Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Пленник чужой войны

04.11.2010 | Вардуль Николай | № 36 от 01 ноября 2010 года

Саммита глав минфинов и центробанков стран «Большой двадцатки», который прошел в Южной Корее 23 октября, в финансовом мире ждали с нетерпением: сильные мира сего должны были договориться об окончании валютной войны, которая развернулась в сентябре. Не договорились: в итоговом коммюнике содержатся лишь дипломатичные, ни к чему не обязывающие формулировки.

Теперь центробанки ведущих государств благополучно продолжают сражение за то, чтобы пониже опустить курс своей собственной валюты — это принесет выгоды местным товаропроизводителям, ускорит экономический рост, уменьшит бремя суверенного внешнего долга.

Инициатором «мирных переговоров» в Южной Корее был министр финансов США Тимоти Гайтнер: «Мы бы хотели, чтобы страны продвигались в направлении пакета норм, которые все будут соблюдать в рамках политики по определению валютных курсов». Сам «пакет норм» — это план валютного перемирия. Гайтнер считает, что для начала нужно ввести три мировые валютные лиги. «В первой находятся те, чьи курсы существенно занижены, включая китайский юань. Во второй — развивающиеся экономики с гибкими обменными курсами. Наконец, в третьей «корзине» — ключевые валюты, курс которых приблизительно выравнен», — таков план Гайтнера.

Если перевести вышесказанное с финансового языка на человеческий, то означает этот план следующее: Китай должен прекратить агрессивную политику искусственного занижения курса юаня, которая серьезно облегчает жизнь китайским экспортерам и позволяет КНР выбираться из кризиса путем захвата чужих рынков. Остальным развивающимся странам позволены определенные вольности «во избежание рисков существенного завышения» обменного курса. Ну и наконец, гарантируется баланс между основными мировыми валютами.

 

Валютная война — не что иное, как новая форма проявления экономического кризиса, который, как оказалось, никуда не делся    


 
Однако «план Гайтнера» «двадцатка» не поддержала. И теперь финансовые стратеги пытаются понять, как будет дальше развиваться война валют. На днях появилась утечка из специального отчета компании Medley Global Advisors, в котором сообщалось, что американская Федеральная резервная система (ФРС) готовит вброс в экономику $1,5 трлн. Речь идет о том, что 2–3 ноября Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) ФРС может принять решение о дальнейшем выкупе с рынка облигаций на сумму $1,5 трлн, что неминуемо уронит доллар. Если этот сценарий реализуется, США сделают собственный ход в «гонке девальваций».

Валютная война — не что иное, как новая форма проявления экономического кризиса, который, как оказалось, никуда не делся: все стремятся противостоять его новым ударам, защищаясь за счет других и захватывая вслед за Китаем чужие рынки. Типичная логика войны. Время мира еще не пришло.

А как чувствует себя в ходе боевых действий наш рубль? При желании в недавнем решении Центробанка расширить коридор для колебаний курса бивалютной корзины с 3 до 4 рублей можно увидеть подготовку к скорому ослаблению национальной валюты. Но рубль попал в плен еще до начала «военных действий». Его курс зависит не столько от решений ЦБ, сколько от цен на нефть, которые и определяют состояние российского торгового и платежного баланса, приток или отток капиталов.

Если доллар пойдет вниз, то подорожает нефть, которая котируется в американской валюте (подобная связка — давно апробированный участниками рынка способ хеджирования валютных рисков). В этом случае валютная война принесет выгоду рублю. Но с тем же успехом доллар может и укрепиться, а это, в свою очередь, грозит уронить стоимость барреля. Рублю, как и подобает пленнику, остается только с замиранием сердца ждать исхода сражения в чужой валютной войне.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.