Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Немилый лжец

04.11.2010 | № 36 от 01 ноября 2010 года

Иракский суд приговорил бывшего министра иностранных дел и вице-премьера саддамовского правительства Тарика Азиза к смертной казни. Европейский союз, Россия, Ватикан и «Международная амнистия» призвали официальный Багдад не убивать больного и старого человека. Ни сам Саддам Хусейн, ни его родственники и приближенные, которых казнили новые власти Ирака, не удостаивались столь мощной международной поддержки на пороге смерти. И только США заявили, что не будут вмешиваться в компетенцию иракской юстиции.

Мало кто верит в то, что Азиз, которого ранее уже приговорили к 15 годам тюрьмы за «преступления против человечности», реально отдавал приказы кого-то убивать. У него была другая роль. Тарик Азиз — профессиональный лжец. Начал он с маленькой лжи, когда «арабизировал» свое настоящее имя Михаил Юханна (Азиз — выходец из католической семьи). Затем он всю жизнь лгал, что называется, по обязанности: сначала в качестве редактора баасистских газет, в том числе издания «Ас-Саура» («Революция»), главного органа партии «Баас», а потом в роли министра иностранных дел и вице-премьера Ирака. Саддам Хусейн опирался на родное для него суннитское меньшинство. Шииты и курды подвергались жесточайшим репрессиям, граничившим с практикой этнических чисток. Христиан в Ираке не так много. В силу более высокого уровня образования они имели больше шансов за рубежом, и многие уехали из Ирака. Как это часто и бывает при подобного рода режимах, Хусейн имел на службе ручных христиан, ручных шиитов, а одного ручного курда — Иззата Ибрагима — сделал вице-президентом и заместителем председателя Совета революционного командования. Каждому отводилась особая роль в саддамовском пропагандистском спектакле.
  

Задачей Азиза было служить гуманным лицом тирании Хусейна за рубежом    


 
Задачей Азиза было служить гуманным лицом тирании Хусейна за рубежом. Его роговые очки, сигара, мягкие, интеллигентные манеры и христианское происхождение призваны были убедить прежде всего Запад в том, что с багдадским Сталиным можно иметь дело. В Вашингтоне и Лондоне, Риме и Париже, Москве и Пекине Тарик Азиз убеждал, что его босс не убивает оппонентов, не создает химического и бактериологического оружия и не нападает на другие страны (а если нападает, то только потому, что ему не оставили выхода). Азизу по-настоящему никто никогда не верил. Но «реальная политика» — штука жесткая. Америке в 80-е годы нужен был хоть какой-то региональный противовес хомейнистскому Ирану, и она закрывала глаза на суть саддамовского режима, делая вид, что верит его главному дипломату. В Москве всегда знали, кто такой Саддам, но, за исключением короткого периода в начале 1990-х годов, не стеснялись иметь с ним дело и даже защищали вплоть до краха режима в 2003-м. Тогда-то и закончилась карьера вице-премьера Азиза-Юханны, который доб­ровольно сдался американцам.

Его судьба сегодня висит на волоске и заставляет вспомнить историю другого дипломата — Иоахима фон Риббентропа. Он в 1946 году первым из нацистских лидеров поднялся на нюрнбергский эшафот. Группенфюрер фон Риббентроп был активным проводником политики фюрера и всячески поддерживал «окончательное решение еврейского вопроса». Однако с началом мировой войны никакого серьезного влияния на политику Гитлера он не оказывал. Мне всегда казалось, что, доживи до нюрнбергского суда такие чудовища, как Гитлер и Гиммлер, фон Риббентроп получил бы пожизненное заключение. Потому что все же существует разница между главарями банды и их «шестерками». И суд, претендующий на беспристрастность, не может этого не учитывать. Ваш автор знает, что один его голос ничего не значит, но пожалуйста, оставьте Тарика Азиза, 1936 года рождения, лжеца по профессии и призванию, в живых.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.