Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Сеть помощи

09.03.2009 | №09 от 09.03.09

Антон Носик — об интернете как инструменте для благотворительности

32 029 051 рубль перечислил в 2008 году на лечение тяжелобольных детей благотворительный интернет-фонд «Помоги.Орг». В январе 2009-го на лечение детей и материальную помощь нуждающимся семьям переведено 2 716 932 рубля. Откуда берутся деньги и как они расходуются — The New Times рассказал основатель фонда Антон Носик

Началось это так. Однажды услышал историю матери-одиночки, попавшей в больницу с 3-летней дочкой, у которой диагностировали диабет. Ей нужно было 800 рублей на тесты. Мать-одиночка — значит, работы у нее нет, лежит она в больнице и ищет 800 рублей на бумажки, которые позволяют выявить в моче у ребенка уровень сахара. Ну хорошо, найдем 800 рублей — и что? Завтра этой маме надо будет на что-то купить лекарства, столько-то заплатить за консультации специалистов. Она попала в дорогую историю, а денег у нее в кармане столько, что она ищет $20 по миру... Понятно, что собрать надо не $20, а $5000, что, собственно, и делается посредством блогов в Живом журнале.

Интернет как инструмент

Интернет — это инструмент для получения информации, для общения, для коммерции и для благотворительности тоже. Это моя среда, в которой я живу. Естественно, когда интернет может послужить благому делу и кто-то просит этому поспособствовать, то — какие варианты?

После истории про диабет стало понятно: неправильно, что этот крик о помощи дошел до меня случайно. Ведь существует огромное количество таких же историй, которые до меня и других просто не доходят. Можно же этот процесс поставить как-то на поток. Поизучал немножечко матчасть, выяснил, как регистрируется фонд. Нашел человека, который занимался раньше благотворительным фондом. Собрал пакет документов. Так появился фонд «Помоги.Орг» (www.pomogi. org). Студия Лебедева и добровольцы из бывших сотрудников студии «прикрутили» сайт, сделали дизайн. Потом зарегистрировали счета во всех платежных системах. Зарегистрировался такой же фонд в Техасе — чтобы собирать деньги и в США. Американцы и израильтяне активно участвуют во всей этой истории.

В сухом остатке

По российскому законодательству благотворительному фонду разрешается «украсть» 20% денег, которые собраны на цели, обозначенные в задачах такой организации. Скажем, из €10 тыс., которые собраны на операцию мальчику на сердце, фонд может до мальчика донести 8, а на 2 — заплатить зарплату, купить фонду… плазменный телевизор. На баланс фонда можно ставить любое имущество — движимое и недвижимое...

Но это надводная часть айсберга. Подводная еще интереснее. Есть, например, такой знаменитый способ благотворительности, который называется «Отправь SMS — помоги кому-то». Допустим, вы отправляете доллар. 50% из вашего доллара забирает себе оператор связи. 10% — оператор короткого номера, на который вы звоните. И от оставшихся 40 центов еще 20%, то есть 8 центов, забирает себе фонд на оплату своих сотрудников, помещений и любых затрат. Таким образом, вы дали доллар — из него дошло 32 цента. Так работает SMS-благотворительность. А она из всех видов сбора денег самая массовая у нас в стране.

Так вот, принцип существования фонда «Помоги.Орг» очень простой. Вы даете доллар. До получателя доходит доллар. Деньги привлекаются только целево, на конкретного ребенка. По мере того как эти доллары поступают, отчеты вживую печатаются на сайте. В фонде работают четыре сотрудника, зарплату которых, а также все накладные расходы я оплачиваю сам, из собственных средств.

Мошенники и лохи

Понятно, что наличные деньги давать не очень хорошо. Потому что болеют дети, а наличные даешь родителям — а родители бывают разные. Знаю реальную историю, как женщине дали €10 тыс. на лечение тяжелобольного ребенка, а она купила на эти деньги машину: «Ну, ребенок-то все равно умрет, а машину когда я еще куплю». Как этого избежать? Если нам говорят, что мальчику нужна операция, мы говорим с тем врачом, который сказал, что она ему нужна. С тем, который собирается эту операцию делать. Нам хочется узнать стоимость этой операции. Нам хочется получить расчетный счет клиники и перечислить туда безналом этот платеж. А не так, чтобы пришла мама и сказала: «Я думаю, что моему ребенку нужна пересадка сердца. Я думаю, что эту пересадку сердца надо делать в Бельгии. Так что дайте мне, пожалуйста, €80 тысяч».

