Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Страсбург, адье!

23.02.2009 | Любовь Цуканова | №07 от 23.02.09

Россия уходит из-под суда?

Признание жалобы акционеров ЮКОСа приемлемой для рассмотрения Страсбургским судом по правам человека добавило опасений по поводу того, что российские власти могут пойти на резкие шаги вплоть до разрыва отношений с Советом Европы. Что это будет означать для России, пытался понять The New Times

В Москве в середине недели пройдет первая конференция европейских министров по социальным вопросам. В программе сообщается, что 26 февраля на конференции выступит Владимир Путин. Приезжают генсек Совета Европы Терри Дэвис и верховный комиссар по правам человека Совета Европы Томас Хаммарберг. Терри Дэвис устраивает прием по случаю открытия нового Информационного офиса Совета Европы в Москве. И одновременно идут слухи, что Россия как никогда близка к решению о выходе из Совета Европы.

Разговоры о разрыве отношений возобновляются всякий раз, как у нашей страны чтото не получается в Европе. В конце января возникли сразу два обострения. На сессии ПАСЕ была принята очень жесткая резолюция по российско-грузинскому конфликту, в которую нашей делегации не удалось внести ни одной поправки. Одновременно — решение Страсбургского суда по жалобе ЮКОСа.

Отсутствие публичной реакции на эти события, возможно, объясняется мирным характером прошедшей в начале февраля 45-й Мюнхенской конференции по безопасности, которую депутат Государственной думы Сергей Марков назвал «почти пророссийской». Российские политики вообще педалируют ничтожность решений ПАСЕ с точки зрения практических последствий и хвалят за благоразумие высших европейских политиков. Но «дело ЮКОСа» в Страсбургском суде, если оно будет проиграно Россией (а опыт показывает, что принятые к производству жалобы, как правило, удовлетворяются в суде), принесет не только имиджевые потери, но и серьезные денежные. Страна и так выплачивает огромные компенсации по делам граждан, выигранным в Страсбурге, к тому же платит большой ежегодный взнос, но рассчитываться с акционерами ЮКОСа — это уже слишком.

Если общий антиевропейский тренд в российской политике последних лет (который эксперты считают следствием внутренних проблем) окончательно победит и Россия хлопнет дверью, это будет означать не только обрушение политических конструкций, которые долго выстраивались и при всех многочисленных конфликтах выдерживают нагрузку уже более десяти лет. Это принесет проблемы многим институтам в России, которые благодаря сотрудничеству с Советом Европы получили представление о нормальном порядке ведения дел и цивилизованных отношениях структур власти с людьми. Но самой большой бедой это станет для десятков тысяч простых граждан. Сегодня они имеют возможность добиться правосудия в международном суде. Международное правосудие таким образом влияет и на российскую судебную систему.

Конференция социальных министров, открытие нового офиса, приезд важных функционеров Совета Европы, конечно, дают некоторую надежду на отсрочку радикальных решений. Но стратегическая линия, по крайней мере, части российских верхов прочерчена довольно отчетливо. Неофициальные источники сомневаются, что Сергей Лавров захочет встретиться в Москве с Терри Дэвисом. Россия, конечно, извлечет имиджевые выгоды из предстоящей конференции, но вряд ли это подвигнет нас к ратификации Социальной хартии — одного из основополагающих документов Совета Европы. Единственная обнадеживающая новость, которую довелось услышать в последнее время из уст официального лица, это некоторые подвижки в диалоге о реформе Страсбургского суда, которая застопорилась из-за отказа России ратифицировать так называемый 14-й протокол. Неизвестно, насколько эти подвижки серьезны, но, по крайней мере, они говорят о том, что еще не все российские политики готовы отказаться от диалога с Европой.

Россия лидирует по количеству поданных в 1998–2008 годах жалоб в Страсбургский суд — почти 57 тыс. На конец 2008 года признаны приемлемыми и ожидают рассмотрения 27 250 — это 28% общего числа жалоб из стран — членов Совета Европы. По делам российских граждан вынесено 644 решения, из них нарушение прав человека установлено в 606. По решениям Европейского суда Россия выплатила более €11 млн.

Константин Косачев, председатель Комитета по международным делам Государственной думы, руководитель парламентской делегации России в ПАСЕ: «Комитет министров Совета Европы, в отличие от ПАСЕ, эмоциям не поддается»

На последней сессии ПАСЕ была принята неблагоприятная для России резолюция по российско-грузинскому конфликту. Как вы оцениваете сегодняшние отношения России с Советом Европы?

К счастью, ПАСЕ — это еще не Совет Европы. Наши отношения с Советом Европы я считаю вполне нормальными и конструктивными. Существует достаточно большое количество конкретных проектов сотрудничества. Я знаю, что комитет министров Совета Европы, в отличие от ПАСЕ, эмоциям не поддается. И несмотря на имеющиеся у нас различия в оценках по ряду вопросов, включая последний сюжет по Южному Кавказу, никак эти различия не распространяет на то, что происходит реально, на практике.

Вы не видите в решениях ПАСЕ угроз нашим отношениям с Советом Европы?

Я вижу угрозы. Потому что вот эта бесшабашная, радикальная деятельность может наши отношения — между Россией и Советом Европы — отравить и испортить.

Может ли эта ситуация привести к радикальным шагам со стороны России?

Я говорю как раз об этом. Это всегда предмет дискуссий. Это всегда предмет размышлений. В ПАСЕ сейчас есть группа депутатов, которые пытаются лишить нас права голоса, выставить из Ассамблеи. Если до этого дойдет, я уверен, что реакция России будет очень быстрой и не менее громкой.

Вплоть до выхода из Совета Европы?

Не надо пока предварять события. Мы из Совета Европы выходить не собираемся. Это, по моему глубокому убеждению, противоречит интересам и России, и Совета Европы. Но если Совет Европы, например, Россию накажет за то, что она своими решительными действиями спасла десятки, сотни, а может, тысячи человеческих жизней в Южной Осетии, это, наверное, уже будет не тот Совет Европы, каким он создавался и в какой вступала в свое время Россия. Это будет что-то иное. Очень бы хотелось, чтобы этого не произошло. Но выбор здесь не за нами.

Карина Москаленко, адвокат, руководитель Центра содействия международной защите: «Трудно будет сломать отношение россиян к Европейскому суду»

Известно, что правительство недовольно большим количеством штрафов, которые приходится выплачивать гражданам по решению Страсбургского суда. Может ли Россия из-за этого выйти из Совета Европы?

Я не верю, что, пока у нас есть хоть один разумный человек во внешней политике, мы на такое способны.

Но Страсбургский суд досаждает очень сильно…

Да. Российскому народу уже сумели привить нелюбовь к ПАСЕ, к Совету Европы, а вот в Европейский суд люди верят. И небезосновательно. Население неудовлетворено национальной судебной системой. И у человека есть последняя надежда, что, если уж совсем плохо — он пойдет в Страсбургский суд. Я думаю, что этого ангела — а не джинна — уже выпустили из бутылки и он поселился в общественном сознании. Трудно будет сломать отношение россиян к Европейскому суду.

Может, это и пугает власть?

Конечно же, пугает. Он становится все популярнее и популярнее. Посмотрите, сколько там уже российских жалоб — 28 тысяч? Почти треть от всех, которые поступают...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.