Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Суд ушел в отказ

09.03.2009 | Барабанов Илья | №09 от 09.03.09

Первые дни процесса над Ходорковским и Лебедевым

Спецсуд. Процесс над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, ставший с первого дня событием мирового масштаба, начался с отказов. Судья Виктор Данилкин методично отклонял все ходатайства защиты, дав наблюдателям с самого начала повод усомниться в том, что происходящее в Хамовническом суде Москвы имеет хоть какое-то отношение к правосудию. За первыми днями самого громкого процесса 2009 года наблюдал The New Times

Здание Хамовнического суда лучше всего рассматривать с площади Европы у Киевского вокзала, и в этом есть свой символизм: решение Европейского суда в Страсбурге о принятии к рассмотрению жалобы ЮКОСа на российские власти, о чем стало известно аккурат накануне процесса, обеспечило максимальный интерес журналистов со всего мира к новому процессу над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым (подробнее в № 7 The New Times от 23 февраля). Путь «из Европы в Россию» очень короток — по пешеходному мосту через Москва-реку. Площадь Европы, забитая приезжими, остается позади, а по эту сторону Москва-реки теперь и все ближайшие месяцы прохожих будут встречать два милицейских спецгрузовика.

На осадном положении

Милиция и ОМОН начали окапываться в районе суда заранее, и с каждым днем оборонительные укрепления только растут. Люди в камуфляже, с дубинками, в больших шлемах кучкуются с обеих сторон 7-го Ростовского переулка, где находится здание Хамовнического суда, а также на соседней Плющихе. Переулок перегорожен, и случайному прохожему попасть в расположенные напротив суда посольство Турции или детский сад очень сложно. В первый день предварительных слушаний корреспондент The New Times стал свидетелем батальной сцены: пенсионерка пыталась провести внука в детсад, а милиция ей не разрешала.

Три этажа здания Хамовнического суда не вмещают всех желающих. В первые дни процесса около 120 репортеров штурмовали двери суда. Специально под процесс в здании даже оборудовали отдельный зал, установив в нем три огромных экрана, по которым можно будет смотреть трансляцию из помещения, где идет процесс. Кому не достается места в зале, занимают лестницы, подоконники, маленькую столовую: обед здесь стоит 100–110 рублей. Один из конвоиров эксглавы ЮКОСа сурово говорит буфетчице: «Мне макарон. Двойную порцию. Без мяса». По данным адвокатов, дело Ходорковского и Лебедева поступило в суд с сопроводительным письмом из Генпрокуратуры, в котором предписывалось вести процесс председателю Хамовнического суда Виктору Данилкину. Защита заявила отвод судье — безрезультатно. Отклонил Данилкин и ходатайство об отводе гособвинителей Дмитрия Шохина и Валерия Лахтина, получивших известность тем, что представляли государство и на первом процессе над руководителями ЮКОСа. Отклонено было и ходатайство обвинения о сохранении для подсудимых меры пресечения в виде заключения под стражу. 17 марта срок ареста Ходорковского и Лебедева по второму делу истекает.

По словам адвоката Константина Ривкина, если в продлении меры пресечения обвинению откажут, то на свободу Ходорковский и Лебедев все равно не выйдут, поскольку отбывают наказание по первому делу. Но изменятся условия содержания: в отношении заключенных в колонии общего режима действуют более мягкие правила, чем для заключенных в СИЗО. Это касается свиданий с родственниками, прогулок, получения посылок. 6 марта защита заявила также ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Выслушав адвокатов, судья Данилкин перенес рассмотрение этого вопроса на среду, 11 марта, когда процесс над Ходорковским и Лебедевым возобновится.

