Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Фаду со славянским акцентом

02.11.2010 | Франс Илья | № 36 от 01 ноября 2010 года

За что русские эмигранты любят Португалию
42-1a.jpg
Бездомные инвалиды — не редкость для Лиссабона. Но выпросить милостыню, когда бушует кризис, удается не всегда

Фаду со славянским акцентом.
В ближайшее время Португалия первой среди стран ЕС введет налог на туристов: €1,9 за каждую ночь в местном отеле. Из-за кризиса страна остро нуждается в дополнительных источниках доходов, парламент готовится принять пакет мер жесткой экономии, в том числе в социальной сфере. Тем не менее бедная Португалия по-прежнему занимает одно из лидирующих мест в Евросоюзе по числу иммигрантов из стран бывшего СССР.
Разгадку The New Times искал на улицах Лиссабона


Прекрасный древний Лиссабон погряз в грехе. В старинном районе Байрру-Алту, среди особняков и колоколен XVIII века португальская молодежь в открытую потягивает косяки с гашишем, запивая их пивом. На улице Агушта и площади Комерсио, в историческом центре Лиссабона, марокканские и бразильские дедушки в потертых пиджаках, не таясь, демонстрируют туристам нехитрый ассортимент — длинные колбаски гашиша, пакетики со «сканком» и кокаином. Дедушки отпихивают друг друга, а случается и дерутся в борьбе за мелкооптового покупателя. Внакладе никто не остается: молодые туристы со всей Европы бойко расхватывают нелегальный товар. Гашиш идет по ?10 за косяк, кокаин — по ?20 за пакетик.

«Лиссабон — город толерантности» — провозглашает надпись на стене одного из домов, окружающих маленькую площадь с монументом в память иудеев, погибших от рук фанатиков-католиков во время погрома 1506 года. Лозунг выведен на 34 языках, в том числе русском и украинском. Бездомных, алкоголиков и откровенно наркозависимых людей всех рас и национальностей влечет в Лиссабон дешевизна, помноженная на репутацию города, где «можно все». По той же причине едут сюда — и остаются — многие наши соотечественники.

Иммигранты — за социалистов

Розовощекая Маша Грабилина — редактор русскоязычной газеты «Слово», выходящей в Лиссабоне уже 10 лет. Столько же здесь живет и сама Маша. Она всегда голосует за Соцпартию Португалии и тревожится, что через три года на следующих парламентских выборах победу могут одержать их главные конкуренты социал-демократы. «Благодаря социалистам в 2007 году приняты законы, сильно облегчающие нам, иммигрантам, получение вида на жительство, а затем и гражданства», — объясняет The New Times свои электоральные пристрастия Маша.* * Согласно статье 88 португальского «Закона о въезде, выезде и оставлении иммигрантами национальной территории», получить вид на жительство может каждый, легально въехавший в страну и полгода отчислявший налоги со своих доходов. А вот социал-демократов с их «антииммигрантской риторикой» Маша побаивается.

Правда, судя по разъяснениям издателя газеты «Слово» Елены Мамоновой, немало бывших наших паразитируют на португальской социальной системе. Многие выходцы из Украины, Молдавии и России, официально проработав полгода на какой-нибудь низко­оплачиваемой работе, потом бросают ее и начинают получать пособие в размере 75% от их предыдущей зарплаты. Правда, рано или поздно они все равно должны будут найти работу, причем «белую», поясняет Елена Мамонова: «40-летнему мужчине, например, пособие платится максимум два с половиной года: не нашел работу за это время — виноват сам».

Ребята без эмоций

Степан Рогив, этнический гуцул из Ивано-Франковской области Украины, приехал в Португалию 9 лет назад. Его взгляд на здешние законы куда строже: «Если у тебя как нелегала нет права на работу, то португальский работодатель, нанявший тебя, скажем, разнорабочим, никогда не станет отчислять налоги с твоей зарплаты — ты так и останешься нелегалом, и никакой вид на жительство тебе не светит». Сам Степан долго был нелегалом, но вот уже пару лет как легализовался и «сел» на социальное пособие (не путать с пособием по безработице) в ?418 в месяц чистыми. Кроме того, он «вчерную» подрабатывает маляром в загородных домах богатых португальцев. Снимает квартиру на окраине Лиссабона на паях с электриком Артуром из Литвы. Недавно в районе, где живет Степан, была полицейская облава, его задержали и сутки мурыжили в участке до выяснения личности: «Раньше я никогда не носил с собой документы, а полиция их никогда не проверяла. Теперь все изменилось». Агенты иммиграционной службы (SEF) периодически устраивают засады на нелегалов. Цель таких акций — выявить и депортировать пришлый криминалитет, которого в стране хватает. По словам Степана, из-за этой публики, промышляющей в основном воровством и грабежами, коренные португальцы стали заметно побаиваться иммигрантов. По части квартирных краж лидерство прочно захватили выходцы из Румынии: «Это ребята без эмоций: если в доме во время грабежа оказались женщины или дети, не пощадят никого». Выходцы из Бразилии и стран Африки в основном грабят на улицах.
 

Тут у меня полно проблем, но все равно лучше, чем дома    

 
По словам Маши Грабилиной, сегодня в Португалии, по официальным данным, постоянно проживают 12 тыс. россиян, украинцев почти в четыре раза больше. Реальное же число выходцев с Украины может превышать 120 тыс. Иммигранты из стран бывшего СССР, как и все прочие, добиваются получения вида на жительство с помощью многочисленных лазеек в законодательстве. Одна из них касается статуса малолетних детей. «В Португалии так: любой ребенок, легально он проживает в стране или нет, по достижении 6-летнего возраста должен пойти учиться в первый класс государственной школы, — разъясняет Маша. — Обучение в школе автоматически дает ему право получить вид на жительство в стране. После чего уже и родители, на основании того, что их чадо «легально» учится в школе, подают документы на получение статуса резидента».

