Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Багдадская стена

02.03.2009 | Нива Анн | №08 от 02.03.09

Репортаж из иракской столицы

В Багдаде все спокойно. Президент США Обама только что объявил: «В августе 2010 года операция в Ираке будет официально завершена». В стране останется от 35 000 до 50 000 американских военнослужащих, — для борьбы с терроризмом. Умонастроения иракцев изучал The New Times


Молодая женщина не спеша красит глаза и губы, потом надевает на голову розовое покрывало, оставляя непокрытыми несколько прихотливо ниспадающих прядей волос. Ровно в восемь утра двадцатипятилетняя Рана выходит из дверей родительского дома на тихую улочку за университетом Мустансирия в смешанном шиитско-суннитском квартале Багдада и отправляется пешком на работу, в министерство электроэнергетики. Еще год назад это было немыслимо — по соображениям безопасности. «Мы все надеемся, что кровавое безумие, восстановившее нас друг против друга, наконец-то закончилось и теперь все же начнется более или менее нормальная жизнь», — объясняет бывшая студентка университета, который в январе 2007 года, в самый разгар гражданской войны, стал мишенью одного из самых трагических террористических актов, унесшего жизни 70 человек.

Сильная рука

Бесконечные бетонные стены, воздвигнутые в течение двух последних лет для защиты от террористической угрозы, никуда не делись; однако расслабленная атмосфера на улицах Багдада свидетельствует о том, что в городе действительно что-то изменилось.¹ Эти перемены большая часть населения приписывает «железной руке» премьерминистра Нури аль-Малики, который, как здесь считают, должен вернуть страну к нормальной жизни после пяти лет смертей, разрушений и разочарований.

Почти каждый вечер бесчисленные багдадские кафе и рестораны переполнены: их посещают даже женщины, которые собираются покурить кальян и поболтать с подругами в специально отведенных для этого залах. Примета времени: снова открыт для посетителей парк Абу-Навас, названный по имени главной улицы города и тянущийся вдоль реки Тигр, напротив зданий «зеленой зоны».² На въезде в парк каждый автомобиль проверяют иракские военные. Преодолев контрольный пункт, можно оставить автомобиль на открытой стоянке и бродить всей семьей по свежевымощенным пешеходным дорожкам или наблюдать за детьми, играющими на недавно установленных качелях, которые, впрочем, уже выглядят несколько обветшавшими.

«Надежда понемногу к нам возвращается, однако установившееся равновесие все еще очень хрупко», — сдержанно отмечает Мухаммед Хуссейн Али, заведующий кафедрой лазерной физики в Технологическом университете. Он прожил в Багдаде все эти долгие темные годы, когда многие его коллеги были убиты шиитскими и суннитскими боевиками, а он сам, по его словам, «каждодневно ожидал, что станет следующим». Однако несмотря на то, что столица, похоже, почти полностью освободилась от страха перед «Аль-Каидой», во многих провинциях Ирака напряженность не снижается. Взять хотя бы Мосул, расположенный на севере страны: в этом городе, третьем по численности населения, позиции воинственных суннитов очень сильны. И в самом Багдаде, хотя большинство суннитских семей, покинувших свои дома в шиитских кварталах (и наоборот), уже вернулись к родным очагам, ощущение угрозы все же остается: перед тем как разрешить автомобилю встать на стоянку, его обыскивают, боясь, что он заминирован; водители, вернувшись к своей машине, частенько залезают под днище, чтобы проверить, нет ли там «бомбы-липучки» (эти бомбы окрестили так за то, что они крепятся при помощи обычного скотча). Дело в том, что повстанцы приспособились к новой ситуации, хоть их передвижения и ограничены теперь многочисленными контрольными пунктами.

Внутренний агрессор

Конечно, сейчас население боится меньше, однако бдительности не теряет. По общему мнению, когда нет улучшений в социальной инфраструктуре и экономической ситуации в стране, никто не может гарантировать, что мир будет долговечным. «Если американцы слишком поспешно покинут нашу страну, которую они захватили, не заботясь о последствиях и сделав из нас каких-то изгоев в глазах мировой общественности, беспорядки и насилие могут начаться снова», — предупреждает Айяд аль-Самараи, член парламента от фракции суннитов, глава финансового комитета и кандидат на должность председателя парламента. «Американский президент Обама заявил во время своей предвыборной кампании, что он намерен вывести американские войска из Ирака за 16 месяцев. Нам показалось, что это неосуществимо, да и неразумно: конечно, наши войска уже более многочисленны, чем раньше, однако все еще очень плохо экипированы. На вооружении нашей армии — только автоматы Калашникова и гранатометы. У нас нет ни таких минометов, ни такой авиации, ни такого тылового обеспечения, чтобы противостоять возможной агрессии изнутри», — подчеркивает он.