Есть люди, которые делают сайт фальшивого ребенка, публикуют там фальшивые медицинские документы и фальшивые счета, выставленные клиникой, дают свой личный расчетный счет и ждут, что наивный жертвователь даст денег.

Нужен аудит потребности. Потому что есть мошенники, а есть лохи. Это люди, которые всерьез обращаются в благотворительные организации с просьбой оплатить, например, биодобавки или сеанс какого-нибудь Грабового. Это люди, которых обманывают относительно медицинских возможностей того или иного сервиса или целителя. У него рак желудка, допустим, в 4-й стадии, но его убедили, что сушеные тайские черви должны помочь делу — извольте дать на тайских червей.

Мы работаем с медициной. Общаемся с врачами. Знаем специалистов. Кого не знаем — находим, исходя из рекомендаций. В Москве есть несколько десятков благотворительных фондов, которые не отмывают деньги, а занимаются реальной деятельностью.

Личное дело

Объем благотворительности у нас в стране — примерно 0,7% ВВП. Против 2,2% — в Америке. То есть с каждого рубля, заработанного россиянином, на благотворительность идет 0,7 копейки. С каждого доллара, заработанного американцем, на благотворительность идет 2,2 цента. Но это не потому, что русский жадный, а потому, что институты благотворительные страшно далеки от народа.

Вот вы приезжаете в Бостон, допустим. Или в Израиль. Или по Парижу идете. Знаете, сколько раз за один день вам предложат поучаствовать деньгами в чем-нибудь благородном? Наши благотворительные организации не ведут работы с населением. Когда они ведут работу с населением, то это — SMSлохотрон. Остается интернет. Там 33 млн человек сидят в одной РФ. А русскоговорящих в мировом интернете 66 млн. Это люди, у которых есть возможность то или иное количество денег пожертвовать.

Какой процент населения занимается пожертвованиями — абсолютно неважно. Для благотворительности имеют значение конкретные люди, принимающие участие в конкретных акциях. Богатые, бедные, у которых есть деньги, свободное время, какие-то возможности. Это не зависит от благосостояния. Есть люди, которым помогли, — они теперь сами помогают. Наш фонд имеет дело с конкретными людьми, которые в какой-то момент решили в этом поучаствовать: большими деньгами; маленькими деньгами; приехать в больницу, апельсины привезти; отвезти кого-то из родителей с детьми от вокзала в клинику; сдать теплые вещи… Каждый человек, который решил подставить плечо, значим.

Тут нельзя исходить из потребностей — они не поддаются учету. Есть приюты, дома ребенка. Есть детские больницы. Есть детские сады. Есть интернаты. У государства в бюджете при нефти $147 за баррель не было денег на памперсы — вообще ни на какие памперсы, ни для кого. Это безо всякой кардиологии, без восстановительной хирургии по детским травмам, без детей, живущих ниже уровня бедности. Это одна простая нужда — памперсы. Поэтому не надо говорить: давайте опишем все потребности. Надо говорить: что я лично могу сделать в пределах своих ресурсов, в пределах своих возможностей.

Дети без гражданства

У нашего фонда есть одна особенность. Я очень плотно контролировал написание устава. Следил, чтобы слово «граждане» (как в типовом уставе) исправили на слово «жители». Что такое «граждане» применительно к ребенку до года? Какая мне разница, когда в Российской детской клинической больнице лежит ребенок из Абхазии, или Приднестровья, или Казахстана, гражданин он Российской Федерации или нет. А если в уставе написано «граждане», изволь разобраться и в помощи этому ребенку откажи. Поэтому другие фонды, когда к ним попадают дети, которым они по своему уставу не могут помочь, обращаются к нам. А если ты нарушаешь устав, на тебя могут донос написать. Есть ведь и те, кто помогает «белым», «арийским» детям, православным, русским. Они не помогут «чурке» какому-нибудь…