Спасительный порог

На лиссабонской улице Мусео Милитар, рядом с главным лиссабонским вокзалом, находится приход Всех Святых Русской православной церкви. Среди прихожан не только русские, но и украинцы, молдаване, грузины, сербы, есть португальцы, африканцы из Гвинеи и Эфиопии. По словам священника отца Арсения, многие прихожане впервые переступают порог церкви, оказавшись тут, в Португалии. «К сожалению, часто наших соотечественников побуждает к тому не вера, а нужда и отчаяние», — сетует отец Арсений. По его словам, многие прихожане в кризис потеряли работу, а то и крышу над головой, так что чуть не вся церковная казна идет в помощь этим людям.

Один из прихожан церкви — 43-летний Сергей из Винницы, по профессии электрик. «Тут у меня полно проблем, но все равно лучше, чем дома, на Украине», — говорит он. Сергей приехал в Португалию 10 лет назад на автобусе с недельной туристической визой в паспорте и $50 в кармане. В Португалии украинский автобус уже встречали «дилеры» — в основном из числа соотечественников, приехавших сюда на пару лет раньше. Они распределяли вновь прибывшую рабочую силу по местам назначения: мужчин — на сельскохозяйственные или строительные работы, молодых одиноких женщин — в публичные дома, а тех, что постарше, — в домработницы, уборщицы, сиделки. «Сегодня инициативу в этом бизнесе перехватили румыны», — разъясняет Сергей. Он вспоминает, как первое время, не зная языка, платил по $2–3 ангольцам, искавшим для него работу на стройках. Украинцам, молдаванам и русским Сергей не доверяет: «Они часто брали деньги у людей и скрывались, а вот африканцы всегда держат слово». Недавно Сергея «кинул» его португальский работодатель: не заплатил зарплату за три месяца и оставил без гроша.

Конечно, есть в иммигрантской среде и более удачливые люди. Алексей из Донбасса и его бизнес-партнер Кирилл, кандидат наук из Львова, открыли в Португалии агентство по продаже недвижимости для состоятельных россиян. Правда, пока дела идут туго, да и конкурентов хватает, но оба уверены, что овчинка стоит выделки. Жена Кирилла, врач, подтвердила в Португалии свой диплом, работает в муниципальном госпитале. Недавно пара купила автомобиль в кредит...

Киви для бездомных

Каждый вечер ровно в 22 часа на привокзальной площади Лиссабона волонтеры гуманитарных организаций раздают из машин еду бездомным. Сюда ходит ужинать дьякон прихода Всех Святых отец Григорий — в церкви он служит вместе с отцом Арсением. Работает по ночам уборщиком в метро и весь заработок отсылает семье на Западную Украину. Живет при церкви на ?100 в месяц, «как монах».

Мы с отцом Григорием пристраиваемся в очередь. Волонтеры раздают суп, второе с мясом или курицей на выбор и десерт: дольки ананасов, клубники и киви, пирожное в коробочке. Вдруг в очереди возникает потасовка — что-то не поделили худой чернокожий парень и длинноволосый португалец с большим животом. Другие бездомные их разнимают. «Этот черный урод меня укусил! У него СПИД, если он меня заразил — я его убью, клянусь», — орет на всю площадь «коренной».

Есть в очереди и наши соотечественники. Артем, паренек в грязных кедах и рубашке, утверждает, что просто зашел сюда поужинать после работы: «А что, мне не стыдно». Отчим Артема, с его слов, работает на стройке, мама — в «хорошем отеле», а сам он — грузчиком в магазине строительных товаров. Снимает квартиру. «Да врет он все, обычный бомж — приехал сюда, чтобы ничего не делать, потом легализуется и начнет получать социалку», — причитает отец Григорий, уплетая гуманитарный суп на стоянке такси у вокзала. Но потом примирительно взмахивает рукой: «Хотя чего я... Бог ему судья».


42-2a.jpgВ национальной самоидентификации португальцев особую роль играет фаду (от лат. fatum — судьба) — особый стиль традиционной музыки, наполненной целой гаммой чувств и понятий: одиночества, ностальгии, грусти... Жанр сформировался в результате смешения традиционных греческих, романских и арабских музыкальных вариантов, а также под некоторым влиянием бразильской музыки. Фаду отличается от ярких и живых испанских ритмов так же, как спокойный и размеренный Лиссабон — от делового и энергичного Мадрида. Впрочем, именно этой разницей, оттеняющей мягкую и меланхоличную душу португальского народа, и гордятся потомки Васко да Гамы и Луиса де Камоэнса, а вместе с ними и многие иммигранты, для которых Португалия стала второй родиной.

По данным на середину 2010 года, бюджетный дефицит Португалии составил рекордные для страны — члена ЕС дефицит: 10% ВВП. Общий внешний долг составляет $500 млрд, что равняется 230% ВВП.

Согласно неофициальным данным, налоги, которые платят работающие в стране иммигранты, составляют 5% ВВП страны. Всего, по данным иммиграционного ведомства Португалии, в стране на официальных основаниях живут и работают более полумиллиона человек, родившихся за пределами Евросоюза, то есть практически 5% населения.

В Португалии действует четыре крупных украинских организации:
«Союз украинцев в Португалии», «Ассоциация украинцев в Португалии», «Собор», «Христианское движение украинцев в Португалии». 28 апреля 2010 года они приняли меморандум с требованием переизбрания президента Украины, Верховной рады Украины, отставки украинского правительства за проводимую ими «антиукраинскую, антиевропейскую, пророссийскую политику».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.