Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Политика

Недостреленные

02.03.2009 | Микулик Сергей | №08 от 02.03.09

«Казнь» биатлонистов отложена

Зима тревоги нашей. Допинговый скандал в биатлонной сборной России не то чтобы затух — он приостановлен. На месяц. Эти 30 дней даны Международным союзом биатлонистов (IBU) Российскому союзу (СБР) для проведения собственного расследования

— фото

Итак, нас не наказали. Пока. СБР информировал IBU о создании специальной антидопинговой комиссии, которая проведет собственное расследование. Там эта инициатива понравилась, в течение месяца пообещали не применять к трем провинившимся — Альбине Ахатовой, Екатерине Юрьевой и Дмитрию Ярошенко — дисциплинарных санкций.

И мы уже собрались праздновать эту отсрочку едва ли не как предвестие победы: мы тут детально разберемся, они там нас непредвзято заслушают — и глядишь, поймут, что произошло досадное недоразумение. Ведь продолжает, например, Катя Юрьева твердить, что кололи ей стандартный набор: витамин В, фолиевую кислоту и железо. И что обойтись без этих инъекций было никак нельзя: железо, например, приходилось принимать дополнительно потому, что организм плохо усваивает его из пищи. И что один и тот же препарат ей вводил один и тот же врач — уже который год. И верит она врачу этому буквально как себе. Во всяком случае верила.

На самом-то деле IBU легко бы разрешила (и в случае повторного обращения разрешит наверняка) расследовать эту ситуацию и не один месяц. Это, извините, как в тюрьме: обвиняемые сидят в СИЗО, а дело их направлено на доследование — в какую-то там прокуратуру. И продолжают они сидеть — никто их под залог не выпускает и уж тем более не собирается оправдывать. Как были они «временно отстранены» от соревнований, так и остаются. И при любом раскладе срок дисквалификации будет отсчитываться со дня взятия пробы «А», то бишь от 5 декабря 2008-го. А поскольку минимальный срок дисквалификации при подтверждении пробы «В» (что было, увы, зафиксировано) — 2 года, то мимо Олимпиады в Ванкувере на следующий год все трое проезжают без вариантов. И внутреннее расследование — оно хоть до сочинских Игр может тянуться, никто возражать не будет.

Юрьева рассказывает, что, когда она предприняла «личное расследование», врачи сборной в один голос твердили ей, что «этого не может быть». И добавляет, что врачи после обнародования результатов проб пребывали в состоянии чуть ли не болї ьшего шока, чем сами спортсмены.

«У нас есть проблемы»

Но вот Александр Тихонов, первый вицепрезидент СБР, лишь в начале нынешнего сезона по собственному почину уступивший президентскую должность Михаилу Прохорову, сразу после случившегося заявил, что уже не раз поднимал допинговую тему, в том числе и на коллегии Росспорта. Открытым текстом на закрытых заседаниях говорил о том, что «у нас есть проблемы». Но его то ли не слушали, то ли не хотели услышать.

Росспорт нынче — вообще лакомый объект для ссылок на «сигналы» задним числом. Ведомство, возглавляемое Вячеславом Фетисовым, было расформировано вскоре после пекинской Олимпиады, на которой наши успехи оставили желать, мягко говоря, много лучшего. Откладывание обсуждения итогов Пекина, в том числе и на Госсовете, заняло ровно тот срок, за который Росспорта и не стало. Теперь у нас есть такой гибрид, как Министерство спорта, туризма и молодежной политики во главе с Виталием Мутко, но там, понятно, делают вид, что зло посеяно не ими и не сегодня. (Виталий Леонтьевич, он ведь, как большой футбольный начальник, в допинге разбираться-то и не обязан. Вот был у него в пору президентства в «Зените» чешский тренер Петржела, так он все больше в казино захаживал — и всем такой метод восстановления вместо анаболиков очень рекомендовал. Недавно только, уже на родине, вылечился в клинике от игромании.)

Найти крайнего

Но кому-то отвечать все-таки придется. Ибо 24 февраля на заседании президиума Совета при президенте по развитию физкультуры и спорта премьер-министр страны высказал острую озабоченность допинг-скандалом в нашем спорте высших достижений: «Прошу руководство Минспорттуризма с привлечением спортивной общественности продолжить самый тщательный анализ сложившейся ситуации и сделать соответствующие практические выводы... Хочу обратить внимание и Национального олимпийского комитета, соответствующих министерств и ведомств, правительства РФ, что при всем при этом мы не имеем права и не будем перекладывать ответственность только на спортсменов».

Упомянутые начальники при этих словах переглянулись и пошли искать меж собой самого виноватого. Так что «самый тщательный анализ» может затянуться к обоюдному удовольствию. Только вот в имидже мы уже проиграли так, что едва ли это можно будет в обозримом будущем поправить. Этой зимой напрочь заваливаются едва ли не все медалеемкие виды: лыжники на чемпионате мира лидируют разве что по числу занятых четвертых мест, конькобежцы прокатываются далековато от пьедестала, горнолыжники — далеко даже от самых дальних подступов к нему. В биатлоне вот, чуть не единственном, были успехи, да и то, как выясняется, не вполне честным образом добытые. (Хотя Ольга Зайцева на чемпионате мира, где нас лишили троих выступающих, выиграла одно индивидуальное «золото», привела в эстафете к победе команду и еще завоевала две «бронзы», но то — соло, а не система.)

До Игр в Ванкувере остается меньше года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.