А кто он — потенциальный внутренний агрессор? Безусловно, «Аль-Каида», но не только. Еще есть «Армия Махди» под предводительством радикального шиитского лидера Муктады ас-Садра, который, по официальным сведениям, сейчас находится в Иране, где якобы изучает теологию. Не исключены провокации в городе Киркуке, центре нефтяной промышленности на севере страны, — чтобы столкнуть арабов и курдов. Обе общины борются за контроль над Киркуком, и статус его до сих пор не определен.

В конце 2008 года правительство Ирака и администрация президента Буша подписали соглашение об условиях вывода американских войск. В июле 2009-го предусматривается проведение референдума. Если иракское население будет недовольно ходом вывода войск, его можно будет ускорить, но по соглашению американский контингент должен будет покинуть территорию Ирака лишь к концу 2011 года. «Даже присутствие ограниченного контингента американских войск на территории страны оказало бы реальную помощь правительству Ирака», — настаивает Айяд аль-Самараи. Это мнение разделяет член парламента Махмуд Отман, этнический курд и горячий защитник прав человека: «Прежде чем покидать страну, американцам стоило бы обучить и вооружить нас… Но хотят ли они этого на самом деле? За пять лет они не представили нам ни одного доказательства, что действуют действительно в наших интересах. Так с чего бы им начинать помогать нам сейчас? С другой стороны, если они этого не сделают, позиции власти в стране останутся слабыми, могут снова начаться беспорядки, а это точно не отвечает интересам новой администрации!»

Меж двух огней

Американское присутствие в Ираке остается больной темой для жителей страны и порождает сумятицу в умах: идея «реорганизации» Ближнего Востока в соответствии с идеалами американской демократии им не близка, тем не менее большинство склоняется к компромиссу. «Американцы должны уходить постепенно и осознавать свою ответственность, — утверждает Самира аль-Мусави, шиитка, возглавляющая парламентский комитет по делам женщин и семьи. — Нужно найти равновесие между нашей способностью защищать демократию и нашей способностью защищать самих себя».

Благое пожелание, тем более что интересы многочисленных политических партий Ирака все еще диктуются их этнической или религиозной принадлежностью — такое положение вещей, возможно, смогут изменить только местные выборы, которые прошли в конце января. «Нури аль-Малики, нынешний премьер-министр, — первый, кто железной рукой положил конец бесстыдному разобщению нашей страны и стал своего рода символом спокойствия», — утверждает монах-доминиканец Юзиф Тома. Он счастлив, что ему больше не нужно дрожать от страха за стенами монастыря только из-за того, что он исповедует христианскую религию.

Однако стоит уехать из Багдада и отправиться в одну из соседних провинций, где преобладают сунниты, например, в город Фаллуджа, расположенный к западу от Багдада, или на север, в провинцию Дияла, как чувство удовлетворения мгновенно исчезает. В Фаллудже в 2004 году гремели самые жестокие сражения между повстанцами и американскими войсками, а Дияла до сих пор остается зоной вне закона, поскольку боевики «Аль-Каиды» укрывались здесь всего несколько месяцев назад. «Здесь все старейшины сотрудничали с американцами, и прежде всего ради денег, — жалуется преподаватель, который в прошлом был близок к Партии арабского социалистического возрождения — Баас, а теперь проголосовал на выборах за кандидата из «независимого» списка. — Сейчас им пришлась по вкусу свалившаяся на них власть, и они готовы на все, чтобы ее сохранить. И поскольку здесь, в регионе преобладания шиитов, еще существуют и шиитские повстанцы, мы понастоящему страшимся оказаться здесь меж двух огней! Позор всем карманным политикам — ставленникам американцев, которые точно уйдут вместе с ними! Как только мы освободимся от этих новых угнетателей, мы сможем вернуться наконец к нашим истинным арабским ценностям! Уверяю вас, тут-то и настанет конец религиозным политическим партиям — за последние годы мы достаточно нахлебались всего этого, теперь нам нужны порядок и дисциплина!»

Тем не менее у демократии «на американский манер» и у свободных выборов, которые она принесла с собой, есть одно неоспоримое преимущество: что бы там ни говорил недовольный преподаватель, именно пресловутая демократия даровала ему возможность свободно высказывать свое мнение...

_______________

1 The New Times публиковал репортаж Анн Нива из Багдада в № 28 от 20 августа 2007 года.

2 Охраняемый квартал Багдада, в котором находятся все основные государственные учреждения Ирака, живут высокопоставленные чиновники и располагается новое здание американского посольства, самое большое в мире: в нем работают около 1500 человек.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.