ЮКОС едет в Москву

«Суд начался с беззакония. Надеялись, что поприличнее будет», — подвела итог первой недели процесса в интервью The New Times мать экс-главы ЮКОСа Марина Ходорковская. Сторонние наблюдатели от оценок пока воздерживаются. Начало слушаний в Хамовническом суде совпало с очередным рассмотрением вопроса об условнодосрочном освобождении Светланы Бахминой. Зубо-Полянский суд Мордовии не решился освободить Бахмину, но и отказывать в УДО не стал, решив перенести рассмотрение этого вопроса в Москву. Таким образом, фигуранты «дела ЮКОСа» один за другим возвращаются в столицу, а освобождать Бахмину или нет, решит теперь Преображенский районный суд Москвы. На этой неделе, 11 марта, возобновятся слушания и по делу Василия Алексаняна.

5 марта газета «Ведомости», ссылаясь на источники в администрации президента, сообщила, что на Светлану Бахмину давят, требуя в обмен на освобождение выступить свидетелем обвинения в суде над Ходорковским. Адвокаты экс-главы ЮКОСа эту информацию не комментируют, но один из участников процесса сообщил журналистам: в списке свидетелей Бахминой нет, зато свидетелем на суде должен выступить Василий Алексанян. Получить подтверждение этой информации не удалось.

Пока все отмечают, как изменился за годы заключения Михаил Ходорковский. «Его давно никто не видел. Больше двух лет, — говорит Марина Ходорковская. — Он поседел очень здорово». По словам матери экс-главы ЮКОСа, с переездом в Москву улучшились условия содержания подсудимых. Все-таки столичное СИЗО сильно отличается от читинского. «Есть нормальный телевизор и холодильник», — говорит Марина Филипповна. Впрочем, на условия содержания Ходорковский никогда не жаловался. «Он всегда понимал, что бытовые условия обычные, как у всех, — сказал в интервью The New Times читинский адвокат Ходорковского Семен Розенберг. — У него никогда не было претензий».

Претензии есть у близких. Заключенным в СИЗО два раза в месяц положены встречи с родными на 2–3 часа. По словам матери Михаила Ходорковского, в Чите побыть 2–3 часа с сыном ей давали, а в Москве посещение строго ограничили часом. Зато позволили передать пальто. (Что еще можно передать заключенному в СИЗО — см. справку на полях.) «Они, видимо, в такой спешке собирались, что он там куртку забыл», — говорит Марина Филипповна. Спешка, видимо, действительно была. 20 февраля Ходорковского и Лебедева начали готовить к этапу, 21 февраля Читу с визитом посетил президент Дмитрий Медведев, а 23 февраля подсудимых доставили в Москву. Доставили под присмотром двух полковников, и как говорят, это был самолет сопровождения президента.

Независимый суд?

Перед своим визитом в Мадрид Дмитрий Медведев в интервью корреспонденту испанской El Pais прокомментировал новое дело Ходорковского. По мнению президента, оправдательный вердикт присяжных в отношении обвиняемых по делу об убийстве Анны Политковской продемонстрировал независимость российских судов. Продемонстрирует ли суд свою независимость в деле Ходорковского, нам предстоит наблюдать в течение ближайших месяцев.

Продуктовая передача разрешена один раз в месяц весом до 40 кг.

Сахар (кусковой в п/э пакете) — 2 кг, сало (соленое или копченое) — 3 кг, колбаса сырокопченая — 3 кг, сыр (твердых сортов и колбасный) — 3 кг, рыба (х/к) — 2 кг, овощи (лук, морковь, редька, чеснок, редис, свекла, репа) — по 2 кг, фрукты (яблоки, апельсины, грейпфруты, лимоны, мандарины) — по 2 кг, сгущенное молоко (перелить в пластиковую тару) — 1,2 кг, печенье, пряники, сухари, сушки — по 3 кг, конфеты, мармелад, шоколад, козинаки, халва — 2 кг, сухофрукты (без косточек), орехи — 2 кг, чай — 2 кг, кофе, какао (в п/э пакетах) — по 0,5 кг, мед — 1 кг, хлеб, булочки — 3 кг, масло сливочное — 0,5 кг, масло растительное — 0,5 л, табачные изделия (упаковать в п/э пакет) — без ограничений.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.