февраля «сотне» обнаружились люди даже из подконтрольного вице-премьеру Игорю Сечину Минпромторга — ставленники министра Виктора Христенко и главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова. Есть и представители весьма влиятельного клана, ассоциируемого с совладельцем банка «Россия» Юрием Ковальчуком. Подконтрольные премьеру госкорпорации представлены, правда, непропорционально слабо. Зато в целом представителей бизнеса, домогающихся номенклатурных постов, оказалось, по слухам, много больше, чем надо.

Грозный лепет оправдания

Пока властная тусовка расшифровывала экспансионистские планы молодого президента, участники совещания по экономическим вопросам, прошедшего в Белом доме 17 февраля, стали свидетелями невиданного зрелища: Путин, этот невозмутимый мачо, любовно оттачивающий свое брутальное остроумие на журналистах и бизнесменах… оправдывался! Будто на допросе, он вдруг пустился в пространные разъяснения, как и зачем в октябре прошлого года правительство приняло бюджет на 2009 год, сверстанный из расчета на среднегодовую цену нефти $95 за баррель, хотя баррель российской нефти тогда уже стоил $62. Публика была шокирована.

Никто даже не удивился, когда премьер, покончив с бюджетом, вступил в заочную полемику с президентом. На аналогичном, с теми же участниками, экономическом совещании 9 февраля в Кремле Медведев говорил о необходимости экономии ресурсов. Путин, наоборот, призвал к сохранению набранного темпа антикризисных расходов. «Такая «экономия » не поможет преодолеть экономический спад», — сказал он.

На закрытой от прессы части совещания сторонники эскалации «антикризисных расходов» во главе с премьером и его заместителем Игорем Сечиным с трудом одержали верх над «умеренными» — министром финансов Алексеем Кудриным и первым вице-премьером Игорем Шуваловым. 30 января, если кто забыл, глава правительственной комиссии по повышению устойчивости развития экономики выступал перед Думой и тоже высказался за «экономию». Однако внесут в нижнюю палату совсем другой проект бюджета-2009, где четверть всех расходов придется на антикризисные меры.

Работа над ошибками

Путин пока еще способен навязать свою волю вялой номенклатурной оппозиции. Однако кабинет уже расколот.

Власть явно не имеет консолидированной позиции относительно того, как быть с последствиями 16-процентного по сравнению с февралем прошлого года обвала промышленности, почти с двукратным прогнозируемым ростом безработицы, параличом кредитной системы и реальной угрозой дефолта в первой половине следующего года. А равно и с другими проблемами, обсуждавшимися, кстати, на совещании 17 февраля. Президент РЖД Владимир Якунин винит в кризисе Центральный банк. А спикер СФ Сергей Миронов, к примеру, предлагает ввести 20-процентный налог на вывод валюты из страны.

«Национальный лидер», которого ополоумевшие от денег льстецы еще недавно сравнивали с Рузвельтом, совершил в последние полтора года две непростительные, роковые ошибки. Испугавшись конфликта внутри им же вскормленной силовой олигархии, он согласился возглавить правительство. И еще — безнадежно опоздал с запуском известных поправок в Конституцию, дающих ему возможность досрочно вернуться в Кремль. Ответственность за «антикризисные меры», которые в недалеком будущем публично назовут распилом финансовых резервов, фокусируется сегодня на премьере, и только на нем. Он это понимает. Потому и оправдывается.

Что же остается несравненному Владимиру Владимировичу? Ответ: попытаться на несколько шагов опередить грозную фронду вчерашних лучших друзей и соратников. Создать ситуацию, при которой можно будет уже не оглядываться на политические издержки досрочных выборов парламента и президента. Попытаться обратить беду в победу.

ЧП и все-все-все

Как это сделать? Лоббисты, связанные с «группой Сечина», будто бы настаивают на реорганизации правительства и изгнании оттуда всех оппонентов, наиболее опасным из которых считают вице-премьера Кудрина. Для этого, по их мнению, нужен компромисс с людьми Медведева. Если верить аппаратной молве, в окружении Сечина считают, что главное — правильно договориться. Потом — принять несколько громких популистских мер. Потом — обращение к президенту со стороны Думы и Совета Федерации о необходимости «обновления мандата власти» и новые выборы.

Альтернативная «антикризисная группа» в Совете безопасности допускает использование возможностей, сокрытых в федеральном конституционном законе «О чрезвычайном положении». Закон не описывает подробно конфигурацию власти, осуществляющей чрезвычайный режим. Зато ст. 13 упомянутого закона позволяет отстранять руководителей как государственных, так и негосударственных организаций. К тому же предусмотренная законом базовая чрезвычайная «тридцатидневка» может продлеваться указом президента. По замыслу Совбеза, «контрольный пакет» в чрезвычайном органе предсказуемо окажется в руках силовиков.

«Чрезвычайка», введенная в условиях (а лучше — для предотвращения) голодных бунтов и криминального террора, может быть хорошим фоном для новых выборов, полагает знакомый с ситуацией ответственный сотрудник центрального аппарата МВД России. Внутренние войска справятся, уверен он. Дело за малым — уговорить президента на такую затею. Или, фантазирует милицейский генерал, убедить его под высокоморальным предлогом отойти на время в сторону, назначив премьера и.о. президента.

В Кремле в последний вариант не очень верят. Однако собственный план реорганизации правительства уже готов, повторяют знакомые с кремлевскими умонастроениями собеседники: «Дмитрий Анатольевич предпочитает договариваться. Но только не о новых выборах».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.