Налог на пожертвование

А вообще вопрос о том, кто участвует в благотворительности, не имеет права звучать. Каждый человек — это уникальная человеческая история. Есть люди, которые много помогают натурой. Например, фармкомпания может дать препараты. Производитель медтехники может дать какой-то прибор. Например, у производителя есть молочные продукты со сроком годности меньше двух месяцев, их уже не берут в торговые сети. Можно объехать молокозаводы Подмосковья, собрать то, что они уже не могут сдать на реализацию, и развезти эти молокопродукты по детским домам, где это съестся гораздо быстрее, чем за два месяца.

В таких случаях налоговая обычно не прикапывается. Потому что нет денежных потоков. А вот физическое лицо беспокоят за милую душу. Ребенок болен, допустим, лейкозом. Ему нужен препарат — €2 тыс. ампула. Этот препарат ему жертвуют. Ребенок живет на год дольше, допустим, потом умирает. Приходит налоговая к родителям и говорит: заплатите 13% стоимости потребленных вашим покойным ребенком препаратов в виде налога на доходы физических лиц. Помощь, которая вам была оказана, — это ваш доход. Такое случается. К счастью, в одном случае из ста или из тысячи. Что поделаешь, есть такая тупость.

Сейчас кризис ударил. Много людей потеряло много денег, которые они прежде имели обыкновение тратить на благотворительность. Теперь у них этих денег нет. Соответственно, они их туда не направляют... И ответа на вопрос, что делать в этой ситуации, нет, кроме одного: неплохо помнить, что есть дети, которые нуждаются в нашей помощи вне зависимости от того, кризис вокруг или нет.

Антон Носик — журналист, главный редактор BFM.ru и известный деятель Рунета. Запускал медийные проекты Lenta.ru, Gazeta.ru, Vesti.ru, участвовал в создании сайта www.deti.msk.ru. У его блога в ЖЖ 14,5 тыс. подписчиков.

В ответ на запрос «помощь детям» поисковая система Яндекс выдает 92 млн результатов. The New Times помогает в них не потеряться

Подготовила Екатерина Савина

detskiedomiki.ru — крупнейшая база данных по детским сиротским учреждениям. Там можно самостоятельно найти тех, кому хотите помочь. Согласно баннеру на сайте, «в России для 260 тыс. детей государственное детское учреждение является единственным домом».

otkazniki.ru — сайт фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Оказывают юридическую и психологическую помощь детям в детдомах и тем, кто уже в приемных семьях, но все еще нуждается в помощи. Поддерживают приемных родителей.

donors.ru — на сайте инициативной группы «Доноры — детям» предлагают оплатить лечение находящимся в Российской детской клинической больнице детям, больным раком, помочь их мамам, многие из которых живут на съемных квартирах.

podari-zhizn.ru — фонд помощи больным детям, созданный актрисами Чулпан Хаматовой и Диной Корзун. «Детский рак излечим. Это опасное, тяжелое, но излечимое заболевание», — говорится в небольшом манифесте, опубликованном на главной странице сайта. «Подари жизнь», пожалуй, самый «звездный» из подобных фондов. Ему помогают актеры, музыканты, опубликовать имена которых не хватит места. Сотрудники организации собирают средства для помощи самим пациентам и клиникам, в которых они находятся, содействуют работе волонтеров, развивают донорство. Фондом «Подари жизнь» используются самые разные методы — концерты, фотовыставки. Недавно фонд поддержала модель Наоми Кэмпбелл.

deti-life.ru. Фонд «Жизнь» помогает детям с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями. В основном тем, кто находится в Российской детской клинической больнице и Морозовской детской больнице. Волонтеры оказывают психологическую поддержку и решают бытовые вопросы.

murzik.ru — более двухсот «граждан великой Мурляндии», как они себя называют, помогают 5 тыс. детей в 70 детских домах. Преимущественно личными деньгами. «Мурзики» практически не работают в Московской области, зато в соседние и даже дальше возят одежду, игрушки, спортивный инвентарь


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.