Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Следствие ведут чудаки

23.02.2009 | Виноградов Михаил , Савина Екатерина | №07 от 23.02.09

Очередное громкое дело развалилось в суде

Оправданы единогласно. Братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы, Сергей Хаджикурбанов и Павел Рягузов оправданы и были отпущены из-под стражи в зале суда. Обвинение по делу об убийстве журналиста Анны Политковской развалилось на глазах. А до этого — дело об убийстве журналистов Холодова и Хлебникова, дело о покушении на Чубайса, дело о расстреле гражданских в Чечне...

«Вы меня простите, я волнуюсь», — отказался от общения с прессой Ибрагим Махмудов после освобождения. Его брат Джабраил тоже немногословен: «Пускай будет проклят тот, кто совершил это убийство». Бывший полковник ФСБ Павел Рягузов, заявивший в последнем слове, что найти убийц Анны Политковской для него — дело жизни, отвечая на вопрос, займется ли он собственным расследованием, коротко бросил: «Если позволят, да».

«Убийц искали не там»

«Мы собираемся ждать кассации, — сказал адвокат обвиняемых Мурад Мусаев The New Times. — Мы понимаем, что, скорее всего, приговор отменят. Такие приговоры долго не живут». Гособвинитель Юлия Сафина уже подтвердила, что будет обращаться в кассационную инстанцию. Адвокат тем не менее убежден, что присяжные вынесли верное решение. «Для обвинительного приговора не было никаких оснований. Единственным доказательством была детализация телефонных переговоров, но она не заслуживает доверия», — добавил он.

Заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов отметил в разговоре с The New Times, что «Новая» «уважает вердикт присяжных, но остается при своем мнении, что обвиняемые причастны». Журналист не винит следствие: «Следователи испытывали трудности, им не дали собрать доказательства. Дело в том, что двое обвиняемых — люди системные, и если покопаться поглубже — могли бы полететь большие головы». «Хочу отметить, что на этом ничего не заканчивается и главное расследование впереди», — подчеркнул главный редактор газеты Дмитрий Муратов.

Адвокат семьи Политковской Карина Москаленко заявила, что решение присяжных устраивает семью убитой журналистки, а расследование этого дела — нет. «Мы уважаем и принимаем вердикт присяжных. Он показывает, что обвинение не смогло их убедить и доказать, что эти люди виновны, — говорит и адвокат Анна Ставицкая. — Их оправдали в ходе состязательного процесса, и я могу сказать, что за свою практику еще не видела процесса, в котором у обеих сторон были такие состязательные возможности». Директор Фонда общественной экспертизы, бывший генсек Союза журналистов России Игорь Яковенко убежден, что вердикт — это «еще одна «победа» нашей прокуратуры и следственных органов, приговор нашей следственной системе». «Образно говоря, убийц искали не там, где потеряли, а под фонарем», — сказал Яковенко в интервью The New Times.

«Было видно, что не все концы с концами сходятся, и я не был уверен, что они виноваты, — прокомментировал решение присяжных председатель движения «За права человека» Лев Пономарев. — Но очевидно, что следствие не сделало необходимой работы и показало свою профнепригодность».

От Холодова до Квачкова

Оправдательный вердикт присяжных по делу об убийстве Анны Политковской — еще одно свидетельство плачевного состояния правоохранительной системы страны, говорят эксперты. Как показывает практика, чем внимательнее следит общество за процессом, тем сложнее он проходит стадию суда. Начало традиции небрежного производства дознания и следствия положило «дело Холодова». 17 октября 1994 года журналист «МК» Дмитрий Холодов погиб в здании редакции. Вскоре был задержан взрывотехник ГРУ Кузнецов, но его причастность к убийству не подтвердилась. Через 4 года следствие нашло новых подозреваемых: экс-начальника разведки ВДВ полковника Поповских, офицеров спецназа Морозова, Сороку и Мирзаянца, а также бывших спецназовцев Барковского и Капунцова. Следствие шло почти шесть лет и в 2000 году было передано в суд. В 2002 году суд оправдал всех обвиняемых «за отсутствием доказательств».

По тому же сценарию разворачивался суд над обвиняемыми в убийстве главного редактора русского издания журнала Forbes Пола Хлебникова, убитого 9 июля 2004 года. По версии следствия, убийство было совершено нотариусом Садретдиновым и его подельниками Дукузовым и Вахаевым по заказу Хож-Ахмет Нухаева, о котором Хлебников написал книгу. Но выяснилось, что из тела журналиста извлекли пули двух видов — от пистолетов ИЖ и Макарова. Баллистическая экспертиза показала, что пули были выпущены с разного расстояния, тогда как, по версии следствия, стрелял один человек, находившийся за рулем машины. Цвет и детали найденной следствием машины не совпадали с описанием свидетелей. В мае 2006-го все обвиняемые по делу были оправданы присяжными, которых судья отправлял «подумать еще раз» над вердиктом трижды.

Дважды присяжные оправдывали и спецназовцев во главе с капитаном Эдуардом Ульманом. В январе 2002 года они проводили спецоперацию в Шатойском районе Чечни. Спецназовцы обстреляли машину с шестью штатскими, один из которых погиб, двое были ранены. Их отвели в укрытие, после чего Ульман запросил по рации офицера оперотдела майора Перелевского, руководившего операцией, что делать дальше. В ответ приказ — уничтожить всех шестерых, включая беременную женщину. Обвиняемые Ульман, Калаганский и Воеводин не отрицали сам факт убийства, ссылаясь на полученный приказ. На присяжных это подействовало. «Причина в том, что присяжные, отобранные из регионов ЮФО, изначально сочувствовали военным и плохо относились к чеченцам», — объясняли в Генпрокуратуре. После того как Верховный суд дважды отменил оправдательные приговоры, членов «группы Ульмана» все же осудили, но уже без участия присяжных. Правда, сам Ульман к тому моменту успел скрыться.

Наконец, последним провальным для следствия делом стал процесс о покушении на главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса. 17 марта 2005 года у поселка Жаворонки Московской области возле служебного автомобиля чиновника взорвалась управляемая мина. Машина Чубайса получила незначительные повреждения и не остановилась, машина охраны была обстреляна. 19 марта 2005 года был задержан экс-полковник ГРУ Владимир Квачков, позднее были задержаны еще два бывших спецназовца — Найденов и Яшин. Обвинение строилось на словах единственного свидетеля, который с самого начала путался в показаниях, а на суде и вовсе от них отказался. Были и другие сомнительные факты. Так, покушение было признано экспертами профессиональным, в то же время Квачков якобы допустил «детский» прокол: с места преступления киллеры уехали на принадлежащем Квачкову (или его жене) автомобиле, который был в тот же вечер найден во дворе их дома. В 2008 году суд присяжных оправдал обвиняемых ввиду того, что следствию не удалось доказать их причастность к преступлению.

Печальный вывод

Обещания найти убийц Анны Политковской давали самые высокие начальники: от тогда еще президента Путина до Генерального прокурора Чайки. Как раньше, по похожим делам, они или другие клялись, что «виновные не уйдут от ответа». Уходили. Раз за разом. И уходят. Очередной вердикт — очередной позор прокуратуры, докладывавшей об успешном ходе расследования. Очередные вопросы у граждан: зачем мы им платим налоги? И самый главный: что в стране есть репрессивная система, знают и демонстранты, и обитатели лагерей, а вот есть ли система, охраняющая наше право, нашу жизнь, — большой вопрос...

Адвокат Мурад Мусаев (в центре) рад решению присяжных и освобождению своих подзащитных: Джабраила (слева) и Ибрагима (справа) Махмудовых


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.